Зере Асылбек: «Был период, когда я сама была хейтером и осуждала всех подряд»

ЖИЗНЬ
Редактор Manshuq Ульяна Фатьянова послушала новый альбом Зере и поговорила с кыргызской певицей о феминизме, внезапном творчестве и о том, как изменилась её жизнь после небывалого общественного резонанса в Сети, который вызвал её клип «Кыз».
Ульяна Фатьянова
24 декабря 2018
14 сентября 2018 года никому не известная Зере Асылбек вдруг стала лицом кыргызского феминизма. Её дебютный клип «Кыз» наделал много шума в социальных сетях, о девушке писали не только местные новостные порталы, но и во всём мире. Через три месяца Зере выпустила ироничный и честный мини-альбом «Башталось». Ироничный – потому что это ответ на обрушившийся негатив. Пользователи наперебой осуждали её внешний вид и моральные качества – она записала песню «Мен башкача» («Я другая»). Ей угрожали отрубить голову – она проиллюстрировала это на обложке. Кто-то надеялся, что она замолчит и разговоры о свободе женщин стихнут сами собой – она назвала альбом сленговым словечком (смесь русского «началось» и аналогичного кыргызского «башталды»), которым обозначают давно ожидаемую неприятность.

Презентовать своё творение Зере приехала в Алматы. Очень солнечная и уверенная в себе, она рассказывала о том кошмаре, в который превратились первые несколько дней после выхода клипа: бесконечные звонки от журналистов, непривычное внимание, узнавание на улицах, обидные комментарии и угрозы. Улыбаясь, она опровергала слухи о том, что её спонсирует Госдеп – деньги на клип она заняла у родителей, а на альбом – у друга, и до сих пор не рассчиталась с долгами. Волнуясь и самую малость сбиваясь, она впервые пела новые песни за пределами звукозаписывающей студии. А после – тоже обезоруживающе честно, с улыбкой – Зере отвечала на мои вопросы о самоидентификации, ответственности, феминизме и творчестве.
— Я тебя сейчас слушала, и это всё очень странно: простая девочка без музыкального образования, без опыта, без денег и связей выпускает клип, а потом делает целый альбом. Как так вышло и зачем?
— Знаешь, я думаю, это было отчаяние. В момент отчаяния в голову приходят нереальные штуки. Я хотела поступить в LAMDA (Лондонская академия музыкальных и драматических искусств. – Прим. ред.), потому что мой любимый актёр Бенедикт Камбербетч стал ректором этой академии. Я решила, что это знак, что он должен вручить мне диплом, и бросила учёбу на родине, чтобы поступить там. И не прошла. Это стало для меня огромным ударом, хоть я и занималась театром на любительском уровне. Я приехала в Кыргызстан, много плакала, а потом думаю: «Блин, надо что-то делать». Не знаю, как мне пришла в голову идея именно песню писать. Но я давно планировала большой социальный проект на тему гендера и равенства, а поп-культура и музыка могут охватить большую аудиторию. Пришлось писать на кыргызском, потому что люди, на которых я хотела повлиять, это люди из регионов.

