«Мы просто отправили в Канны диск с нашим фильмом»
ЖИЗНЬ
«Мы просто отправили в Канны диск с нашим фильмом»
ЖИЗНЬ
Написать сценарий, зная и соглашаясь с тем, что бюджета на съёмки фильма не будет, снять фильм, подать заявку на участие в Каннском кинофестивале, пройти конкурсный отбор… После беседы с ребятами, которые работали над фильмом «Так себе зима», мы просто уверены, что так и бывает, когда ты молод, любишь то, что делаешь и во всё это просто веришь.
Фильм «Так себе зима» (Bad Bad Winter) стал участником программы ACID, проводимой ежегодно в рамках Каннского кинофестиваля.

На интервью по разным причинам пришли не все, кто работал над фильмом. Беседа Manshuq состоялась с режиссёром Ольгой Коротько, оператором-постановщиком Айгуль Нурбулатовой, художником-постановщиком Мади Кайржаном, актёром Маратом Абишевым и актрисой Нургуль Алпысбаевой.
Ольга, расскажите всё с самого начала.

Ольга: Я написала сценарий, и поскольку нам с Айгуль очень хотелось снять фильм, мы решили не ждать несколько лет (поиск бюджета – это очень долгий процесс), а исходить из того, что есть. Вообще изначально всё задумывалось так, чтобы было минимум расходов – в фильме задействованы всего пять актёров и есть только одна локация.

Так как команда у нас была очень маленькая, каждый в ней выполнял по несколько функций. Я – помимо сценариста и режиссёра – ещё и основной продюсер. Айгуль выполняла, по сути, несовместимые функции. Она была и оператором, и исполнительным продюсером, то есть отвечала и за организацию всех процессов на съёмочной площадке, и за то, что происходит в кадре.

Ольга Коротько
Кстати, из-за маленького бюджета у нас случилась интересная история с локацией для съёмок. Мы нашли красивый деревянный дом, но в нём не было отопления. И перед нами встала дилемма – снимать в менее интересном, но тёплом помещении, либо выбрать понравившийся дом и как-то выкручиваться. Конечно же, мы выбрали второй вариант.

Как родились идея, сюжет?

Ольга: Всё шло по пути независимого кино. Так как я знала, что бюджета не будет, я взяла архетипическую ситуацию – несколько персонажей в одном доме, и одному что-то нужно от другого. Дальше эта ситуация просто раскручивается.

Для нас было важно, чтобы сценарий был кинематографический. В том плане, что мы хотели, чтобы сюжет не слишком отвлекал от визуальных решений. Потому что человеческая психика утроена так, что воспринимается либо сюжет, либо визуальная часть. Мы всё это пытались органично совместить – там, где делали упор на визуальную часть, сюжет течёт более плавно. И наоборот.

Как подобралась команда? Складывается впечатление, что вы все дружите.

Ольга: С Айгуль мы сотрудничали и на других проектах. В какой-то момент поняли, что у нас одна проблема на двоих – дискриминация женщин в кино – и решили двигаться вместе. Так и подружились.

После того как был написан сценарий и мы объединились с Айгуль, к нам стали присоединяться другие люди, которые соглашались работать на голом энтузиазме. С Мади Кайржаном, художником-постановщиком, мы тоже были знакомы. Ему понравилась идея, и он согласился поработать с нами. Потом к нам присоединился звукорежиссёр Илья Гареев. Кстати, у всех постановщиков – режиссёра, оператора и художника – это был дебют в полном метре. Собрав такой вот костяк из четырёх человек, мы стали искать актёров.

