Казахстанский дизайнер Татьяна Тарвердян: «Особый шик – не следовать моде»
КАРЬЕРА
О том, сколько труда скрывается за лёгким, почти невесомым образом богемной дивы и почему она не боится, когда её называют ретроградом, Manshuq рассказала известный казахстанский дизайнер Татьяна Тарвердян.
Светлана Умыргалеева
2 ноября 2018
Модные университеты

Помню чердак бабушкиного дома, полный «сокровищ» – шёлковые комбинации с кружевами, невероятной формы шляпки. Мне было пять лет, когда я села за машинку и сшила свой первый костюм.

Я всегда мечтала о карьере модельера или артистки, но окончила вуз в родном Актюбинске, получив профессию преподавателя английского и немецкого языков. Потом была успешная карьера в престижных компаниях с отличной зарплатой и соцпакетом. Коллеги – модники-итальянцы – искренне недоумевали: «Что ты делаешь в этой глуши?» И я приняла внезапное решение: «Надоел офисный дресс-код! Хочу курить мундштук, носить боа из перьев!»
Тогда меня никто не поддержал, кроме мамы. Говорили, что я сошла с ума, оставив серьёзную менеджерскую позицию, чтобы уйти в никуда…
И отправилась в Алматы в школу «Сымбат». Тогда меня никто не поддержал, кроме мамы. Говорили, что я сошла с ума, оставив серьёзную менеджерскую позицию, чтобы уйти в никуда… Меня дразнили «Мария Лопес», предрекали крах. Но я была бесстрашна, как маленький ребёнок. Шла напролом, не понимая, что меня ждёт впереди. Я хотела стать профессионалом. И это было не про амбиции. Меня вдохновляли истории Ив Сен-Лорана, Кристиана Диора… Мне хотелось заниматься тем, что я люблю.

«Сымбат» не впечатлил меня. В Милане я прошла сжатый теоретический курс. А потом была «настоящая советская школа моды» Вячеслава Зайцева в Москве, где я получила серьёзную базу – теперь знаю все этапы производства одежды, включая работу с клиентом, построение лекала, композиции. Это был потрясающий год! Личное общение с самим маэстро, перед которым я снимаю шляпу. Он глыба! Страшно работоспособный. Помню, когда ему что-то не нравилось, он нецензурно ругался. Но это и была настоящая школа.
«Схантила» команду

Свою карьеру ательера в Актюбинске я начала с того, что «схантила» команду из другого ателье. Я так горела, расписывая портнихе ателье, куда пришла в качестве клиентки, наши радужные перспективы, что получила согласие всей команды. Думала, меня побьют. Но самое удивительное – хозяйка ателье позже стала моей клиенткой.

Прежде чем открыть ателье класса люкс, я провела маркетинговое исследование, оформила ипотеку, заказала швейные машины. К счастью, рядом был муж, хозяйственными вопросами занимались мужчины, а я сформировала команду крепких профессионалов (ателье работает и сегодня, 15 лет спустя, уже самостоятельно) и раскручивала бизнес. Очень скоро пришла известность, постоянные VIP-клиенты, но королевства показалось мало, и я решила штурмовать Алматы.
Чудо-флаерсы

Первое время после того, как открыла ателье в Алматы, я сама делала флаерсы, раскидывала их по почтовым ящикам в округе. Без профессиональной команды, клиентской базы, с помощью такого «маркетинга» я стала собирать клиентов. Помню, пришла женщина, потом привела свою дочь, та, в свою очередь, – двух дочерей, а потом я шила уже на двухлетнего ребёнка, обшивая четыре поколения. Я называю их мои «ангелы-хранители», мы стали близкими друзьями.

Я не думала о конкурентах, просто трудилась, чтобы заработать репутацию дизайнера. Вначале была сконцентрирована на ателье: работе с клиентами, создании дизайна, примерках. Но позже с известностью пришли интервью, нетворкинг, новые проекты, участие в судействе, жюри, масса сопутствующих вещей. Уже в статусе дизайнера я готовила новые коллекции, вела страницы в социальных сетях. Всего лишь пару лет назад смогла позволить себе взять помощницу. Работала по 14 часов в сутки, пока не поняла, что на всё меня не хватает. А нужно посвящать время глобальным вещам – думать на перспективу, заниматься продвижением.
Три года назад у меня появилась дочка, и я поняла, что нужно пересмотреть приоритеты, сократить рабочий день. Конечно, случаются мероприятия, на которых мне нужно присутствовать в качестве медийной персоны. Но я определила для себя, что теперь мой рабочий день – с 9:00 до 18:00. В будущем планирую сократить и это время. Но неприкосновенным остаётся время для творчества. В субботу я прихожу в пустой офис, придумываю дизайн, выбираю ткани. Это своеобразная медитация, на которую нет времени в будни, потому что нужно принимать тысячу решений: от самых мелких до глобальных. Доверяю закуп, продажи сотрудникам, потому что не сильна в этом. Это не моё. Я – не продавец, мне неудобно называть свою цену. Но творческую часть не отдам никому, я за это отвечаю. Это моя репутация!
В субботу я прихожу в пустой офис, придумываю дизайн, выбираю ткани
«Я – не про моду»

