Как выйти на пенсию
и начать творить
ЖИЗНЬ
Выйти на пенсию и заняться любимым творчеством, завести свой аккаунт в инстаграме, по-прежнему с удовольствием общаться с одноклассниками, только теперь и в Сети, – такие примеры есть! Manshuq сегодня знакомит вас с участницами проекта «С любовью в каждой петельке», у которых стоит поучиться жить здесь и сейчас и получать от жизни огромное удовольствие.
Проект «С любовью в каждой петельке» создан для поддержки и социализации пенсионеров волонтёрами Асиёй Тулесовой, Еленой Поздняковой и Айей Жалбагаевой. Пенсионеры, участвующие в проекте, вяжут, вышивают, шьют пледы и игрушки, делают зеркала и продают свои изделия.
Людмила Александровна Янченко:

По специальности я инженер-строитель, сейчас занимаюсь керамикой, лоскутным шитьём и обучаю шитью. Я проработала в проектном институте шестнадцать лет, начинала с позиции чертёжника и стала ведущим инженером. В какой-то момент захотелось всё поменять, и я пошла на курсы по моделированию одежды. В лихие 90-е мне пришлось поработать и домработницей. Я попала в американскую семью, и это очень помогло мне подтянуть уже забытый английский язык. Кстати, именно в этой семье я впервые увидела и влюбилась в лоскутное шитьё. В их доме такие изделия были повсюду! Так, с 1999 года я начала шить сама, участвовать в различных конкурсах и фестивалях, а также обучать лоскутному шитью.

Людмила Александровна Янченко
Среди моих учеников прежде были в основном взрослые женщины, а сейчас много молодых – в возрасте от 20 до 30 лет. Самой маленькой ученице восемь лет, а самой старшей – 73 года. Практически все после обучения продолжают шить, шлют мне фотографии своих работ, а я выкладываю их в инстаграм.

Керамику я освоила после того, как сшила пальто и решила самостоятельно сделать для него керамические пуговицы. С тех пор я очень полюбила это ремесло, особенно изготовление керамической посуды. Я не перфекционист, не выглаживаю изделия, оставляю все шероховатости. В этом мой стиль и моя изюминка.
Я – человек активный и очень люблю учиться. Наверное, моё спортивное прошлое даёт о себе знать. Кстати, я до сих пор катаюсь на горных лыжах зимой, а летом – на велосипеде. Семья к моим новым увлечениям отнеслась скептически, не понимая – что такое лоскутное шитьё. Но со временем всё изменилось. Например, мой муж помогает мне утюжить детали. А ещё он здорово печёт. У нас есть традиция – пить вместе чай со свежеиспечённым печеньем.

На свой первый фестиваль по лоскутному шитью я попала благодаря мужу. В 2006 году вместо того, чтобы купить машину, он организовал мне поездку в Хьюстон. Это было невероятно!

У меня есть четыре аккаунта в инстаграме и свой сайт. Я окончила курсы SMM и по созданию сайтов. Сейчас учусь снимать и монтировать видео. Умею продвигать свои посты, используя хештеги и настраивая таргетинг. Социальные сети помогают выстраивать прямые продажи, и я очень довольна, как они работают. В скором времени планирую открыть свой онлайн-магазин.

Я называю себя птицей в свободном полёте. Хочу жить в настоящем и наслаждаться тем, что делаю.

Татьяна Германовна Хохрякова:

В проект «С любовью в каждой петельке» я бы сама не пришла. Меня привела сюда дочь сестры моей подруги. Я долго сопротивлялась. Мне было неудобно, потому что я работающая бабушка-рекламщик: прихожу в офис в десять утра и, если много заказов, могу остаться и до девяти вечера.
Бывают дни и поспокойнее, тогда я могу уйти с работы пораньше, так как официально устроена на полдня. Наш офис находится в районе вокзала Алматы-1 – место, непуганое рекламщиками. Среди клиентов агентства – в основном частные лица, маленькие ИП и ТОО. Меня называют «доброжелательной тёткой», и это для меня – лучшая реклама! К примеру, ко мне приходят немолодые женщины, которым нравится, что здесь сидит тётка, которая их поймёт! А не молодые рекламщики, которые снисходят до пожилых.

