Жизнь казахстанки в Дубае: история вторая. Денежная
ЖИЗНЬ
Возможно, съёмки в кино были одной из самых интересных работ казахстанского журналиста Алины Мустафиной в Дубае. Но кто бы мог подумать, что самой прибыльной станет работа промоутера! Подробности Алина рассказала в новой истории специально для Manshuq.
После съёмок в кино я успела поработать редактором журнала и продавцом сувениров в магазинчике на побережье. В одном месте мы не сошлись характерами с начальником, в другом было ужасно скучно, да и платили немного. И я снова взялась за поиски. Одна известная табачная компания набирала промоутеров для работы в Duty Free в международном аэропорту Дубая. Требовались коммуникабельные девушки с приятной внешностью, хорошим знанием английского и визой от мужа. «Это же про меня!» – подумала я и отправилась на кастинг. Взяли! Это был мой дубайский джекпот.

Новый опыт

Волнение моё в первый рабочий день не знало границ: мне предстояло делать то, чем я никогда раньше не занималась и чего боялась как огня – продавать. Не просто продавать за прилавком, как в сувенирной лавочке, а втюхивать…
Мне предстояло делать то, чем я никогда раньше не занималась и чего боялась как огня – продавать
Перед нами стояла задача – убедить покупателя приобрести сигареты, которые мы рекламируем, а приманкой служили подарки. Все промоутеры должны были записывать продажи в специальный журнал, а наш супервайзер регулярно интересовалась этими цифрами, оказывая несомненное психологическое давление.

Правила были зверские. К примеру, нам запрещали сидеть и некрасиво (!) стоять. Нас так застращали на тренинге, что весь первый месяц я ни разу не присела во время работы, не считая двух перерывов: на обед и чай. Но с каждым новым промоушеном я позволяла себе всё больше вольностей: отдыхала на коробках на складе, отыскав место без видеокамер, сидела в сигарной комнате под предлогом записи продаж в журнал, ходила в туалет просто, чтобы отдохнуть. Перерыв на чай длился десять-пятнадцать минут, а на обед – час. Нельзя было устраивать перерывы одновременно с другими промоутерами, но периодически нам это удавалось. И тогда мы могли вдоволь посплетничать.

Поначалу мне было тяжело перешагнуть через собственную гордость и принять новые обстоятельства, многочисленных начальников, строгие правила и жёсткий график. После работы в редакции за клавиатурой и на фотостудиях, после вечеринок и презентаций, посещение которых тоже входило в круг обязанностей редактора глянца, продавать сигареты пассажирам аэропорта было все равно что наступить на горло собственной песне. Я пыталась сконцентрироваться на цели – деньгах. Иногда получалось. Так я продержалась месяц. Потом решила поработать второй, а после осталась и на третий.
Правила были зверские
Рабочий день в Dubai Duty Free обычно длится восемь часов, местный персонал работает в три смены: две утренние, две дневные и две ночные. После следуют два выходных. У промоутеров рабочий день мог начаться в любое время. Выходных не было вовсе! От акции к акции графики менялись, работать приходилось по 8-12, а иногда и 14 часов и днём и ночью. Зато вознаграждение было соответствующим. За месяц мы зарабатывали от пяти до семи тысяч долларов (нам платили по 25 долларов за час) – столько в Дубае получают квалифицированные инженеры. Очередная промоакция в моих планах должна была стать последней. Но другой работы у меня пока не было, как не было и времени на её поиски. А потом подходила зарплата и становилась очень веским аргументом. Так продолжалось полтора года…

Рабочие будни

Через пару недель в Dubai Duty Free я разработала собственную тактику продаж. Я делала вид, что я не промоутер, а обычный консультант в сигаретном отделе, и предлагала помощь покупателям. Я прикидывала: купит ли человек сигареты другого бренда вместо того, в котором был заинтересован изначально. Оценивала я это… по национальности. Русскоязычных всегда старалась переубедить, впрочем, как и индийцев, китайцев, филиппинцев, арабов и некоторых европейцев. Англичан, которые целенаправленно приходили за своими брендами, оставляла в покое. Остальным я, как бы между прочим, говорила, что в отделе проходит промоушен новых сигарет и в случае покупки пары блоков покупатель получит подарок. Сюрпризы на каждой промоакции были свои: билет моментальной лотереи и шанс выиграть новый iPod, зажигалки с гравировкой, диски с лаундж-музыкой, штопоры и дозаторы для вина, ручки, возможность выиграть путешествие в любую страну мира… Многие попадались на мою удочку и покупали сигареты, которые я рекламировала. Особенно хорошо «клевали» русскоязычные.
Через пару недель я разработала собственную тактику продаж
Казалось бы, рутина, но ни один мой рабочий день в аэропорту не был похож на предыдущий. Коллеги менялись каждые восемь часов, пассажиры – каждую минуту. Когда совсем не было рейсов (к примеру, во время извержения вулкана в Исландии), я общалась с другими промоутерами, бегая на их промопосты – это оказалось возможным, когда нас никто не проверял. Но чаще всего болтала с кассирами и консультантами, стоявшими неподалеку от моего рабочего места. Они рассказывали мне о своей жизни, новинках косметики, моды и популярных парфюмах. В то время я была в тренде, несмотря на то что кроме аэропорта никуда не ездила и с «внешним миром», кроме бойфренда, практически не контактировала. Парфюмами и кремами я пользовалась бесплатно, проходя мимо тестеров разных марок.
Хотя я несколько раз объясняла менеджерам, что страны Куиргастан нет ни на одной карте, а я вообще-то из Казахстана
Несмотря на то что каждый мой час, минута и секунда оплачивались, меня не покидало ощущение, что время проходит впустую. Поэтому я пыталась учить новые английские слова, писала заметки прямо на рабочем месте на листке бумаги или в туалете в свой дневник в ЖЖ.

