Анель и Николаус Нойбауер:
«В процессе воспитания дочерей никто из нас не тянет одеяло на себя»
ЛАЙФСТАЙЛ
Анель и Николаус Нойбауер:
«В процессе воспитания дочерей никто из нас не тянет одеяло на себя»
ЛАЙФСТАЙЛ
«Карамельную» семью Анель и Ники многие и так знают по инстаграму. Но, как только мы узнали, что супруги Нойбауер в Алматы, решили пообщаться, чтобы узнать ответы на все интересующие нас и читателей вопросы – от «Как вы познакомились?» до «Кто чаще готовит?»
Акжелен Исабаева
7 августа 2018
Анель, вы считаете себя блогером?

Анель: Я никогда не говорю, что я блогер. В Вене даже мало кто знает, что я в инстаграме что-то пишу. В Австрии мой блог совершенно не популярный, потому что он на русском языке. Конечно, наши друзья знают, потому что Ники им рассказывает, называет цифры – что у меня 50 тысяч подписчиков. Это австрийцев удивляет, потому что у них инстаграм вообще не популярен. По крайней мере, среди людей нашего возраста. Мне – 31 год, моему супругу будет 45, примерно такого же возраста и все наши друзья. Австрия – достаточно консервативная страна, здесь в целом не популярны социальные сети.

Поэтому, когда я рассказываю о себе, я говорю, что я – аудитор и мама двух дочек. Инстаграм я упоминаю больше в Казахстане. К примеру, ко мне могут подойти и сказать: «Я где-то вас видела». Я отвечаю: «Может, в инстаграме?»
Всегда хотели стать аудитором?

Анель: Так получилось. Если честно, изначально я выбирала профессию назло родителям. У нас с мамой был конфликт к концу учёбы в Москве, когда она мне сказала: «Ты через полгода оканчиваешь университет и до сих пор не знаешь, чем будешь заниматься!» Я тогда сразу заполнила форму на сайте Ernst & Young. Считалось, что попасть в «большую четвёрку» сразу после университета было круто. Меня взяли. Мне понравилось быть аудитором, и я осталась. Сейчас даже не представляю, где бы я ещё могла работать. Это прямо моё, по крайней мере, мне так кажется!
Николаус, вы тоже аудитор?

Николаус: Нет, я финансовый директор (Chief Financial Officer) в компании, которая занимается производством продуктов питания в Австрии.

Анель: Мы с разных сторон – света и тьмы (смеётся).

Николаус: Когда я прихожу домой, жалуюсь: «Ох уж эти аудиторы!» Но при этом хорошо, когда аудиторы на работе задают каверзные вопросы, я могу взять один день на ответ, прихожу домой и спрашиваю Анель: «Что они от меня хотят и как мне им ответить?» Это смешно, но вечерами, когда мы вдвоём наедине, мы разговариваем не о чём-нибудь романтичном, а обсуждаем потоки наличных денег, налоги, налоговые льготы и другие «не самые сексуальные» темы.

Анель: Хорошо, что у нас нет конфликта интересов, потому что я занимаюсь аудитом банков и финансовых организаций, а Николаус работает в индустрии. Это разные отрасли, и мы можем разговаривать без подписания соглашения о конфиденциальности (оба смеются).
Анель, вы же сейчас в декрете?

Анель: Да, в октябре снова выхожу на работу. После рождения первого ребёнка я вышла на полставки, параллельно вела инстаграм. И у меня хорошо получалось! Инстаграм был мне нужен, это был мой способ отдохнуть от работы, выпустить пар. Мне нравилось – я напишу текст, получу фидбэк в комментариях, и вот уже забывается рабочий стресс.
А в «большой четвёрке» реально работать на полставке и не задерживаться после работы?

Анель: В Австрии это реально. Мне нужно было ребёнка забирать из детского сада, я в 14.00 вставала и уходила. Амели в год пошла в детский сад, я не хотела её оставлять на полный день, работала по пять часов в день. Понятное дело, что вечером ребёнок засыпал, и я садилась за компьютер, особенно в busy season. Посмотрим, как будет в этот раз.
Вам кто-то помогает? Няня?