Когда я уже делала кутюрные коллекции, дорогие вещи пользовались спросом, но наступил кризис. Люди задумались о том, как разумно тратить деньги на гардероб, у меня произошёл спад. И тут я проявила слабость. В ответ на реплики коллег по цеху, что я не дизайнер и не модная, решила: если я создаю сложные кутюрные вещи, то уж шить модные «квадратики», чтобы быть коммерчески успешной, для меня проще простого. И хотя в коллективе меня отговаривали, я попробовала шить масс-маркет, даже сделала коллекцию, но не нашла отклика. Мои клиенты привыкли к качеству, интересным вещам, сложному крою. Привлекать других клиентов – достаточно сложно и затратно, к тому же они распределены между другими дизайнерами, и я вернулась к своему стилю.

Я не выбирала стиль, это моё внутреннее мироощущение. Качество, классика, элегантность – то, что характеризует мой стиль, именно за этим клиенты идут к Татьяне Тарвердян. Зачастую бывает так – женщина видит вещь, которая срезонировала с её внутренним состоянием, она интересуется и приходит ко мне. Про меня могут говорить «старомодная», что я не дизайнер. Да, я – не про моду, но мои клиенты никогда не пойдут к другим дизайнерам, и наоборот. У каждого своя ниша.
«Уйду в банк!»

Накрывает отчаяние, когда вижу, что мои красивые, дорогие по себестоимости вещи недостаточно востребованы. Зачем я нужна со своими изысками? «Закроюсь и уйду в банк, с клиентами работать! – приходят мысли. – Работаю по 14 часов, через меня проходят большие деньги, в кармане оседает мало, потому что люблю и хорошо оплачиваю персонал, арендую помещение, закупаю дорогие ткани. Я заработала репутацию, столько всего сделала, я такая молодец, перфекционист. А где результат? Признание?» И тогда я металась, пробовала другие форматы, возвращалась к своему стилю, делала коллекцию, вдохновлялась, как художник. В общем, были непростые моменты на пути творческих исканий.
Время хайпа

Уходит поколение, которое ценит классику. Мир меняется, в нём уже не будет культовых личностей – Ив Сен-Лорана, Диора, Кардена. Всё мельчает, это время масс-маркета и фастфуда. Гуляя по Риму, я вспоминаю, что здесь было маленькое ателье мужских сорочек с 30-летней историей. Его заколотили. Дорогие рестораны с многолетней историей закрываются, на их месте вырастают фастфуды. Это грустно, трагично. Начинаешь рефлексировать – этим людям ничего не нужно… Они предпочитают стоять в очередях за фейковыми вещами с надписями Gucci или Dolce&Gabbana или надевать то, что выпало из шкафа, потому что в моде хайп. Круто носить что-то экстраординарное, в моде кич. Но даже современное искусство нужно делать с пониманием, красиво. Если это сделано настоящим дизайнером, профессионалы чувствуют почерк и эстетизм, заложенный на уровне ДНК. Увы, большинство не заморачивается, тем более, когда в социальных сетях (особенно в инстаграме) идёт пропаганда непонятных луков. На улицах – засилье одинаково одетых, раскроенных молодых особ, потерявших индивидуальность. Какая-то подмена ценностей! Когда я об этом говорю, начинаю заводиться... Почему-то в 50-х годах, женщины, далеко не богемные, не звёздные, делали красивые укладки, в театры ходили в вечерних платьях, с элегантными сумочками. Я ностальгирую по тем временам.
Я люблю историю моды, в моём творчестве много ссылок. Возможно, поэтому коллекции выглядят немного винтажными
Основы этикета

Считаю, что основы хорошего вкуса и стиля можно и нужно прививать, в социальных сетях пропагандирую стиль и элегантность, задумалась о том, чтобы проводить мастер-классы по стилю и этикету. Сейчас изучаю талмуд 66-го года издания «Vogue. Книга этикета». Несмотря на то что это издание 52-летней давности, основы незыблемы, они остались теми же.

