Карли Ван Орман: «Феминизм – это про возможность выбора»
КАРЬЕРА
Карли Ван Орман: «Феминизм – это про возможность выбора»
КАРЬЕРА
Ещё до знакомства с Карли Ван Орман – заместителем советника по вопросам прессы, культуры и образования в генеральном консульстве США в Алматы, мы очень заинтересовались – как можно в одну карьеру объединить дипломатию, юриспруденцию, чечётку и музыкальный театр? А ещё наряду с любимой работой воспитывать троих детей, много путешествовать и в целом – наслаждаться жизнью. Автор Manshuq Жанара Рахметова обсудила с Карли самые разные вопросы – от Бродвея до феминизма.

Вы также можете прочесть эту статью на английском языке.
— У вас довольно разнообразный карьерный путь. Расскажите подробнее.
— Я думаю, всё началось с того, что у меня маленькие руки. Мама хотела, чтобы я играла на фортепиано, но у меня не получалось дотянуться от одной клавиши до другой. Поэтому я стала брать уроки вокала. Так, с самого детства моя жизнь была связана с театром. Я обожаю музыкальный театр и Бродвей! Я пою, танцую, отбиваю чечётку. Мне довелось сыграть во многих театральных постановках, а также в фильмах и ТВ-шоу.

Я родом из небольшого города. В старших классах старалась совмещать учёбу и творчество. Однако окружающие это не поддерживали, объясняя тем, что зарабатывать на жизнь артисту довольно сложно. Поэтому в колледже я изучала международные отношения, а после окончила юридическую школу.

Мне очень повезло в жизни оказаться в нужное время в нужном месте. К примеру, если бы я поступила в юридическую школу на два года позже, к тому времени уже наступил бы финансовый кризис и было бы намного сложнее найти работу. Так же я попала в дипломатическую службу США, когда требовались дипломаты.
— Кто оказал наибольшее влияние на ваш карьерный выбор?
— У меня были разные примеры в жизни – как положительные, так и отрицательные. У моей бабушки, как и у многих женщин её возраста, не было возможности учиться в вузе, строить карьеру. Она вырастила четверых детей и большую часть своей жизни была домохозяйкой. В молодости она поступила в колледж, но после того, как умер отец, ей пришлось оставить учёбу. А когда ей исполнилось уже больше пятидесяти лет, она сказала моему дедушке, что пришло время и что она хочет вернуться к учёбе. Бабушка вновь поступила в колледж и получила диплом в области женских исследований (women's studies. – Прим. редакции). Я помню, как подростком была на церемонии вручения дипломов и радовалась за неё. Это был очень вдохновляющий момент – видеть как бабушка сделала то, что было важно для неё, хоть и в этом не было особой необходимости.

В пору, когда я работала адвокатом, у меня была коллега, которая стала адвокатом в то время, когда немногие женщины практиковали право. Она добилась больших успехов, стала президентом ассоциации адвокатов. Но за то время, пока я с ней работала, она отказалась от двух семейных отпусков. При этом не было какой-то срочной работы, просто она считала себя слишком занятой, чтобы идти в отпуск. А потом у её супруга случился инсульт. И она поняла, что вообще не хочет работать, а хочет быть рядом с супругом, ухаживать за ним. Я тогда, видя это, переосмыслила собственные приоритеты.
— Что вы посоветуете молодым женщинам, которые считают, что у них скучная работа и мечтают поменять карьеру? С чего начать?
— В любой работе есть не самые интересные моменты. Но всегда есть место для хобби. Думаю, это идеально, если получается совмещать, поскольку это позволяет сохранять финансовую защищённость и развиваться творчески. Я в Алматы познакомилась с человеком, который организовывает фестиваль низкобюджетного кино. При этом у него есть постоянная работа в страховой компании.
— Вам удалось и построить разнообразную карьеру, и создать семью, у вас трое детей. Как вы всё это совмещали?
— Не знаю, можно ли мою личную жизнь назвать историей успеха. Мой супруг, отец детей, сейчас живёт в США, поэтому тремя детьми я занимаюсь одна. Возможно, не каждой подойдёт такая модель семьи, но в моём случае она работает. Я всегда знала, кто я и на что готова пойти в отношениях. Для меня всегда была важна карьера. Даже если бы завтра я выиграла миллионы долларов в лотерею, мне бы никогда и в голову не пришло перестать работать. Всё потому, что мне повезло заниматься тем, что мне нравится.
Это невозможно представить себе – на что ты способна, пока это не произойдет
У меня не самая традиционная семья. Мой супруг взял мою фамилию, и он не смотрит на мои успехи в карьере как на угрозу. Я считаю, что это очень привлекательно и мужественно. Здесь в Казахстане я слышу от женщин, которые планируют выйти замуж, что их волнует возможная потеря индивидуальности, они боятся, что супруг будет ждать от них, что теперь семья всегда будет на первом месте. На мой взгляд, такие вопросы в паре каждый должен решать сам для себя. Но важно всё обсуждать. К примеру, с одной из коллег мы всегда покупаем готовую еду с собой, чтобы вечером у наших семей было что поесть. И она в своё время договорилась об этом со своим мужем. Ей не нравится готовить, но она работает и взяла на себя обязанность покупать готовую еду. На мой взгляд, это главное – говорить о себе, своих желаниях, предпочтениях и обо всем договариваться.