Анель: Когда у нас был один ребёнок, мы не брали няню на каждый день. С октября мы решили нанять няню, которая будет помогать отводить детей в детский сад – младшая тоже пойдёт в год. Мы с Ники сразу решили, что нам нужна помощь только в логистике. Потому что утром – это самый большой стресс: поднять детей и собрать. Я не хочу, чтобы дети были дома с няней, а я сидела в соседней комнате и работала. Я лучше попрошу работодателя уменьшить количество рабочих часов.
Какие лайфхаки вы используете, чтобы всё успеть? Готовую еду, к примеру, покупаете?

Анель: Ники хорошо готовит и делает это часто. Кстати, когда я не в декрете, я больше готовлю сама, потому что это своеобразная медитация. Если мне нужно срочно поработать, то Ники может сам приготовить, или, наоборот, готовлю я, когда он занят. Иногда заказываем еду на дом, если совсем не успеваем. Мы непривередливы, исходим из ситуации.
Выходят ли мужчины в Австрии в декретный отпуск?

Анель: Австрия по сравнению с другими европейскими странами – весьма консервативная, с некоторым патриархальным устоем. Это не Скандинавия, где мужчина берёт половину декрета. Но я вижу, что сейчас уже есть мужчины, которые уходят в декрет и абсолютно этого не стесняются, а, наоборот, даже гордятся. Я считаю, что это отличная возможность отцу провести полгода с ребёнком, но только если это с практической стороны целесообразно.

У нас было наоборот. Ники зарабатывает больше в силу того, что стаж и опыт работы у него больше. Если бы он ушёл в декрет, это бы очень сильно сказалось на нашем семейном бюджете. Я вообще очень люблю тему гендерного равенства. Но феминизм и гендерное равенство – это не про жёсткие принципы. Это про разговор и договорённости друг с другом, про поиски общего решения, наилучшего варианта.

А на работе для меня важно понимать – зарабатываю ли я столько же, сколько мои коллеги-мужчины. Хочу отметить, что мой начальник очень поддерживает работающих мам, он повысил меня два раза за два года, пока я была беременная и с маленьким ребёнком!
Каких принципов вы придерживаетесь в воспитании?

Николаус: У меня было счастливое детство. То же самое мы хотим дать своим дочерям – обеспечить их не только материально, но и проводить с ними как можно больше времени. Это важно для нас. Много внимания мы уделяем хорошим манерам. Это мелочи, но если приучать к ним с раннего возраста, будет гораздо легче во взрослой жизни.
А что насчёт языков?

Николаус: С этим у нас строго – мама говорит с детьми на русском языке, а я на немецком. Ещё мы хотим, чтобы наши дети видели своих бабушек и дедушек с обеих сторон как можно чаще. Чтобы они хорошо их знали и общались.

Анель: Ники из Каринтии, из южной Австрии – там очень сильные семейные ценности (видимо, из-за близости к Италии). Наверное, поэтому мы с Ники так хорошо понимаем друг друга. Для нас обоих очень важны семейные ценности. Я не приемлю, чтобы наши родители, приехав к нам в Вену, жили в отеле. Благо у нас достаточно квадратных метров дома, но даже если бы у нас была квартира 40 кв. м, я бы предпочла спать штабелями, чем отправлять родителей в отель. Ну и что, что тесно, зато вместе!

Хорошие манеры, как и сказал Ники, важны, но мы не перегибаем палку. Мы понимаем, что Амели – всего три года, и в этом возрасте сложно усидеть за столом три часа, не вставая. Нам ещё очень важно, чтобы дети получили хорошее образование. В этом смысле мы немного олдскульные.

Мы с Ники в вопросах воспитания не перетягиваем одеяло каждый на себя – просто даём детям всё. Пробуй, решай – нравится, не нравится. Я не говорю Амели: «Ты – казашка», или Ники: «Ты – австрийка». Мы хотим, чтобы у дочерей не было какого-то конфликта в голове: «Кто я?» Просто приучаем, что нормально быть и там, и здесь, и между.
Анель, почему вы выбрали Вену для учёбы?

Анель: Потому что я хотела учиться на немецком языке. Я получала степень специалиста в Дипломатической академии МИД России, и мы со второго курса изучали второй иностранный язык, у меня это был немецкий. Я решила, что раз уж изучаю немецкий, то надо его применить в магистратуре. В Швейцарии было дорого, в Германии очень высокие требования к языку, я бы не успела его доучить. В Австрии же было дёшево и легко поступить (смеётся).
Вы остались в Вене из-за Ники?