А ещё я выучила арабские цифры от нуля до десяти и могла воспроизвести регулярные объявления типа: «Не оставляйте багаж без присмотра» или «Выход на посадку закрывается за пятнадцать минут до взлёта» с той же интонацией, что и девушка-диктор. Надо же было как-то развлекаться!
В часы пик я пыталась понять людей со всего мира, различая акценты и разгадывая жесты, когда ни по-английски, ни по-русски пассажиры не говорили. Они не знали, что я не работник аэропорта, а просто промоутер, и часто просили меня о помощи. Помогать было приятно, это отвлекало от скучной промоработы.

Большинство пассажиров интересовались, откуда я. В день вопрос «Where are you from?» я слышала, наверное, раз по пятьдесят! Какое только гражданство мне не приписывали: называли и австралийкой, и филиппинкой, и китаянкой, и даже англичанкой. А на бейдже и вовсе написали Qweergasthan, хотя я несколько раз объясняла менеджерам, что страны Куиргастан нет ни на одной карте, а я вообще-то из Казахстана.

С меня хватит!

Многочасовая работа на ногах без выходных привела не только к внушительной сумме денег, скопившейся на депозите, но и к отсутствию личной жизни и расшатанным нервам. Я месяцами просыпалась в четыре часа утра и возвращалась домой в шесть вечера, а потом ещё полгода мой будильник звенел в шесть утра, а дома я оказывалась в девять вечера. Я буквально не видела белого света: когда выезжала из дома, было ещё темно, а когда возвращалась – уже темно.
Хотя я несколько раз объясняла менеджерам, что страны Куиргастан нет ни на одной карте, а я вообще-то из Казахстана
С друзьями я не общалась по полгода, в вечеринках не участвовала, о городской жизни не имела никакого представления. Я практически жила в аэропорту. Стоя на рабочем месте по три-четыре месяца подряд без отдыха, я мечтала хотя бы об одном выходном в месяц. Я не понимала людей, которые жаловались на то, что могут отдыхать лишь по пятницам, и завидовала работникам Duty Free, начинающим первую утреннюю смену после уик-энда. По сравнению с нами они казались гораздо свежее и веселее (и это несмотря на то, что с постоянной переменой графика выглядели они тоже не лучшим образом).

Иногда мне снились страшные сны, будто мои ноги полностью покрыты варикозной сеткой и светятся изнутри. После таких кошмаров я ехала в аэропорт с намерением доработать последний промоушен и уволиться, но всегда соглашалась на следующую промоакцию. Контракты были краткосрочными, уйти можно было в любой момент. Но мне казалось нелогичным отказываться от возможности самой заработать большие деньги.
А ещё заработанные в дубайском аэропорту деньги помогли мне получить новую профессию
Все промоушены длились не дольше месяца, именно из-за этого выходные промоутерам не полагались. Но не успевала закончиться одна промоакция, тут же начиналась другая. Наши документы для работы в аэропорту были всегда готовы, поэтому агентство не заморачивалось поисками новых людей. В итоге все девушки работали на износ. За полтора года у нас было лишь пару месячных перерывов и несколько недельных.

Работать было тяжело не только физически, но и морально из-за однообразия, отсутствия развития и карьерного роста. Каждая из нас была измождена и мечтала об отдыхе, но работу никто не бросал, всем хотелось ещё денег. Хотя тратить зарплату было абсолютно некогда, так же как и обналичивать чеки от агентства в банке. Я лишь изредка покупала себе косметику и парфюм «не отходя от кассы» в Duty Free.

Через полтора года я наконец нашла в себе смелость завязать с промоушенами. Я и удивляюсь, как сумела столько продержаться, и говорю спасибо этому опыту. За это время я посмотрела на мир в миниатюре, улучшила английский и нашла новых друзей. А ещё заработанные в дубайском аэропорту деньги помогли мне получить новую профессию в совершенно другой стране, но это уже другая история.
Подробнее о жизни казахстанки в Дубае читайте в книге Алины Мустафиной «Как уехать в Дубай и остаться там. Невымышленные истории иностранки в ОАЭ»

Фотографии предоставлены Алиной Мустафиной
M