Нургуль Алпысбаева, Ольга Коротько
Актриса, которая сыграла одну из главных ролей (к сожалению, она не смогла прийти на интервью, так как сейчас задействована в съёмках фильма «Томирис»), играла практически во всех моих проектах. Это Толганай Талгат. Она же отвечала за кастинг актёров для нашего фильма. Все актёры согласились работать бесплатно, за что мы им очень благодарны.
Нургуль: Тори (это творческий псевдоним Толганай) рассказала мне про Ольгу, новый проект и пригласила на кастинг. Мне сразу понравился сценарий и то, что Ольга как сценарист и режиссёр знает, чего хочет. Она очень чётко ставила задачи. Мне хотелось поработать на этом проекте, потому что это был мой первый опыт в полнометражном кино. И меня всегда интересовало авторское кино.

Нургуль, расскажите о своей героине.


Нургуль: Сценарий интересен тем, что в фильме нет кого-то одного, про кого можно было бы сказать, что он однозначно прав. Каждый персонаж прав в отдельно взятых обстоятельствах. К своей героине я отнеслась с пониманием и, конечно же, пыталась оправдать её позицию.


Нургуль Алпысбаева
Как вы стали актрисой?

Нургуль: Я училась в лаборатории театра у Наташи Дубс. Так постепенно попала в театральную среду. Когда моя подруга Салтанат Науруз решила поставить спектакль, она позвала меня на главную роль. Там я познакомилась с Виталием Куприяновым, и он позвал меня в театр «Жас Сахна», актрисой которого я сейчас являюсь.

Что нравится больше – театр или кино?


Нургуль: Это две очень разные среды. Сложно сказать, что нравится больше. Кино – это по-своему страшно. Нет возможности переснять после, поэтому нужно сразу выдавать максимум. Ещё бывает сложно, когда пересматриваешь материал. Потому что ты постоянно растёшь, меняешься, а в фильме всё остается так, как и было на момент съёмок. И ничего с этим не поделать.

А театр – это другое. Актёры растут и развиваются вместе со спектаклем каждый день. Что-то привносится, что-то добавляется и убавляется. И в этом тоже есть свой кайф.

Марат, а как вы попали в этот проект?

Марат: Когда я только начал увлекаться кино, я случайно нашёл группу молодых кинематографистов, которые показывали свои фильмы в библиотеке им. Бегалина. Именно там я посмотрел фильм Ольги «Голубь на крыше», там же и познакомился с ней.

Марат Абишев
Когда меня пригласили поработать над этим фильмом, меня больше всего зацепила история. Она нетипичная, особенно для коммерческого кино. Моя роль меня заинтересовала тем, что поначалу герой кажется неплохим человеком. Но после в разных ситуациях начинают проявляться его слабые и тёмные стороны. Мне показалось, что мой персонаж всё время хочет уйти от ответственности, выйти «чистым». Я очень много разговаривал с Олей о своём герое, и благодаря этому очень много понял про него. Вообще с Олей было очень комфортно работать. Я согласен, что это сложно – когда режиссёр не знает, чего хочет, не понимает, что он и все мы делаем на площадке.
Мади, что вам больше всего понравилось в проекте?

Мади: Я прочёл сценарий, поверил во всё. И мне дали зелёный свет в моём творчестве как художника, не создавали никаких рамок. Я посчитал это очень важным фактором и согласился. Я мог спокойно говорить: «Оля, я так вижу, я хочу, чтобы было так», и в ответ слышал: «Ок, делай». А ещё – во всех персонажах я видел себя. Они были живыми. И я верил в них.
Учитывая то, что бюджет у фильма был маленький, вам, вероятно, приходилось сложнее всех.

Мади: Сложностей было много, но я получал какой-то драйв от того, что я их решаю. Всё, что было в доме, – это частичка тех мест, где я находился раньше. С поиском всего необходимого для оформления помогали все – моя семья, друзья, знакомые.

Мади Кайржан
Самое крутое – что ребятам нравилась моя работа. Это мотивировало меня вставать каждый день и работать. Съёмки проходили зимой, в доме было холодно, и одной из моих обязанностей было отапливать помещение для съёмок. Во время работы над проектом мне всё время приходилось придумывать что-то новое, делать то, чего прежде в жизни делать не приходилось. Это был прекрасный опыт во всех отношениях.