Анель: Да, потому что после окончания дипакадемии я работала в Ernst & Young в Москве. Когда я поступила в магистратуру, мне дали неоплачиваемый отпуск и ждали обратно. Но за месяц до окончания университета Ники сделал мне предложение. Я позвонила в Москву и сказала, что не приеду, потому что выхожу замуж. Буквально за одно лето я перепланировала свою жизнь полностью.
Как вы познакомились?

Анель: В ночном клубе Вены. Я была ещё студенткой.

Николаус: Это был не самый лучший клуб.

Анель: Да, никакого пафоса, я зашла буквально на пять минут, Ники подошёл и спросил: «Ты австрийка?» Я подумала: «А я похожа на австрийку?» (Смеётся.)

Николаус: Я очень плохо подкатывал к девушкам.

Анель: Это хорошо! Значит, ты не ходил на курсы пикаперов!

Николаус: А она даже не смотрела на меня, я стоял и говорил, говорил, а она смотрела в пол. К счастью, я успел дать ей свою визитную карточку. И она мне написала сообщение на следующий день вечером.

Анель: Это не самая романтичная история. После разрыва с парнем я тусила с друзьями, ходила в клубы по два-три раза в неделю, чтобы отвлечься и не грустить. У меня в комнате в пустом цветочном горшке собралась целая коллекция визиток. На следующий день после знакомства с Ники я проснулась и увидела на столе страшного жука. Я очень боюсь насекомых! Попросила соседа по общежитию убрать его, а он раздавил его именно визиткой Ники. Прежде чем её выкинуть, я решила записать номер. А раз записала, то решила и написать сообщение, на вечер всё равно планов не было. Думала, хотя бы вкусно поем.

Честно говоря, когда я ехала на свидание, я даже не помнила – как он выглядит. Мне позвонила подруга, я ей рассказала, что еду на свидание со вчерашним парнем, а она отвечает: «С тем усатым?» Думаю: «Ничего себе!» Пришла в кафе, ищу парня с усами. А мне машет лысый Ники. Подруга, оказывается, пошутила насчёт усов!

С тех пор мы с Ники не расставались – встречались каждый день, пока я не улетела на каникулы домой в Москву.
Николаус, как вы относитесь к популярности Анель в инстаграме?

Николаус: Мне комфортно. Самое главное, я вижу, что Анель это нравится, что она счастлива. Я считаю это её хобби, которое хорошо получается.

Анель: Хотя это странное хобби – рассказывать про свою ежедневную жизнь, делать зарисовки из своих будней.

Николаус: Мы счастливы, и как бы по-дурацки это ни звучало – нам не жалко поделиться хорошим настроением с другими через экран смартфона. Наша личная жизнь, может, и затрагивается, но мы всё равно сохраняем достаточную степень приватности.
Расскажите про книгу «Амели, Альма и красный воздушный шарик».

Анель: Это был подарок мужу и чистой воды авантюра. У меня плохая фантазия на подарки. Поэтому Ники всегда получает в подарок носки-трусы или вариант «выбери сам, я оплачу». А в этот раз я дала жару.

Я давно просила Ники написать пост для инстаграма. Он никак не мог понять – о чём? Однажды он уложил девчонок спать и говорит: «Я сейчас Амели сказку рассказал, сам придумал. Такая классная получилась – мне самому понравилась!» Он её записал и сказал, что я могу сделать из неё пост. Я тогда подумала: «Постить сказку?» Я рассчитывала на что-то провокационное, социально острое. Но я сказку перевела, выложила в инстаграм и получила невероятный поток сообщений и комментариев. Всем понравилось! Кто-то из подписчиков нарисовал иллюстрации, кто-то просил книгу. То есть про книгу – это на самом деле не моя идея, а моих подписчиков. Я бы до такого не додумалась.

Буквально за пару месяцев я нашла иллюстратора и выпустила книгу – опять же благодаря подписчикам. Всё-таки мои подписчики – это большой актив! Подарком была не сама книжка, я бы тогда распечатала её в одном экземпляре. Подарок был в том, чтобы выпустить большой тираж и показать Ники, что то, что он написал, нравится очень многим. Ники, конечно, был в шоке!
Благодарим пекарню-ресторан Paul и Esentai Mall за помощь в организации съёмок для материала

Фотографии: Владислав Лян (reporters_kz)


Тэги: семья
M
Загрузить ещё