КАРЬЕРА

Как коронавирус и пандемия меняют рынок труда в Казахстане: говорят эксперты

Сначала мы были шокированы новостью о новом коронавирусе. Потом пережили стресс в строгом карантине, либо работая из дома (параллельно решая бытовые вопросы, делая уроки вместе с детьми), либо потеряв работу из-за сокращений или закрытия бизнеса. Но жизнь продолжается, и теперь вопрос, который стоит перед трудоустроенными специалистами и всеми, кто ищет работу: как адаптироваться под новую ситуацию? Чтобы найти ответ, мы задали экспертам вопросы, которые помогут сориентироваться во всём, что происходит на рынке труда.
Manshuq

30 октября 2020

Этот материал открывает новый спецпроект на Manshuq – «Профессии будущего». Мы готовим много интересных материалов, подкастов и активностей в social media. Если у вас есть вопросы, ответы на которые вы ищете, присылайте нам на hello@manshuq.com!  

Оксана Ткаченко 

операционный менеджер ANCOR Central Asia

Алексей Ли

CEO arbuz.kz

Инна Апенко

основатель казахстанского бренда детской одежды Mimioriki

Что сегодня происходит с рынком труда в Казахстане?

Оксана Ткаченко:

В последние месяцы рынок труда показывает серьёзное снижение числа открытых вакансий. В то же время и кандидаты стали очень осторожно рассматривать предложения и чаще отказываться от новых карьерных перспектив, выбирая существующую стабильность. Рынок труда сейчас замер – в выжидательной позиции находятся и работодатели, и кандидаты.


Бизнесмены сегодня озадачены поиском ответа на вопрос – каким теперь должен стать бизнес, чтобы быть востребованным? На рефлексию по ситуации времени не осталось, потому что самые креативные уже на старте с новыми идеями и решениями. И кто останется «на коне» – фрилансеры или профессионалы, которые находятся в потоке и вовремя реагируют на изменения, – выбор каждого.

Кто из-за пандемии пострадал на казахстанском рынке труда больше всего?

Оксана Ткаченко:

Этим летом в июле, когда первая волна коронавируса пошла на спад, наша компания ANCOR Central Asia провела собственное исследование – мы собрали мнение представителей разных отраслей о том, какой эффект произвёл на них кризис.


В сложившейся ситуации оптимизация количества персонала в том или ином объёме неизбежна. Однако на данный̆ момент только 12% опрошенных рассматривают возможность сокращения. Поэтому если решение расставаться с людьми и будет принято, то это будут только те сотрудники, чьи функции можно распределить без ущерба для эффективной̆ работы.

Инна Апенко:

Первая сложность, с которой мы столкнулись из-за пандемии, – это закрытие торговых центров, что для нас, как коммерческой организации, было блокировкой основного денежного канала. Во-вторых, из-за закрытия границ между городами мы не могли физически добраться до своего производства – наша фабрика находится в Талгаре, а команда управления – в Алматы. Однако мы смогли и не закрыли производство ни на один день. Для нас было очень важно сохранить рабочие места для производственных сотрудников, потому что это всё-таки уязвимые слои населения. 99% работников – это женщины из Талгара и Текели, многие из них – главные кормилицы своих семей.


Мы не увольняли людей – ни в производственной структуре, ни в ретейле никто не потерял своё место работы. Единственное, в апреле нам пришлось сократить доходы управленческого персонала на 30%, но, к счастью, сотрудники отнеслись с большим пониманием к ситуации. В июне мы вернулись в привычный фонд заработной платы, и сейчас уже работаем в обычном режиме.

Кто смог переориентироваться в период пандемии и как это можно сделать другим?

Алексей Ли:

Во время карантина спрос на онлайн-заказы вырос, но после этого он пришёл в своё нормальное состояние. Мы предприняли достаточно много мер, когда возник ажиотаж. Было много изменений в операционных процессах: перевели часть сотрудников на удалённую работу, изменили правила найма, потому что были трудности с передвижением по городу.

Инна Апенко:

Мир быстро меняется, и умение переориентироваться должно стать нормой жизни для всех нас. Своё производство мы переориентировали ещё до начала пандемии в Казахстане. Когда вирус начал активно распространяться по Китаю и Европе, мы разработали модели многоразовых масок из антибактериального полотна. До 20 марта объехали основные сети аптек в городе и предложили им свой продукт – когда наступил карантин, мы были одними из первых производителей, с кем сотрудничали аптеки. С конца марта по апрель мы шили только маски и изготовили более 300 тысяч штук. Для нас это также была и гражданская позиция – в стране не было масок и важно было удовлетворить эту потребность.