Это невозможно представить себе – на что ты способна, пока это не произойдет. К примеру, есть столько людей, которые не планировали иметь детей, но это с ними произошло, и они справились. В жизни столько возможностей, нужно просто слушать своё сердце и делать то, что будет правильным для тебя.
— Вы очень часто путешествуете по работе. Насколько сложен такой образ жизни, особенно с тремя детьми?
— Мы действительно очень много ездим по самым разным странам. И самое важное, на мой взгляд, сохранять связь с домом. Когда я путешествую с детьми, я хочу, чтобы у них было ощущение стабильности. Мы перевозим вместе с собой много наших вещей и всегда пакуем чемоданы все вместе. Моим детям важно, чтобы в каждом новом месте у них было всё, что напоминает им о доме, – игрушки, что-то из мебели.

Кроме того, нам повезло жить в то время, когда есть Skype, WhatsApp и другие способы поддерживать связь и общаться. Я стараюсь устраивать звонки для моей дочери с её друзьями. Это первое – сохранять связь с домом, чтобы не было слишком сильного культурного шока или чрезмерной тоски по дому. Второе – это смотреть вперёд. Когда мы только приехали в Алматы, первую неделю мне не нужно было работать. За это время мы побывали в парке Горького, нескольких ресторанах, на игровых площадках, в музеях и просто пытались принять новый город как можно быстрее. Здесь ещё было важно загрузить все нужные приложения, как Uber и 2GIS, и разобраться, как ездить на автобусе. Я считаю, что те, кто живут так же, как я, всё время испытывают интерес ко всему новому. Поэтому я не нахожу эту часть своей жизни особенно сложной.
— Что для вас означает понятие «феминизм»?
— Феминизм – это не попытка заставить мир измениться так, чтобы ни одна женщина не могла быть домохозяйкой, ни одной женщине мужчина не мог придержать дверь и ни одна женщина не могла наливать чай своему мужу. Феминизм – про другое, про возможность иметь выбор. Это свобода выбирать – свою жизнь, карьеру, семью.

Я заметила, что здесь люди шутят о феминизме и спрашивают меня – феминистка ли я, таким тоном, который меня расстраивает. Кажется, что это понятие имеет некую негативную коннотацию в Казахстане и России. Мне не совсем понятно, почему это слово зачастую вызывает здесь такую реакцию. Во времена СССР женщины могли строить карьеру, становились докторами и юристами, например. Советские женщины имели возможность занимать роли, которые не были доступны в то время американским женщинам. Поэтому я ожидала, что в каком-то отношении страны бывшего Советского Союза более прогрессивны.
— Вы согласны с мнением, что для того, чтобы преуспеть, женщина должна работать больше, чем мужчина?
— Исторически это определённо сложилось так. Когда говоришь с мамами и бабушками про их жизнь, понимаешь, что их не воспринимали всерьёз. Например, в эпоху 80-х женщины в США стремились быть во всем похожими на мужчин, в том числе в одежде, надевая строгие жакеты. Я помню, как ребёнком в младших классах я дурачилась в школьной столовой, и мне тогда сказали, что девочке не подобает так себя вести. Даже будучи ребенком, я тогда подумала: «Почему мне нужно вести себя особым образом, тогда как мальчики, сидящие возле меня, тоже дурачатся, и им ничего подобного не говорят?» После, когда я работала в юридической фирме, мне также приходилось следить за своим поведением более пристально, нежели мужчинам. Но я считаю, что сейчас мы живём в мире, где подобное случается не часто. В наши дни неподобающее поведение и устаревшие взгляды сразу выделяются. Такие случаи не остаются без внимания, и людям приходится меняться.
Фотографии: Владислав Лян (reporters_kz)
M