ЖИЗНЬ

Салтанат Мурзалинова-Яковлева: «Я воспитываю подростка»

Салтанат Мурзалинова-Яковлева – руководитель Центра социальных инклюзивных программ, о работе которого мы рассказали совсем недавно. А ещё Салтанат одна из первых откликнулась на материал из серии «Я воспитываю подростка», желая рассказать и о своих детях, которых у неё сегодня шестеро!
Manshuq

7 февраля 2020

Решение, что я когда-нибудь возьму ребёнка из детского дома, было всегда. С детства. Я член штаба старшеклассников «Арай», и мы в нашей волонтёрской деятельности пересекались с детьми из детского дома.

Конечно, я тогда романтизировала тему усыновления
По роду своей деятельности я тоже очень много работала с детьми из системы. Росли мои собственные кровные дети. А после того, как я развелась с супругом, дети предложили: «А что, если мы возьмём кого-нибудь из детского дома?» Какого-то конкретного запроса не было, думали о младших братике и сестрёнке. А в итоге вышло так, что взяли троих пацанов сразу. Братья Кузнецовы – Женька, Серёга и Игорь.


Нам о них рассказали, мы посмотрели фото и забрали. Был очень сложный период адаптации, очень сложный. И мне было тяжело. Потому что это совершенно чужие люди на твоей территории. В какой-то момент ты понимаешь, что больше не будет покоя, личной территории. Всё, теперь у тебя шестеро детей, и это треш. Пацаны чего только не творили! Но потом всё постепенно сглаживается. Проходит время, дети успокаиваются, понимают, что они в безопасности, что они в семье и что их никто не выгонит.

Конечно, дети очень многое пропустили, пока были в детском доме. И во многом отстают по учёбе. Поэтому так важна для них эмпатичная безопасная образовательная среда.


Друг с другом мои дети ладят, как все дети в обычной семье. Ссорятся, мирятся, общаются. В самом начале Женя и Сергей думали, что я кровных детей люблю больше, чем их. Этот же период прошёл и Нурзат. Ревность – это нормально. Каждому из них по несколько раз в день говорю: «Ты мой, я тебя люблю».


Первое и главное – желание подростка быть самостоятельным. Взрослым. Прямо сейчас и желательно, чтобы взрослость выражалась в том, что «я творю, что хочу». Например, ребёнок может уйти и не предупредить. Или позиция – не хочу мыть посуду не в «свой» день (у нас есть график, но бывает по-разному). В целом я не ощущаю какого-то страшного подросткового периода. Лень – да, присутствует. Но у нас очень доверительные отношения. Всё решаем разговорами.

Иногда, честно скажу, устаю страшно. Хочется ото всех сбежать, но помогают родные
У меня нет готовых рецептов, как их воспитывать. Они все разные. Одни с детства росли в любви, другие лишились этого, когда были совсем маленькими и долгое время жили в аду системы. А сейчас один после долгого саботажа участвует в соревнованиях по робототехнике, второй приносит пятёрки по математике, хотя говорил «Я ничего не смогу». Старший занимается танцами и мечтает спасать мир, младший начал говорить длинными фразами и болтает без умолку, а первые два месяца после детского дома мы думали, что он не умеет говорить. Всё меняется. Возможно, в детей надо сильно верить. И требовать только порядочности. А как идти по маршруту и добиваться целей – они научатся только на примере взрослых.

Иногда я думаю, что мы просто живём и дружим. Я стараюсь много разговаривать с детьми, иногда давать поблажку, доверять. Я очень строгая, могу наехать. Но при этом каждый знает, что я его люблю. С подростковым возрастом меняется то, что каждый теперь больше проверяет свои границы. «А если я вот так поступлю, ты перестанешь меня любить? Я же взрослый, а если я ещё вот это сделаю». Они пробуют мир на прочность, и я вхожу в этот мир. Но при этом всё равно каждый из них старается не расстроить меня какими-то непорядочными поступками. Я не буду ругаться, если кто-то из них встречается с девочкой, упал, задержался, предупредив заранее. Но я буду против наркотиков, насилия в любом виде. И каждый знает грань между шалостью и проступком. Мы часто об этом всём говорим.

Между нами есть доверие. К примеру, мы свободно говорим о сексе. Я когда-то для себя поняла, что главное в этой теме – не стесняться, самой внутри себя не считать тему стыдной. Конечно, я мама, есть вещи, которые мальчики обсуждают не со мной. Но в целом уровень доверия позволяет нам не париться на этот счёт. Ещё очень важно учитывать, что в детском доме все темы про секс были стыдными. И тут бесполезно обсуждать, важно было передать им мою позицию – обсуждать можно всё, советоваться можно по любому поводу.

Всякое явление в мире детей – это отражение взрослого мира. Вот, например, буллинг в городах среди подростков – это то же самое, что мы делаем в социальных сетях, накидываемся на одного и толпой «мочим». Жёсткость детей в маленьких городах и сёлах – там, где обязательно взрослые много пьют, бьют и совершают много других гадостей. Не стоит снимать с себя ответственность и говорить «И как это у таких чудесных и порядочных взрослых такие дети ужасные». Это наше отражение. Отражение с точки зрения общества. И профилактика в формате «начать с себя» – первейшее средство по противодействию детской и подростковой жестокости.


Мои простые советы для родителей, которые воспитывают подростков:

Первое – вспомнить, что вы тоже были подростком.
Вспомнить, как это было. Вспомнить все свои проступки, достижения, эмоции от достижений и проступков. И получать удовольствие от того, что сейчас рядом с вами такие классные подростки – ваши дети.
Второе – помнить, что подросток пробует мир на прочность.
Он так развивается. Если он не будет пробовать границы, он не поймёт, где они, насколько они крепкие, каково это – заходить за эти границы. Важно это понимать.
Третье – держать нервную систему в порядке.
Дети не могут быть удобными. Дети – это дети.
Четвёртое – не пускать всё на самотёк.
Подростку нужны опоры и границы. И это вы можете их задать. Придётся потрудиться.
Фотографии предоставлены героиней статьи
M