Мила Фахурдинова: «Что значит быть феминисткой?»
ЖИЗНЬ
После письма от незнакомой девушки в соцсети автор Manshuq Мила Фахурдинова задумалась – как в современном обществе понимаются «феминизм» и «толерантность» и что эти слова значат лично для неё.
Мила Фахурдинова
20 февраля 2019
Я, как натура впечатлительная, почти никогда не читаю комментарии, отзывы и рецензии на то, что делаю. Друзей и знакомых с удовольствием послушаю – и критику разгромную приму, и от похвалы не зазнаюсь, а когда посторонние обсуждают – прямо съёживаюсь вся.

Причём не важно – хорошее ли говорят или ругают. После того как текст или фильм завершён – в свободном плавании он, вроде как и не моё даже.

И люди обычно тоже с пониманием к такой позиции относятся, в личные границы не вторгаются.

Но вот недавно девушка не поленилась, нашла меня в соцсетях и в личку большое письмо прислала – мол, читаю вас всегда, любимый автор, но тут засомневалась в вашей толерантности, раз вы мужчин на бедных и богатых делите, и вообще – у вас что ни текст, то про любовь и секс, неужели феминисток такое волнует?!

И тут я зависла. Быть феминисткой для меня – это означает лишь то, что я личность, самостоятельная, ни от кого не зависимая, не позволяющая себя притеснять и готовая отстаивать права (не только свои, но и любого слабого вне зависимости от его пола).

Как это связано со стремлением иметь полноценную семью или встретить достойного партнёра по жизни, желанием заниматься нескучным сексом или ходить на интересные свидания?

Толерантность – это вроде тоже не про закрытые глаза и отсутствие собственной позиции – да, априори ко всем как к равным, но если я не ем груши, то почему я должна молча ими давиться, «ведь они тоже фрукт»!

Есть ощущение, что в современном обществе для многих эти два слова утратили своё истинное значение, превратившись в орудия для охоты на ведьм. Без разбора каждый вкладывает в «феминизм» и «толерантность» какие-то свои личные смыслы, подгоняя их под то, что удобно в каждый конкретный момент.

Вот мой друг – он возглавляет всех операторов на чемпионатах мира по различным групповым видам спорта. После того как игры в России закончились, он уехал к себе в Париж, где целый месяц писал отчёты для организаторов. Отдельным документом были рекомендации, как улучшить работу видеоштаба в следующий раз.

И друг с гордостью прислал мне скриншот – он требует увеличить количество операторов-женщин до 250 на 500 человек персонала (на последнем чемпионате их было восемь).
Без разбора каждый вкладывает в «феминизм» и «толерантность» какие-то свои личные смыслы
– Послушай, но ведь странно брать специалиста, только исходя из его половой принадлежности? – удивляюсь я.

– Ничего странного! Ты просто не феминистка! – разочаровался во мне приятель.

У меня и самой была подобная история – одно продюсерское агентство пригласило работать в штат. Как потом выяснилось, им просто нужна была женщина для видимой толерантности, потому что все остальные режиссёры в пуле компании – мужчины. А это – «несовременно» и негативно влияет на имидж компании.

Как я должна чувствовать себя после такого?

Мне хочется быть уверенной, что работу я получаю не за природой данные первичные половые признаки, а исключительно потому, что хороший специалист.

Мы все помним те времена, когда женщины, даже будучи более крутыми в своей области, получали меньшие оклады или не имели возможности расти в профессии наравне с мужчинами. Но сейчас, на мой взгляд, ситуация принимает прямо противоположный окрас.

Денис учится в Штатах уже третий год, летом он приезжал в гости и рассказал какую-то совершенно дикую историю. На первом курсе ему пришлось несколько месяцев встречаться с самой популярной девушкой колледжа только потому, что он нравился ей и окружающие вообще не понимали, почему он от такой красотки бегает.

Аргумент «Она мне просто не нравится» не прокатывал, и друзья заподозрили Дениса в расизме!

Да, девушка была афроамериканкой.

«Лучше быть тряпкой, чем расистом!» – грустно улыбнулся мой друг.

