КАРЬЕРА

Оксана Сорокина: «В условиях карантина мы ищем варианты доставки грузов и находим их»

Спецпроект Community Manshuq
Когда мы готовили этот материал с генеральным директором транспортной компании SevenR Оксаной Сорокиной, мы очень много говорили о стереотипах в отношении женщин и способах борьбы с ними, о бизнесе «мужском», «женском» и есть ли между ними разница. А после объявления пандемии коронавируса, карантина в Алматы и Нур-Султане разговор с героиней Community Manshuq обрёл новую тему – о профессионализме, на который особенно обращаешь внимание в кризисных условиях.
22 марта – первый день, когда я смогла поспать. На протяжении недели я спала по три часа, потому что делала громадную работу. В прошлое воскресенье правительство РК объявило о чрезвычайном положении в республике, 17 марта был объявлен карантин в двух крупнейших городах страны, и в логистической отрасли все впали в панику. Многие компании просто «забили» на клиентов и объявили, что уходят на карантин. На нас отовсюду посыпались вопросы: работает ли аэропорт с грузовыми авиаперевозками? что происходит на границе с Китаем? как лучше поступить? что делать? И в этот период наша компания SevenR настроилась в первую очередь на поддержку и информирование клиентов, причём не только своих.

Моя компания SeverR, которую полтора года назад я открыла вместе с партнёром, – это единственная частная транспортная компания в Казахстане с парком контейнеров более 200 единиц и единственная компания в РК, у которой есть контракты со всеми морскими линиями и портами перевалки. У компании, у меня, у партнёра есть очень чёткие представления о принципах работы, о логистической сфере и возможностях её развития, о бизнесе и успешном его ведении. Но обо всём по порядку.

О карантине, реакциях рынка и владении информацией

Как только возникла вся эта ситуация, я начала писать коллегам и партнёрам SevenR обо всём, что происходит, в WhatsApp, потому что информация менялась каждый час. Но это была «местечковая» рассылка, поэтому я решила делать полноценную рассылку по электронной почте. В самом начале в рассылке было 50 человек из разных компаний, а сегодня информацию по почте от нас получают почти 150 компаний – помимо клиентов, мы добавили друзей, всех, кто запрашивал у нас какую-либо информацию и с кем мы когда-либо связывались. Первые три дня в карантине мы делали рассылку каждые два часа, сейчас рассылаем раз в день – по мере обновления информации.

 

В первые дни карантина создавалось впечатление, что в нашем офисе расположен штаб по решению проблем всей логистической отрасли в стране. И это несмотря на то, что SevenR – небольшая компания, по сути, no brand, no name.

Оксана Сорокина: «В условиях карантина мы ищем варианты доставки грузов и находим их»
Оксана Сорокина: «В условиях карантина мы ищем варианты доставки грузов и находим их»
Что мы делали? В воскресенье я начала запрашивать информацию у всех, у кого было возможно. В полночь у меня было всё необходимое для того, чтобы в понедельник сделать первый overview. Потому что люди не знали – что происходит, и спросить было не у кого. Рождались слухи, кто-то неправильно трактовал появившиеся новости, а мы в это время обладали полной информацией. Для того чтобы найти необходимую информацию, мы трясли всех – ДЧС, акимат, таможню, границу. Я написала обращение даже господину Токаеву.


Да, мы получили в ответ много благодарности, у нас появились новые клиенты – в те дни мы могли за час продать 14 контейнеров, или, к примеру, те, кто раньше говорил «У вас на два доллара дороже, мы повезём с другими», теперь отдали заказы нам. Но в целом – мне стыдно за отрасль. В кризисный момент стал отчётливо виден уровень профессионализма.

Для того чтобы найти необходимую информацию, мы трясли всех – ДЧС, акимат, таможню, границу. Я написала обращение даже господину Токаеву

О решении открыть собственную компанию и об отрасли в целом

Я уже почти 20 лет в логистической отрасли. Есть огромный опыт работы в крупных международных компаниях: в последней компании, в которой я работала до того, как открыла собственную, с позиции sales я доросла до руководителя операционного офиса.


Почему решила уйти? Потому что не хочу использовать готовые решения (особенно если они заточены не на Казахстан, а на европейскую страну, компания которой открыла здесь своё представительство). Готовые решения работают в сотрудничестве двух гигантов – допустим, гигант в транспорте и гигант в электронике. А как быть обычным среднестатистическим компаниям в Алматы, Павлодаре, Таразе, Караганде? А что, если у них всего 3–6 поставок в месяц? Или же как быть компаниям с крупными объёмами, но повышенными требованиями по скорости, потому что поставки идут для KEGOC, КТЖ, ТШО, на месторождения, где 100 долларов экономии на транспорте выливаются в убытки в сотню тысяч долларов? Поточные решения здесь не работают. Именно поэтому мы каждый день задаём себе вопросы: что ещё мы можем предложить нашим импортёрам и экспортёрам? какие боли клиента закрыть? какие есть потребности на сегодня?

