Мольдер Рысалиева: «Знать то, что ты хочешь, – это уже половина успеха»

КАРЬЕРА
Недавно Мольдер Рысалиева сообщила в фейсбуке, что теперь она руководит ставшей уже родной компанией Lamoda. Мы поговорили с Мольдер о новой должности, о том, что помогает быть эффективным руководителем и как проще относиться к своим ошибкам.
О журналистике

По образованию я – журналист. Я думала – пишу стихи, но такой профессии, как поэт, в принципе не существует, поэтому надо искать что-то близкое. Так я решила стать журналистом.

В моей жизни многое решает случай. Когда я училась в выпускном классе, родственники начали давить на меня, утверждая, что выбранная мною профессия не серьёзна и не приносит денег. Я понимала, что если я не поступлю на грант и моё обучение будут оплачивать, вряд ли это будет журналистика. И после второй четверти решила, что стану каким-нибудь экономистом, совершенно не понимая, чем занимаются люди этой профессии. Но тот самый случай распорядился иначе – я случайно оказалась в КазНПУ, узнала, что в этом вузе есть прекрасная кафедра международной журналистики, и в итоге получила высший балл по двум творческим экзаменам и поступила на грант.

С самого первого курса я практиковалась везде, где только можно, – в «Экспресс К», «Вечернем Алматы» и других новостных газетах. На четвёртом курсе меня позвали выпускающим редактором в журнал «Совет директоров». Работая именно здесь, я поняла, что мне интересно не просто писать тексты, а организовывать процесс – раздавать задания журналистам, взаимодействовать с рекламным отделом, фотокорами, дизайнерами, корректорами. Я поняла – это то, чего я действительно хочу.
О перфекционизме и ошибках

Некоторое время я жила в Астане, работала в PR-агентстве. Тогда у меня ничего не получилось, и это мой единственный карьерный фейл. Я вообще не понимала – что от меня хотят, что нужно сделать. Именно после этого места работы ко мне пришло осознание – если тебе не нравится то, что ты делаешь, и ты не понимаешь, для чего всё это нужно, вряд ли из этого что-то выйдет. Я поняла, что не хочу жить в стрессе, работать в некомфортной мне атмосфере.

Я очень не люблю ошибаться. Сейчас я к своим ошибкам отношусь гораздо легче. Но тогда, в 23 года, когда ты максималист и перфекционист, сложно было смириться с тем, что увольняют через месяц, когда ты ничего не успела показать и сделать. Для меня это было очень болезненно. К слову, раньше перфекционизм мне просто мешал работать. Иной раз мне страшно было браться за работу, потому что я не была уверена в результате. Сейчас об этом просто забавно вспоминать.

В молодости очень сложно понять – кто ты, про что ты, что нравится, а что нет. Но как только ты понимаешь, чем ты хочешь заниматься, – это уже половина успеха. Потом ты просто ищешь – где ты можешь это делать самостоятельно или в компании.

По личным обстоятельствам я вернулась в Алматы, это был период моего развода. И именно тогда меня позвали на интервью в Lamoda.
О Lamoda

В Lamoda я пришла на позицию PR-менеджера, потом стала руководителем PR и маркетинга и сейчас я исполняю обязанности генерального директора. Год назад, когда мне сообщили, что теперь я буду отвечать и за маркетинг, я думала: «Смогу ли я?» Но у меня получилось. Наверное, потому что я очень хорошо знаю Lamoda, знаю нашего потребителя, знаю, как с ним разговаривать.

В Lamoda совпали все пункты, которые я определила для себя как показатели хорошего места работы – это и мода, и интернет, и PR, и команда, и корпоративная культура. Всё, чего мы достигли, – это результат командной работы. В нашей компании работают крутые профессионалы.

Мне было очень волнительно, когда я приступала к обязанностям генерального директора. У меня нет финансового образования, опыта в операциях. Но при первых же отчётах я поняла, что мне всё понятно. Возможно, потому что спустя пять лет работы в компании я очень хорошо знаю Lamoda, и поэтому не испытываю серьёзных сложностей при принятии решений. Если сомневаюсь, иду к аналитикам, которые всё просчитают, проанализируют и подготовят все данные. Расширился мой функционал, увеличилось число людей в подчинении, а в остальном – это та же работа, которую я очень люблю.

Как я училась быть управленцем? Я и была управленцем, просто у меня до этого был один небольшой отдел, а сейчас – Lamoda. Законы менеджмента не меняются после того, как ты меняешь позицию.

Эффективным руководителем мне помогает быть высокий уровень эмпатии. Задача руководителя – это не только раздавать задания. Это также и поддерживающая мотивационная функция. Второе – я не конфликтный человек. Если кто-то идёт в открытую конфронтацию, я легко улаживаю конфликт. Мне кажется, в этом помогают мои скилы в PR, опыт работы с негативом. Я очень гибкая, но у меня есть жёсткий стержень внутри. И если, к примеру, нужно принять сложное решение и я понимаю – оно не будет популярным, я это сделаю.
О личной жизни

Когда я развелась, все думали, что это было моё решение. Но так решил мой бывший супруг, и я ему за это очень благодарна. Сама бы я никогда не смогла принять решение о разводе. Я росла в семье, где развод считался просто неприемлемым. И даже несмотря на то, что чуть ли не с первых дней жизни в браке было понятно, что никто из нас не будет счастливым, о том, чтобы развестись, я не могла и подумать. Я по натуре – риск-менеджер. И я всё время продумывала все риски: к примеру, когда ребёнок пойдёт в школу, как он будет говорить, что его родители в разводе? Я пыталась всё сохранить.

После развода я понимала, что можно страдать бесконечно, а можно делать что-то с ситуацией и жить дальше. У меня есть ребёнок, его нужно воспитывать. Я делала всё для того, чтобы моя жизнь наладилась. У меня до сих пор хорошие отношения с моим бывшим мужем, и, мне кажется, это тоже моя заслуга. Я понимала, что ребёнку нужно участие отца в её жизни, что это важно.

Сейчас мой супруг – моя главная опора и поддержка. Он помогает мне воспитывать мою дочку от первого брака, считает её своей. Если мне нужно остаться на работе вечером, я знаю, что мне никто не будет трезвонить со словами «Где мой ужин?» или «Кто за ребёнком будет смотреть?» Наоборот, я уверена, что о ребёнке позаботятся и ни слова укора по поводу того, что я работаю, я не услышу.

Когда я была в декрете с дочерью, я не делала выбора – ребёнок или карьера. Это две большие части моей жизни, и я не могу выбрать что-то одно. Я и работала – тогда у меня получалось это делать дистанционно, и занималась дочкой. Я и сейчас, когда думаю о возможном декрете, понимаю, что он не будет классическим – на три года. Я даже не уверена, что уйду на год. У меня уже есть опыт – совмещать, а учитывая, что мои управленческие и организаторские скилы повысились, думаю, мне будет легче организовать свою жизнь.
Фотографии: Владислав Лян (reporters_kz)
M
Читать ещё