Так они и «любили» друг друга – девушка в абсолютной уверенности, что это взаимно, а Денис в поисках нормального предлога, чтобы расстаться…

Нужна ли нам такая толерантность?

Можно привести в пример и ещё большее безумие – если вы думаете, что так только в Европе, а нас никогда не коснётся, – уверяю, это заблуждение.

В октябре во Франции активно обсуждали новость о пакистанце, который насиловал женщин и сел за это в тюрьму. Однако одна из изнасилованных им, пятнадцатилетняя девочка, родила от маньяка сына. И теперь она должна, по постановлению суда, носить ребёнка в тюрьму, чтобы отец (!) мог его видеть и общаться, потому что «у папы тоже есть права».

Я не знаю, как выглядит судья, принявший это решение, какого он пола и что творится в его голове, но это же ненормально. Или только я со своим устаревшим нетолерантным и нефеминистическим сознанием так считаю?
Всё чаще появляется ощущение, что мы сами себя загоняем в ловушку
На днях меня отчитала подруга. Мол, если ругаешься матом, то использовать для выражения своего восхищения женские детородные органы – это ок, но говорить, что всё летит в тартарары, используя опять же производное от матерного названия женских половых органов, – сексизм. Феминистки так говорить не должны! Можно ли употреблять для тех же самых эпитетов мат, образованный от названия мужского полового органа, и не будет ли и это тоже сексизмом – подруга не уточнила.

Так и представила себя в следующий раз, как захочу выругаться: сначала сяду и проанализирую – ничью ли гендерную позицию я не задела?

С хорошими словами, как выясняется, тоже беда. Мой друг на гастролях в Омске сделал комплимент незнакомой девушке, а та на него накричала и обвинила в лукизме! С одной стороны – я её понять могу, но с другой – приятель теперь зарёкся комплименты делать, а мы все очень любили их от него получать.

То есть из-за одной осознанной женщины многие неосознанные не услышат о красоте своих глаз, волос, носа, ног, платья…

Моя знакомая была влюблена в очень интересного молодого человека. Они несколько раз встретились (в основном – в общей компании), пару раз погуляли и пару раз занялись сексом. Потом парень исчез, подруга страдала какое-то время, но, разумеется, успешно забыла кавалера уже через полгода. Затем они как-то случайно встретились на мероприятии, и, будучи в изрядном подпитии, девушка набралась смелости и прямо спросила – почему он ей не писал?

Это было бы смешно, если бы не было настолько глупо – парень признался, что «феминист», и решил, что то, что именно он всё время инициирует встречи, – давление на женщину. Она сама должна сделать выбор. Подруге же моей даже в голову не пришло, что если человек бесконечно писал сам, то теперь – её феминистическая очередь.

Я не вижу проблемы в том, как развивается наше общество – мы не идём в будущее, мы живём в нём. Тот уровень терпимости и толерантности, что уже существует в развитых странах, ещё десять лет назад и представить было невозможно.

Но всё чаще появляется ощущение, что мы сами себя загоняем в ловушку.

Ни одна мышца не дрогнет во мне от возмущения, если парень на свидании предложит оплатить счёт или откроет передо мной дверь в такси. Это вовсе не обязательно, но точно будет бонусом в моём восприятии его как потенциального партнёра.

Я хочу, чтобы за мной ухаживали, чтобы мужчина не боялся говорить комплименты, чтобы я могла чувствовать себя слабой и защищённой. Меня нисколько не напряжёт постирать футболки своего молодого человека или приготовить ему ужин, просто потому, что я делаю это лучше и знаю, что ему будет приятно.

Но у нас нет и не может быть никаких гендерных обязанностей, только желание радовать друг друга.

И я не становлюсь от этого меньшей феминисткой.

Толерантность же моя заключается в том, что я никогда не осужу другого за сделанный выбор, но и сама хочу иметь право на собственный вкус и возможность не любить что-то, что не вписывается в мои предпочтения.

Давайте попробуем быть толерантными к нетолерантным и относиться к мужчинам как к равным, несмотря на то, что феминистки.

Ведь, кажется, изначально это так и задумывалось.
Иллюстрации Романа Захарова
M
Материалы по теме:
Читать ещё:
Показать ещё