Зачем? Это главный вопрос моей жизни. Зачем мы живём? Я для себя поняла, что смысл в том, чтобы постоянно задаваться этим вопросом. Смысл жизни – в поиске смысла жизни. У меня даже есть татуировка на запястье – орхоно-енисейские письмена, которые можно перевести как «I am...». Продолжения нет, потому что это ирония: я всегда себя ищу, но никогда не найду. Но всё равно никогда не перестану искать.
— Расскажи, какой ты была до того, как стала той-самой-Зере-с-клипом-кыз. Что ты за человек?
— В школе я была очень закомплексованной и такой... второсортной ученицей. Потом я решила окончить 10-й и 11-й класс за один год и подалась в специальный колледж, где такая программа была. А там я захотела начать жизнь с чистого листа и начала строить из себя суперуверенную стерву. И я такой стала. Это был тот период, когда я сама была хейтером, строчила дурацкие комментарии и осуждала всех подряд. Всё то, что я не могла выразить в школе, выразилось вот в таком негативном виде. Потом я поступила в универ, где в основном учились провинциалы – там было модным быть скромным. И я запуталась – какой тогда быть, чтобы всем нравиться? Я снова начала себя искать, пришла в волонтёрство, всё переосмыслила и научилась анализировать свои действия заранее. Это помогло мне понять, кто я.
— И кто ты сейчас?
— Я человек, который хочет самореализоваться и ищет себя. И на этом пути пытается помогать миру быть лучше. Потому что важно не быть долбо*бами и не загубить этот мир.
— Что изменил клип в твоей жизни?
— Очень многое. Люди любят говорить, что я сделала это ради хайпа. И от того, что я постоянно это слышу, я задумалась – а вдруг они правы? Да, я в детстве хотела стать знаменитой, и клип сделал меня такой, но это совсем не так сказочно. Так что, может быть, подсознательно я делала это ради хайпа. Это маловероятно, и я не хочу в это верить. Потому что в первую очередь «Кыз» – это побуждение изнутри, которое теперь всё поменяло. Меня постоянно узнают люди, куда бы я ни пошла. Сейчас в голове ломается множество стереотипов о той жизни, о которой мечтала. Я понимаю, что нужно идти дальше и дальше искать себя.
— Как ты думаешь, а в обществе что-то поменялось? Не будем замахиваться на весь мир – хотя бы в Киргизии.
— Я думаю, что потенциал влияния этого клипа сейчас не до конца раскрыт. Это та информация, которая остаётся в голове и спустя какое-то время может дать о себе знать. У кого-то это произошло сразу, но у большинства ещё нет. Для меня лично важность будет понятна через несколько лет. Сейчас это такое зёрнышко, которое я попыталась заронить в головы людей.
— Ты в одночасье стала лидером мнений. Что ты по этому поводу чувствуешь? Не страшно?
— Страшно. Ты знаешь, первое чувство, которое я испытала, – это огромная ответственность перед аудиторией, которая у меня появилась из ниоткуда. И эта ответственность порой сжирает меня изнутри. Сейчас у меня такой критический момент и попытки найти баланс между тем, что я делаю для себя, потому что я этого хочу, и тем, что я делаю для аудитории. Хочу больше исходить из внутренних побуждений. Но это очень сложно, когда у тебя уже есть аудитория, которая постоянно чего-то от тебя ждёт. Люди ждут, что я постоянно буду петь о феминизме, воспринимают меня как мамочку феминисток в Кыргызстане. И это всё автоматически накладывает какие-то обязательства. Я чувствую вину, когда долго не выкладываю ничего в инстаграме. Поэтому буквально пару дней назад я решила уехать в Индию на два месяца, буду волонтёром в школе, хочу сконцентрироваться на себе и своих мыслях.
— Думаю, это будет полезный отдых и возможность во всём разобраться. Но раз уж мы затронули тему феминизма как течения, расскажи, пожалуйста, что это для тебя.
— Для меня феминизм – это не совсем то, что пытаются сегодня сделать феминистки. Нельзя идти к аудитории и говорить: «Вот, это феминизм. Он вот такой-то и такой-то». Потому что это слишком лёгкая подача информации. Плюс есть очень много стереотипов, что феминистки какие-то фрики. Я к феминизму пришла через побуждение изнутри. Я осознавала, что что-то делаю, что-то хочу изменить, а потом в ходе общения с людьми поняла, что это, оказывается, феминизм. Думаю, самый беспроигрышный и надёжный метод влияния на людей – дать им возможность прийти к этому самим.
— То есть меньше говорить и больше делать?
— Да, убеждать не словом, а делом. Заставлять человека самому себе задавать вопросы, ответы на которые он будет искать в своей голове.
— Не могу не спросить тебя о «месте женщины в обществе». Должно ли оно вообще быть?
— Женщины должны быть там, где хотят. И если женщина сама хочет, чтобы у неё было какое-то определённое место, то почему бы и нет. Никто не имеет права указывать.
— А какие, на твой взгляд, самые распространённые и травмирующие установки для женщин есть в современном обществе?
— Женщин воспринимают как женщин, а мужчин – как человека. Это самое главное. И это очень видно даже в языке. В кыргызском языке нет рода, но есть разные фразы. Например, мужчина БЕРЁТ жену – «үйлөнүү», а женщина ВЫХОДИТ замуж – «турмушка чыгуу». То есть женщина словно до этого где-то в непонятном месте была, а теперь вышла, раскрылась и чего-то достигла. А мужчины просто обзаводятся жёнами, как вещью. Ну и, конечно, стереотипы о женском счастье, женской логике и мозге.
— Современный мир вообще полон стереотипов, каких-то ожиданий и правил. Но ты очень уверенная в себе и прёшь, как говорится, напролом. В чём секрет?
— Просто заранее наплевать на это всё. Когда начинаешь что-то делать, нужно знать, что существует чужое мнение, и понимать, что есть ожидания. Это всегда было, есть и будет. Но надо заранее на это наплевать и просто делать.
— Но порой это приводит к взрыву негатива, как получилось с твоим клипом. И ты рассказывала, что был период, когда было страшно ходить по улицам. Как ты с этим справилась?
— К сожалению, даже без какой-то известности девушка, идущая одна по улице, уже в опасности. Родители и всё общество пытаются влиять на девушек: не ходи одна, не задерживайся и так далее. И в последнюю очередь думают о том, чтобы повлиять на агрессоров.

Я теперь – публичная личность, и есть определённые угрозы. Но не думаю, что они серьёзные. Потому что если человек хочет кого-то убить или побить, он, скорее всего, не станет писать комментарии, а сразу это сделает. Однако перестраховаться всё же стоит. Я сообщаю о своих перемещениях нескольким контактам. Натренировалась за секунду выходить в прямой эфир и снимать происходящее, если человек уже стоит передо мной и хочет что-то сделать.
— Ну, и последний вопрос. И звёзды, и журналисты его не любят, считают банальным. Но у тебя я не могу не спросить о творческих и не творческих планах. Что будет происходить в твоей жизни?
— В ближайшие два месяца я буду в Индии, буду волонтёром. Сконцентрируюсь на себе и займусь поступлением в театральный университет. Потому что хочу развиваться в этой сфере и чувствую свою предрасположенность. Возможно, буду актрисой, режиссёром или продюсером. Я считаю, что искусство – очень классный инструмент, чтобы доносить самые разные мысли. Ещё я хочу однажды открыть в Кыргызстане что-то вроде резиденции для разных видов искусства и развивать эту индустрию. Сейчас в нашей стране искусство хромает, потому что люди считают это невыгодным. Нужно это менять, делать индустрию не только выгодной, но и полезной. Поэтому это будет огромный центр, куда будут съезжаться самые разные люди искусства со всего мира, чтобы обмениваться опытом и идеями. Музыкой, возможно, тоже продолжу заниматься. Но пока я беру паузу, потому что у меня нет никаких заготовок.
Фотографии предоставлены героиней материала
M
Материалы по теме:
Читать ещё:
Показать ещё