Пока не определилась с форматом, но думаю, это будут семинары и мастер-классы, а также индивидуальные консультации. Необходимость в таком обучении назрела, потому что элементарно не все знают, что белая обувь – это не очень хорошо (если это не коньки или кроссовки). Белая сумка хорошо смотрится: а) летом, б) в формате пляжа. Матовые колготки – это признак вкуса, принтовые – не комильфо, а глянцевые – портят форму ноги. Существует множество других правил, о которых люди не задумываются. И, конечно, желательно обучать этикету. У нас очень хорошие, гостеприимные люди, но, когда они выезжают за границу, их узнают сразу. «Советский лагерь» – незнающие дресс-кода, правил поведения на светских приёмах. А неплохо было бы их обучить, чтобы конфузов было меньше.
Новое творчество

Сейчас я сконцентрирована на линии пальто: по мнению итальянского Vogue, московских коллег, это у меня получается лучше всего. Вот такое новое амплуа. Новая коллекция пальто уже готова. Мы планируем вывезти её в Европу, ведём переговоры. Думаю, что в Европе я найду почитателей и клиентов: во время прогулок по Милану меня часто спрашивают, где я купила пальто. Когда узнают, что оно собственного производства, удивляются, что не продаю. Это слышу часто не только в Милане, но и в Риме, Дубае.
Стильные трансформации

Существует крайнее мнение, что чувство стиля невозможно воспитать, оно либо есть, либо нет. На самом деле всё зависит от области применения. Фантазийно комбинировать ковбойские сапоги с чем-нибудь замысловатым, экстравагантным, придумывать сложные изысканные комбинации не каждый сможет. Но усвоить азы, базовые правила под силу каждому человеку. В этом вопросе важна «насмотренность», погружение, когда человек посвящает время просмотру журналов, посещает мероприятия, в его подсознании укладываются правильные образцы и ориентиры.

Считаю, что всё самое красивое было создано до нас. Формы, пропорции, идеалы, предложенные нам в XX веке, мы переосмысливаем, добавляем своё, учитывая тенденции времени и создаём «новое», но на самом деле это переосмысленное старое. Я люблю историю моды, в моём творчестве много ссылок. Возможно, поэтому коллекции выглядят немного винтажными, но я не стесняюсь того, что как художник черпаю вдохновение в прошлом.
Сольный выход

Я не участвую в Неделях моды. Был единственный опыт участия в первой Неделе Mercedes-Benz Fashion Week, и я поняла, что это не мой формат. По натуре я – индивидуалист. Периодически делаю свои сольные показы в своём формате, приглашаю интересных людей. Это для меня свобода, которой нет, когда ты стиснут в рамках Недели моды, регламента, графика. Сольные мероприятия – это самовыражение, творчество, я без этого не могу, чтобы собрать охапки цветов, ощутить себя королевой на своём празднике. В прошлом году я делала такой показ. Время от времени мне это нужно. Но я не хочу привязываться к Неделям моды, выходить в тираж, делать быстро, наспех. Коллекция должна родиться, как выдох, а не потому, что скоро Неделя моды.
Я не хочу привязываться к Неделям моды, выходить в тираж, делать быстро, наспех
Время для себя

В самом начале моей карьеры у меня было гораздо больше времени на то, чтобы побыть наедине с собой и своими мыслями, заняться медитацией на берегу горной речки, погулять по терренкуру. Всё-таки я – интроверт и нуждаюсь в уединении. Но сейчас времени не хватает, особенно с появлением дочери. И всё-таки я стараюсь по возможности заниматься йогой, цигуном, плавать и слушать классическую музыку.

Сейчас я пришла к внутренней гармонии, когда есть уверенность в себе, определённые достижения, но есть к чему стремиться в отношении финансов. Было время, когда я снимала очень простенькую квартирку. Ателье представляло собой небольшую комнату с цехом и маленькой примерочной за ширмой. Сегодня это уже другие возможности, просторная квартира, большой цех с ателье, путешествия, комфорт, другой уровень жизни. Сейчас мне хорошо, но было бы замечательно, если бы я пришла к этому не в 45, а чуть раньше. С другими материальными возможностями я смогла бы добиться большего и гораздо раньше.

Иногда я ловлю себя на желании учиться вокалу. Опера – это одна из нереализованных идей, которая до сих пор манит меня. И, может быть, ещё не поздно, жизнь – впереди.
Тэги: карьера
M
Загрузить ещё