Учитывая потребность рынка, мы запустили новое направление – Family Sport. Это помогло нам пережить карантин без больших потерь, потому что чек в сегменте взрослой одежды выше. А ещё люди покупали вещи, в которых было удобно проводить время дома, на прогулках вместе с семьёй. На сегодня по итогам карантина это направление занимает 40% объёма наших продаж. Я не могу сказать, что мы выросли на 40% в карантин – продажи в детской одежде сильно упали, но зато нам удалось открыть для себя новую востребованную нишу.


Мы ожидали рост онлайн-торговли в сегменте одежды в ближайшие 3-5 лет, но пандемия перевела все продажи в онлайн за две недели. Конечно, мы тоже стали активно продавать через инстаграм, и ещё я хочу отдельно отметить маркетплейс – в частности, kaspi.kz, который составил очень серьёзную конкуренцию всем торговым центрам и моллам страны по темпу роста продаж. Также мы зашли на российскую площадку Wildberries. Будущее, безусловно, за онлайн.

Какие изменения произошли из-за перехода на удалённую работу?

Алексей Ли:

Как компания, которая впитывает практики других интернет-компаний, в частности международных, мы применяем ряд других методик по управлению и взаимодействию внутри коллектива. К примеру, сотрудники должны быть более самостоятельными, уметь задавать вопросы. С переходом на удалённую работу многое поменялось, потому что раньше можно было на расстоянии вытянутой руки спросить что-то, а сейчас для многих традиционных компаний стало вызовом, что сотрудники не сидят всё время в прямой досягаемости и благодаря работе из дома у них больше автономии. В этом плане для нас этот переход был достаточно комфортным.

Инна Апенко:

Удалённая работа стала абсолютно нормальным явлением, и на своём опыте я могу сказать, что мы не теряем в эффективности, а может быть, даже наоборот. Раньше человек приходил в офис, и его присутствие в офисе было равно его рабочему процессу. Сейчас на удалёнке необходимо всегда показывать результат, иначе деятельность сотрудника не видна – KPI выходит на первый план.

Мы сократили офисные помещения, потому что после опыта удалённой работы большая часть нашего управленческого персонала сошлась на нежелании возвращаться в офис. Сейчас мы собираемся на некоторые встречи, но очень много задач решаем онлайн. Мне самой чуть более привычен такой формат, потому что я живу на две страны – мой муж из Москвы, мой бизнес и мои родные – в Алматы. Несколько лет назад я пыталась работать удалённо из Москвы, и это было очень сложно, потому что в Казахстане все были приучены к формату живых встреч. В некотором смысле я рада, что карантин научил всех работать без потери эффективности из любого места, будь это твоя квартира или другая страна. Сейчас я в Москве, но работать, взаимодействовать с коллегами, партнёрами, даже с государственными чиновниками абсолютно комфортно.

Какие специалисты востребованы на казахстанском рынке труда сегодня?

Алексей Ли:

У нас есть две большие части: операционная деятельность, в которой много физического труда, – это работа в центре распределения заказов, работа в транспортной инфраструктуре. В этой части у нас есть постоянный спрос и на курьеров, и на сотрудников-комплектовщиков, и на работников склада.


Помимо вакансий, которые подразумевают физический труд, у нас есть постоянный спрос на инженеров, менеджеров, которые могут быстро адаптироваться к новым условиям и при этом впитывать традиционные знания тоже.

Инна Апенко:

Как производственная компания, мы нуждаемся в узких специалистах, которых довольно мало на рынке, – это технологи швейного производства, квалифицированные дизайнеры, которые умеют работать в графических программах и при этом могут создавать одежду. Если говорить про управленческий персонал, то нужны высококлассные маркетологи. И это должны быть специалисты, которые могут справляться с большим количеством задач сразу – в нашей команде таких большинство. Конечно, нужны профессионалы – не очень много специалистов в нашей стране умеют строить бренды, особенно отечественные. Важно отслеживать тренды и инвестировать в себя как в профессионала.

Какие специалисты будут востребованы в ближайшем будущем?

