Психотерапевт
Светлана Гамеза:
«Алкоголизм – проблема воспитания»
ЖИЗНЬ
Психотерапевт
Светлана Гамеза:
«Алкоголизм – проблема воспитания»
ЖИЗНЬ
После историй, услышанных в группе анонимных алкоголиков, мы продолжаем разбираться в этой серьёзной теме вместе с психотерапевтом Светланой Гамезой.
– Как часто к вам обращаются с этой проблемой?
– Алкоголики отрицают или недооценивают свою болезнь, и это основная проблема. У наркоманов, к примеру, деградация идёт очень быстрая, и они её замечают. А у больных алкоголизмом психические нарушения происходят медленно, и зачастую даже окружающие ничего серьёзного не видят.
– Можно ли говорить, что существует генетическая предрасположенность к алкоголизму?
– На мой взгляд, это заболевание не генетическое и не наследственное. Это проблема воспитания.

Предрасположенность к алкоголизму существует. Она обусловлена количеством фермента алкогольдегидрогеназа в организме. К примеру, японцы могут много пить и не пьянеть. А у казахов, у которых в питании практически не было овощей и фруктов, алкогольдегидрогеназы крайне мало, и вероятность спиться поэтому очень высокая. То есть можно говорить о генетической предрасположенности, но не о самом заболевании.
– Расскажите подробнее о проблемах воспитания.
– Всё начинается с поведения родителей. Дети что делают? Копируют всё, что видят в семье. В нашей культуре есть такие послания: тебе хорошо – выпей, тебе плохо – выпей. И все эти традиции, ценности, установки ребенок впитывает, как губка.

Когда ко мне обращаются с вопросом «Что же делать, если подросток начал выпивать?», я отвечаю, что подростка, своего ребёнка, надо любить. Алкоголики – это зависимые люди. Значит, рядом с ними живут созависимые. А что такое созависимость? Это гиперконтроль, недоверие, неумение принимать решения, брать ответственность, низкая самооценка. К примеру, вместо слов одобрения ребёнок постоянно слышит «посмотри, какие дети у соседей, а ты?» В итоге он идёт искать компанию, где его примут. Ребёнок, которого любят, не станет алкоголиком.
– Как работают группы анонимных алкоголиков?
– Такие группы – зеркала, в которых алкоголик видит себя. Чтобы программа начала работать, посещать группы желательно ежедневно в течение первых трёх месяцев.

Работа в группах – это само- и взаимопомощь. Я пробовала работать с алкоголиками индивидуально, у меня не получилось. Поэтому я рекомендую группы. Если работа в группе выстроена правильно, участники обмениваются контактами, и когда им плохо, звонят всем подряд. С одним пять минут поговорит, с другим две минуты, и это помогает.

Группы анонимных алкоголиков самоорганизуются, они ни от кого не зависят – ни от организаций, ни от спонсоров, сами себя содержат. Это принцип, на котором всё построено: взять ответственность за себя на себя. Меня приглашают в группу как психолога, я по субботам веду семинары, и это только по желанию группы.
– Правда, что женщины спиваются быстрее, чем мужчины?
– Женщины поздно обращаются. И потом у женщин гораздо больше проблем и мало кто им в этом помогает. Если мужчина пьёт, жена его везёт в больницу, буквально тащит. А женщина в своей беде одинока – родители упрекают, дети не понимают, муж не помогает. Она одна живёт со своим алкоголизмом.
– Когда нужно начинать бить тревогу?
– Пьянство делится на два вида. Бытовое – когда человек может себя контролировать. То есть он знает, что завтра на работу, поэтому сегодня выпивать он не будет. А вот когда этот контроль теряется и человек пьёт несмотря на то, что у него есть обязанности, это уже серьёзно. Когда того самого фермента алкогольдегидрогеназы мало, бытовое пьянство очень быстро перерастает в алкоголизм.

А по стандартам ВОЗ, человек, который раз в месяц выпивает 100 граммов алкоголя, уже алкоголик.
– А как же французы с их культурой пить вино за обедом и ужином?
– Они алкоголики. Кстати, групповая система анонимных алкоголиков пришла к нам именно с Запада.
Иллюстрации: Роман Захаров


Тэги: здоровье, психология
M