Работаю я из большой любви к этой работе. Зарплата мизерная, за такие деньги никто работать просто не хочет, а у меня пенсия хорошая. В рекламе я с 1995 года.

Рукоделие – это мой досуг и моя отдушина. В Советском Союзе почти все занимались рукоделием – чтобы нормально одеваться, нужно было или много зарабатывать, или уметь сшить самим. Сейчас я шью кукол для своих заказчиков, а для «С любовью в каждой петельке» – смешные и нестандартные мягкие игрушки. Также я шью уникальные пледы из джинсы, которые можно использовать для пикников, они плотные и долговечные. Из этой же ткани шью сумки. Ткань мне приносят друзья и знакомые. Одна подруга недавно принесла 13 пар джинсов! Так что мне очень легко сделать подарок, для этого всё, что нужно, – зайти в ближайший магазин ткани.

С возрастом я стала по-другому относиться к старой, поношенной одежде, которую уже невозможно носить, но жалко выбрасывать. Я её всю пускаю в дело. Свой первый плед я сделала из своих же старых штанов.
Я очень люблю шить кукол-тильд. Смешно сказать, но в детстве у меня не было кукол, возможно, поэтому мне так нравится шить их сейчас. Свою первую куклу я купила сама себе в девятом классе, шила ей одежду. Классическая тильда – это вытянутая, непропорциональная кукла в многослойной одежде. На лице у неё могут быть только глаза и иногда нос, но никогда рот – все слышу, но ничего не скажу. Это не игровая, а интерьерная кукла, вся одежда к ней пришита.

Я давно поняла, что люблю делать только то, что нравится мне самой. К примеру, я люблю многоярусность, но простую – когда одна юбка перетекает в другую. Поэтому я адаптирую классическую тильду под свой вкус. Иногда это происходит не потому, что так нравится, а оттого что у нас очень скудный выбор ткани. Обычно мне заказывают кукол друзья или знакомые, заказывают в подарок. Я уже шила девушку-фотографа с короткой стрижкой, повара, кукол в казахских национальных платьях с перьями филина на тюбетейке.

Поиск материалов для шитья и отделки приводит меня на разные ярмарки, базары и даже блошиные рынки. Ткань для кукол-тильд нужна качественная, чтобы швы не расползлись – куклы плотно набиваются. Зачастую я покупаю пуговицы, кружева, другую мелочь не потому, что я уже знаю – где и как буду всё это использовать. Мне просто что-то нравится, а потом через некоторое время оно находит своё место и применение. Получается, это не я придумываю – какой будет кукла, а она сама находит меня, и всё, что мне остаётся, – воплотить её в жизнь.

В марте я провела на ярмарке мастер-класс для «С любовью в каждой петельке» , и это был фантастический опыт. Если на моём первом мастер-классе большая часть аудитории была взрослой, то в этот раз первыми пришли мальчишки шести-семи лет. Они шили свои мягкие игрушки и были так счастливы! Мне это дало мощный заряд энергии!

Я всегда хотела заниматься творчеством. Но, когда в детстве сказала о желании поступать в художественное училище, мама отрезала – или медицинский, или педагогический. В итоге я с третьего раза поступила на инженера-системотехника.

Родом я с Сахалина, отец был пограничником, поэтому мы жили и в Карелии, и под Волгоградом, и в Азербайджане, и в конце концов в 1969 году оказались в Казахстане. Родители жили на границе с Китаем. Мы же с сестрой жили в Алматы в интернате пограничных войск и переживали за них. Кстати, мой папа после выхода в отставку стал вышивать крестиком, так что рукоделие – это, видимо, наше семейное.

В «Одноклассниках» я нашла всех, кто учился со мной в интернате пограничников. Я очень общительная и у меня есть друзья повсюду. Я очень активно общаюсь с рукодельницами на форуме Passion Forum. Интересно, что там есть даже мужчины-рукодельники.

Я живу сегодняшним днём, мне нравится быть здесь и сейчас. Грандиозных и глобальных планов не строю, производство налаживать не собираюсь, просто наслаждаюсь жизнью!
Благодарим Салтанат Кайралапову, координатора проекта «С любовью в каждой петельке» по продвижению продаж, и сеть кофеен Costa Coffee за помощь в организации съемок

Фотографии: Владислав Лян (reporters_kz)
M