Оксана Ткаченко:

Уже сейчас можно отметить рост e-commerce в Казахстане. Всё больше компаний осознают необходимость продвижения и ведения бизнеса через социальные сети и ресурсы. Отсюда следует логичный̆ вывод: в ближайшее время самыми востребованными станут профессии, связанные с digital-пространством, IT-специалисты, специалисты в области больших данных и те, кто уже с лёгкостью адаптировался под онлайн-реалии. Совсем скоро настанет время антикризисных менеджеров, экспертов по HR и цифровой̆ трансформации.

Алексей Ли:

Большой прирост в операционке был во время карантина, и мы нуждались и в курьерах, и сотрудниках складской части. Искали сотрудников на различных специализированных сайтах. Мы ожидаем, что компания будет прирастать в ближайшие годы, поэтому у нас регулярно будут появляться новые рабочие места, новые вакансии, новые роли.

Инна Апенко:

В будущем в нашей компании будет расти спрос на качественный маркетинг и онлайн-менеджмент. Вся сфера активно уходит в онлайн-среду, и для нас это абсолютно новая история. Поэтому нужны будут люди для работы и коммуникаций с маркетплейсами, для создания и управления интернет-магазинами, для ведения социальных сетей.

Какие профессии можно назвать профессиями будущего?

Алексей Ли:

Профессии будущего связаны с интеллектуальным трудом. Это digital-маркетинг, product management, программирование (как мобильная разработка, так и back-end). Начиная с определённого момента, будет расти спрос на специалистов в сфере машинного обучения.


Что касается навыков – если выбирать между сотрудником, у которого хорошее образование, но мало опыта, и тем, у кого есть большой опыт, но образование слабее, я выберу третьего – и хорошее образование, и опыт работы.


В ролях, подразумевающих интеллектуальный труд, важны такие навыки, как:

проактивность – это главное: когда человек мотивирован не сиюминутной выгодой или своим руководством, а имеет большую внутреннюю силу и мотивацию;
профессиональные знания и умение их находить, отсеивать и впитывать;
умение коммуницировать и взаимодействовать с другими плюс умение возражать, не просто быть исполнителем, а аргументированно спорить, впитывать другую точку зрения.

Блестящим образованием невозможно заменить опыт, хотя важно и то и другое. Я понимаю это сейчас на собственных ошибках. Блестящему выпускнику всё равно нужно набираться опыта. Выпускникам следует смотреть не на места, где большая зарплата, а места, где за первые пять лет, которые могут стать определяющими для последующей карьеры, можно получить бесценный опыт.

Что ждёт казахстанский рынок труда в ближайшем будущем?

Оксана Ткаченко:

Окончание пандемии нового коронавируса принесёт не только перспективы для новых специальностей, но и угрозы для целого ряда профессий. Сильнее всего может пострадать сфера туризма, в особенности турагенты и экскурсоводы. Карантин ускорил процессы автоматизации и цифровизации рабочих процессов, которые начались ещё до пандемии, – это может угрожать значительному количеству специальностей: в их числе младшие сотрудники профильных отделов, младшие аналитики, юрисконсульты, менеджеры банков, риелторы, event-менеджеры, переводчики, учителя и репетиторы, а также работники тех сфер, где функционал частично или полностью можно автоматизировать.

Алексей Ли:

Конечно же, произойдут изменения на казахстанском рынке труда. Сейчас меняется всё. К примеру, рынок такси претерпел изменения за считаные годы. Изменения будут подразумевать то, что все профессии будут требовать каких-то новых навыков. Есть общая тенденция, что есть отток эмигрирующих людей, и она будет сохраняться, возможно, увеличиваться. Но подрастает следующее поколение. Всегда будут появляться новые специалисты, а у компаний ввиду какого-то оттока профессионалов будут появляться вакансии. Люди, обладающие определёнными навыками, например, soft skills, и при этом с глубоким знанием своей профессии, будут востребованы.
Обложка: Азиза Киреева

Фотографии: продоставлены экспертами материала

This project is supported by a grant provided by the U.S. Embassy in Nur-Sultan, Kazakhstan. All opinions expressed are those of the author and do not necessarily reflect those of the U.S. Government or the U.S. Mission to Kazakhstan.


Данный проект реализуется с помощью гранта от Посольства США в Нур-Султане, Казахстан. Мнения, выраженные в материалах, принадлежат их авторам и не обязательно отражают точку зрения Правительства США или Дипломатической Миссии США в Казахстане. 

M

Читать также: