Алкоголизм – анестезия от жизни
ЖИЗНЬ
Алкоголизм – анестезия от жизни
ЖИЗНЬ
Мы долго думали о том, как и что написать на эту серьёзную тему, читали, искали, переживали. А потом нас позвали на собрание группы анонимных алкоголиков, и мы познакомились с женщинами, которые согласились поделиться своими историями. Оказалось, что это финальный шаг в их программе лечения – рассказать другим о себе, о своей проблеме и о своём пути к трезвости. Сегодня на Manshuq мы публикуем искренне рассказанные истории трёх женщин.
История Ляззат

Признать проблему – самый первый и самый большой шаг. Когда я пришла в сообщество анонимных алкоголиков, я уже знала, что бессильна перед алкоголем, знала, что ничего с этим сделать не могу.

Прийти сюда было моим единственным выходом. Когда я узнала про программу из 12 шагов, про само сообщество, я невероятно обрадовалась, потому что просто не видела выхода. Я два года пила, знала, что это болезнь, но мне ничего не помогало: ни беседы с врачами, ни беседы с родственниками.

Мама мне говорила: «Ляззат, ты же можешь стать алкоголиком».
Я отвечала: «Мам, ты что! У меня двое детей, у меня ответственность!»
Я не знаю, как объяснить это заболевание. Сейчас оборачиваюсь, смотрю на прожитую жизнь, вспоминаю, как начала пить, и понимаю, что началось всё гораздо раньше, чем мне казалось. Первый раз я попробовала алкоголь, когда мне было пятнадцать. Я помню, как это было, и все последующие разы – по праздникам, на дискотеках. Даже тогда мои поведение и мышление были уже задеты этой болезнью.
Видимо, мне нужно было дойти до самого дна, чтобы в итоге от него оттолкнуться
Это тяга на физическом уровне, с которой невозможно справиться. Десять лет назад, когда мне говорили и мама, и посторонние люди, что я спиваюсь и становлюсь алкоголиком, я была уверена, что со мной такого случиться не может. Два года назад я после каждой выпивки болела, опохмелялась, искала выход, но не могла его найти. Видимо, мне нужно было дойти до самого дна, чтобы в итоге от него оттолкнуться.

Поначалу я ещё пыталась справиться сама: при помощи капельниц и других лекарственных методов, разговаривала с психологами и психиатрами, с друзьями, у которых было медицинское образование, уменьшала количество употребляемого алкоголя. Ничего не помогало. Так я и опустилась на самое дно. И увидела выход.
В какой-то момент почувствовала, что ещё один глоток, и я просто умру
Я помню тот день. Когда мне было совсем плохо, я отключалась от всех, отключала все телефоны, говорила детям отвечать, что меня нет. Я пила. Вообще я человек нерелигиозный, но тогда я пила и молилась «Боже, забери уже у меня жизнь, я устала, я не могу». Самое интересное, что я хотела жить. Я чувствовала ответственность перед своими детьми, которых я родила, я должна их вырастить и воспитать. После нескольких дней запоя я сидела, закрывшись в комнате, дети были где-то сами по себе. В какой-то момент почувствовала, что ещё один глоток, и я просто умру. Я попросила «Боже, помоги мне, я больше так не могу». А потом включила телефон. Мне позвонил знакомый, после чего меня положили в отделение наркологии. Я поняла, что потерпела поражение перед алкоголем. Когда меня привели в чувство, пришли ребята из сообщества анонимных алкоголиков. И это был мой луч в тёмном царстве.

Я пришла в группу. Прохожу программу сама и помогаю другим. Мой сын недавно сказал: «Мам, ты поставила рекорд Гиннесса!» Я не поняла, какой. А он ответил: «Раньше ты и два часа не могла прожить без пива, а сейчас, смотри, сколько времени ты уже не пьёшь! Я даже сбился со счёта». В нашем доме снова смеются, а в семье снова живёт любовь.

Я каждый день благодарю Бога, что я трезвая.
История Кристины

У каждого своя история. Неизвестно – врождённое ли это заболевание или приобретаемое. Но я точно знаю, что когда в 14 лет я начала пить, это просто стало моим единственным смыслом жизни. Я не валялась в арыках, ходила на работу, чего-то добивалась, но при этом всегда думала – какая моя цель? Примерно год назад я поняла, что моей целью всегда было дождаться пятницы, пойти затусить с друзьями, набухаться, а потом гулять и все выходные. Вся моя энергия и силы уходили именно на это. Постепенно я начала пить и в понедельник, и во вторник, позволяя себе 2-3 рюмки или пиво. И прошлым летом я ушла в запой – пила месяца два беспробудно. Я ходила на работу, но постоянно пила и утром, и вечером.

Уже друзья, с которыми ты бухала до этого, говорят: «На фига ты пьёшь? Может, тебе остановиться?» А ты в ответ с агрессией: «Кто вы такие, чтобы меня учить?»
Со временем появляется страх, что про тебя плохо скажут или подумают. И ты находишь такого же человека, который не обременён обязанностями, тусуешься с ним везде, пьёшь и не осознаёшь, что ты – алкоголик. Тебе кажется, что ты просто весело живёшь. А звоночки звучат со всех сторон. Уже друзья, с которыми ты бухала до этого, говорят: «На фига ты пьёшь? Может, тебе остановиться?» А ты в ответ с агрессией: «Кто вы такие, чтобы меня учить?» Потом дочка, которая везде с тобой, начинает тебя бояться. Потому что однажды, напившись, ты наорала на неё с невероятной агрессией, а после ты ничего не помнишь.
Я уже полтора года не пью, а дочка только недавно перестала пугаться любых моих слов и резких смен настроения
Я сидела во дворе, и ко мне подсел знакомый сосед. Я была с сильного похмелья, пила пиво и держалась. А он начал рассказывать, что происходит у нас во дворе. Рассказал про одного парня, который на десять лет меня моложе и утром умер от сердечного приступа. Про другого, который ночью проснулся, хотел опохмелиться, выпил что-то не то и тоже скончался. Я в этот момент оборачиваюсь и вижу надпись на стене «Выхода нет». Я тогда испугалась и меня охватила паника. Я начала говорить скороговоркой «Господи, помоги мне, Господи, помоги мне».

После того как я перестала пить (тогда ещё я не была в программе), я замкнулась в себе. Мои друзья продолжали пить, хотели со мной общаться, но когда они приходили ко мне, я не знала, о чём с ними говорить. Вообще я экстраверт по натуре, а тут на меня навалились страхи, неверие в себя, чувство вины. Когда пришла в программу, я поняла, что все эти эмоции и душевные переживания присущи всем алкоголикам. Они накапливаются, потому что при помощи алкоголя ты всё время их глушишь. А в группах тебе дают простые инструменты, с помощью которых их можно отпустить. И тебе становится легче жить, ты легче воспринимаешь эту реальность, ты становишься добрее. Но самое главное, что ты научаешься и прощать других.

Раньше подобные групповые встречи я видела только по телевизору и думала, что бред какой-то придумали американцы. А потом сама пришла в группу с подругой, с которой мы вместе пили. Сейчас мне 43 года, пить мы начали в 14 лет, то есть почти 30 лет я употребляла алкоголь, а со стороны могло казаться, что я просто весёлый человек, который любит выпить. Мне муж говорил: «Кристина, ты – алкоголик», я отвечала, что со мной всё в порядке, я весёлая, а болею, потому что у меня вегетососудистая дистония. А потом я сама в группе произнесла: «Я Кристина, я алкоголик». Не могу сказать, что сразу испытала облегчение. Но я согласилась прийти и во второй раз и после прошла все 12 шагов. Я тогда почувствовала, что жизнь снова для меня открыта: покрасила волосы в розовый цвет, сделала блефаропластику. Недавно составляла карту желаний и поняла, что раньше не видела целей в жизни, а у меня их вон сколько! Я очень многого хочу достичь.
История Алины

У меня папа умер от алкоголизма очень рано – в 56 лет. С детства я боялась алкоголя, не переносила запах и вообще всё, что с ним было связано. Меня буквально выворачивало. И я никогда не думала, что сама когда-нибудь стану алкоголиком. А потом как-то в 14 лет в пионерском лагере, попробовав первый раз в жизни алкоголь, я почувствовала себя очень красивой и смелой. Физически мне было не очень хорошо от выпитого, но внутри я как будто расцвела. И алкоголь стал мне другом.

Сначала алкоголь становится другом, потом господином, а потом он становится палачом. Одно время алкоголь я воспринимала как проклятие. В 35 лет я работала с медиками, и у них было заведено в обеденный перерыв выпить и идти на работу.

А я приезжала домой и мне хотелось продолжать пить. Я стала замечать, что мне нужно больше, чем другим. Когда компания разъезжалась, я хотела ещё. «Это проклятие, доставшееся мне в наследство», – думала я. И в первый раз, когда меня отправили на лечение в Бишкек, я поехала туда с большим рвением, с желанием, чтобы всё поскорее закончилось. Мне было стыдно, и я была счастлива, что я вылечилась. Ремиссия продлилась два года и восемь месяцев.

Я сорвалась на проблеме, которая бывает у многих женщин, – ревность. В первый раз тоже была ревность. Я начала пить в 23 года, когда муж мне изменил. Я часто его обвиняла, что это он во всем виноват. И вот я снова сорвалась. Я увидела, что снова кто-то появился, долго держалась, пыталась, но потихоньку снова начала пить.
Дно может быть разным – эмоциональным, психологическим, реальным дном, но оно одно – когда не можешь пить и не можешь не пить
Алкоголизм – коварная болезнь. Она захватывает с каждым годом всё больше и больше. Всё доходит до того, что человек закрывается дома и пьёт один, а потом прячется, врёт. Я искала спасения, когда мне было плохо после запоя: ездила в Индию, ходила к бабкам на лечение, бегала в церковь. Говорила себе, что вот дочь поступит в вуз, выйдет замуж, тогда я брошу. Давала постоянные клятвы и обещания и продолжала пить. А потом ты доходишь до дна. Дно может быть разным – эмоциональным, психологическим, реальным дном, но оно одно – когда не можешь пить и не можешь не пить.

В 2013 году меня «мешком» привезли в наркологию. Муж привёз и сказал, что это моё последнее пристанище. А я же скрытно до этого лечилась. Помню, была жутко обижена, что меня засунули принудительно на лечение. А мои близкие – муж, дочь, мама – сказали: «Вот выпишешься, мы тебе квартиру снимем, заставим всю алкоголем, умри с Богом, мы тебя отмолим». Устали они.

В наркологии я узнала, что есть группа анонимных алкоголиков. Это и есть двенадцатый шаг – ходить и рассказывать другим о себе, свою историю. Я спросила у ребят, которые пришли ко мне, есть ли в группе женщины? Они ответили: «Нет, приходи, будешь первой». Так я стала ходить в группу, в которой были я и четверо мужчин. Сейчас я рада, что меня тогда в наркологию привезли. И благодарна. Первое время мне было очень стыдно. А сейчас я не стыжусь и готова помогать людям. В особенности женщинам.

Я двоечница «в шагах». Уже четыре года в группе анонимных алкоголиков, а сделала всего четыре шага. Но как-то я смогла сделать все двенадцать шагов за сутки. В группу я пришла в 49 лет и первое время стеснялась, что все остальные моложе меня. Но приходят люди и старше. Здесь я могу всем поделиться, и знаю, что меня поймут. Мама моя – прекрасный человек, но ей я не могу рассказать, она меня не так поймёт. Моя дочь – доктор юридических наук, но она тоже меня не поймёт. Потому что она не алкоголик, слава Богу.
Алкоголизм – болезнь одиночества. Когда кажется, что тебя не понимает никто
С мужем у меня сложности. Пока я пила, у него появилась новая семья. Для меня это была катастрофа космического масштаба, земля ушла из-под ног. Я всегда думала, что пью из-за него. А потом было три месяца трезвости, я не запила, потому что группа поддержала. Четверо мужчин. Я очень благодарна. Когда женщины стали приходить, мне стало легче. Я хочу обратиться ко всем женщинам: «Приходите, выход есть!» Мы боимся, мы думаем: «А может, я все-таки не алкоголик?» Но надо признать свою болезнь. А потом ты начинаешь выздоравливать. Не сразу, но мы выздоравливаем.

Алкоголизм – болезнь одиночества. Когда кажется, что тебя не понимает никто.

В следующих материалах мы опубликуем экспертное мнение психотерапевта и нарколога.
Иллюстрации: Роман Захаров


Тэги: здоровье, психология
M