Марат: Когда я первый раз вошел в этот дом, я подумал, что он жилой. Мади обставил его так, как будто там действительно живут. Но не отапливают (смеётся).

Нургуль: Дом действительно был очень красивый, а обстановка фактурная. Я сразу подумала – кто же художник?

Мади: Дом – тоже персонаж этого фильма. Он – сторонний наблюдатель, свидетель всего происходящего, рассказчик истории. Люди меняются, приходят и уходят, а то, что произошло в доме, это остаётся.

Айгуль, Ольга уже успела рассказать о вашей дружбе, о том, что у вас совпадают взгляды.

Айгуль: Обсуждая кинематограф именно как сферу работы, мы поняли, что мы обе очень амбициозные. На этом и сошлись. После мы ещё и поработали вместе и поняли, что совпадаем и по уровню профессионализма. И нам в этом комфортно.

Айгуль Нурбулатова
Как вы пришли в профессию?
Айгуль: Мои родители увлекались фотографией, у нас в доме всегда была фототехника. И я с самого детства начала увлекаться. Поначалу снимала на плёнку, потом у нас появилась цифровая камера (мне её не доверяли, потому что мне было лет десять, но я всё равно на неё снимала, когда родителей не было дома). Потом я училась на художника. Со временем поняла, что моя работа больше связана с видео, поэтому я решила отучиться и на оператора. Во время учёбы я впервые попала на площадку, прониклась магией всего происходящего и поняла, что это точно моё.

Насколько сложно быть девушке оператором?
Айгуль: Со стороны может показаться, что у меня довольно легко идут прогресс и продвижение – я только окончила университет, уже сняла несколько короткометражек, полный метр. Но это всё стало возможным, потому что у меня нет необходимости обеспечивать себе жизнь и переживать за элементарные бытовые вещи – где жить, что есть. Об этом позаботились родители. Будь я человеком, который только приехал в этот город, я бы не смогла так спокойно отказываться от коммерческих проектов, на которых мне бы приходилось работать «хлопушкой». Не смогла бы выбирать только те проекты, которые мне действительно нравятся.

А девушкам-операторам почему трудно? Потому что по стандартной схеме нужно сначала носить систенды, потом объективы, только потом ты становишься механиком камеры и так далее. Конечно же, логичнее на такую работу взять парня «с руками». У меня шанса попасть в профессию таким путём просто не было.

Поэтому я пошла другим. Я поняла, что есть режиссёры женщины, у которых возникают такие же проблемы. Так давайте соберёмся вместе и поможем друг другу! Собственно, так я и начала работать. План был такой – пойти по пути авторского кино, «засветиться», а это уже и будет подтверждением того, что я могу.

Расскажите о том, как вы узнали, что ваш фильм стал участником программы ACID, проводимой в рамках Каннского кинофестиваля?

Ольга: Как только я получила письмо, мне сразу же стали звонить члены отборочной комиссии, поздравлять и говорить, что наш фильм был фаворитом при отборе и всем очень понравился. Конечно же, эмоции просто зашкаливали и мы просто не смогли в ту ночь уснуть.

А ведь мы просто отправили диск с нашим фильмом. Есть мнение, что таким путём на Каннский кинофестиваль не попасть, что обязательно нужен продюсер, который порекомендует фильм к просмотру. Но мы никого не знали, и поэтому просто отправили диск.

В нашу категорию отбирают фильмы-дебютанты, у которых нет дистрибьюторов, то есть прокатчиков. Всего девять фильмов со всех стран. Классно то, что этот фильм не просто покажут на фестивале, но и помогут в дальнейшем с продвижением. В течение года будет вестись работа с прессой, рекламой, зрителями. Со мной уже начали связываться дистрибьюторы. И, конечно же, мы очень хотим, чтобы фильм показали в Казахстане.
Благодарим ресторан Thali за помощь в организации интервью

Фотографии: Владислав Лян (reporters_kz)
M
Загрузить ещё