Многие думают, что логистика – это просто грузоперевозки. Это не так – это не просто взять ставку у владельца машины или китайской железной дороги, добавить сверху 100 долларов и поехали. Логистика – это соединение в цепочку всех процессов: с момента как груз выходит с конвейера в Бразилии до того, как он попадает на месторождение в Актогае. Мы связываем воедино завод, морскую линию, порт, автоперевозчика, таможенного брокера, импортёра, склад и конечного получателя. И наша цель – чтобы импортёры как можно меньше вовлекались в процесс доставки и концентрировались на своей основной деятельности.


Мы с партнёром хотим поменять отрасль – казахстанский рынок начинает меняться к тому, чтобы вместо конкуренции появилась возможность для коллаборации. Ещё один способ поменять сферу, в которой работаешь, – начать перемены с себя. Когда я открывала компанию, решила, что теперь не будет клиентов – у меня есть партнёры.

Мы хотим поменять отрасль
До того как весь мир столкнулся с пандемией коронавируса, в логистике работал бизнес с предложением «цена + качество + срок». Эта неделя показала, что ситуация поменялась, теперь рабочая бизнес-схема – это «решение + срок + качество + цена». Именно в таком порядке. Те, кто прежде давал лучшие цены, сегодня отвечают своим клиентам «Ждите, когда вывезем, тогда вывезем». Соответственно, те, кто выбрал грошовые цены, получил в итоге грошовый сервис. Или вот пример: сегодня многие столкнулись с тем, что машины разворачивают на границе Россия – Казахстан. Вышли требования к водителям: водитель не должен быть за последние 30 дней в странах категории 1А и 1Б, должен пересекать границу по загранпаспорту. Мы предупредили всех наших перевозчиков, они подсуетились, меняют машины на границе. Цена возросла, но в результате все машины у нас прошли. У других – стоят. А учитывая постоянно скачущий курс, эти простои ударят по клиентам.


Сегодня логистический рынок не стабилен, как и ситуация в мире в целом. И выживут те компании, которые смогут быстро приспособиться к постоянным изменениям, смогут развернуться. Главное – не развернуться спиной к клиенту.

О любви к своему делу и стереотипах

Логистику я выбрала и случайно, и неслучайно. Высшего образования у меня нет, сразу после школы пошла работать. Мне предложили позицию ассистента начальника отдела авиаперевозок, а через четыре месяца моя начальница уволилась. И на эту позицию назначили меня. Мне всегда легко давались математика и аналитика, я люблю что-то придумать и организовать – особенно людей. Так, новая для меня сфера, мои способности и предпочтения удачно совпали.

Логистика даёт мне возможность созидать – мы снова и снова создаём новые маршруты, принимаем новый вызов. Вот сегодня – карантин, пандемия коронавирусной инфекции, страны закрывают границы, а мы ищем варианты доставки для наших партнёров и находим! Это драйв, это постоянно необычные ситуации. В этой сфере мой мозг работает неустанно. Сидишь, проверяешь чертёж негабаритного котла, прикидываешь – как его повезти, чтобы по дороге не возникли препятствия или препятствия были преодолимы.


Благодаря моему делу в моём мире нет границ в принципе. Я общаюсь с людьми по всему миру. Я за час связалась с людьми в Италии, Германии, Израиле, Турции, Белоруссии, Великобритании, России. А чуть позже буду писать в Бразилию, Австралию и Чили.

Очень часто сталкиваюсь со стереотипом, что выбрала «неженскую» отрасль (так же, как и «неженский» спорт – я занимаюсь в зале со штангой, и «неженское» хобби – стреляю из лука и ружья). Но, на мой взгляд, нет ни женского бизнеса, ни мужского. Есть профессиональный бизнес – когда либо делаешь хорошо, либо не делаешь вообще. Работая в сфере, где каждый день – контейнеры, котлы, насосы и БМЗ, я не стала менее женственной. Я ношу платья, туфли на каблуке – у меня их 32 пары! И при этом в офисе у меня есть каска и специальные ботинки. Помимо профессиональных интересов, штанги, лука и ружья, мне интересны рисование, театр, концерты симфонического оркестра, жемчуг. А вот что даёт мне профессиональная сфера, так это реализовать мои сильные стороны.


Я против ведения бизнеса «по-женски»: окружить себя мужчинами, которые будут думать, а ты в это время будешь вдохновлять их как муза («Иван Васильевич, что вы думаете? А вы, Петр Евгеньевич, что предлагаете?»). А мне тогда мозги на что? Никого не хочу обидеть, но по мне – это не про женщину. Это про маленькую девочку, которая боится ответственности, в том числе – ответственности за собственную жизнь.

В какой-то момент я пришла к позиции «я ответственна за свою жизнь». Для этого надо оказаться в тупике. Понять, что все сложные ситуации в жизни – это не результат неправильных решений посторонних людей, это всё личный выбор. У меня всегда есть выбор – согласиться и послушать другого или отказать. И если я раньше слушала других, значит, этот выбор делала я. И ответственна я.

Благодарим отель Ritz Carlton Almaty за помощь в организации фотосъёмки


Фотографии Гульнур Байбазаровой
M

Читать также: