ЖИЗНЬ

Региональный представитель УВКБ ООН по Центральной Азии Ясуко Ода: «Важно понимать, что беженцы – такие же люди, как мы с вами»

ЖИЗНЬ

Региональный представитель УВКБ ООН по Центральной Азии Ясуко Ода: «Важно понимать, что беженцы – такие же люди, как мы с вами»

О беженцах и внутренне перемещённых лицах, пандемии COVID-19 и своей карьере в УВКБ ООН рассказала региональный представитель УВКБ ООН по Центральной Азии Ясуко Ода.
Асия Акимжанова

24 августа 2020

За годы карьеры я успела поработать с разными организациями – с частной компанией, Всемирной продовольственной программой, Японским агентством международного сотрудничества и Агентством ООН по делам беженцев, УВКБ ООН.


Как-то в метро в Осаке я увидела объявление о наборе в Japanese Overseas Cooperation Volunteers (JOCV). Я подала заявку на эту программу, была выбрана и отправилась в Малави, куда в то время стали прибывать беженцы из Мозамбика. Я работала в отделе продовольственной помощи правительства Малави. Нашей задачей было накормить миллион беженцев в маленькой стране с населением около десяти миллионов человек. Я прониклась большим вдохновением, наблюдая за работой моих коллег, сотрудников агентств ООН и разных неправительственных организаций – тогда я решила, что хочу присоединиться к этому миру.


После того как окончила университет, я пыталась устроиться на работу в разные компании: в некоторых преуспела и во многих – нет. Тогда мой выбор пал на УВКБ ООН, потому что это агентство охватывает буквально все аспекты жизни, включая продовольствие, здоровье, образование, юридические вопросы – я нашла это интересным. Моя карьера здесь началась с должности младшего программного сотрудника в Замбии – и так я проработала в УВКБ ООН более 25 лет. Конечно, я не претендую на то, что мой карьерный путь – единственно правильный, прелесть каждой истории в том, что она уникальна.

Самое важное – найти то дело, которое действительно интересно
Сейчас моя деятельность главным образом включает в себя помощь беженцам и внутренне перемещённым лицам. Несмотря на то что эти люди сталкиваются во многом с одинаковыми проблемами, между ними существует значительная разница. Беженцы пересекают международные границы и имеют право на защиту и поддержку государств, в которые они перемещаются, и на защиту международного сообщества через ООН и его специальные агентства. ВПЛ, напротив, перемещаются внутри государства, и хотя международное законодательство обеспечивает поддержку этой группы, не существует международных законов или стандартов для работы с ВПЛ, и ни одно агентство ООН не имеет специального мандата по обеспечению их благосостояния.

Когда мы говорим о беженцах в контексте Центральной Азии, это определение требует отдельной дискуссии, поскольку это люди со всего света – многие из Афганистана, другие из Сирии и стран Европы, Азии и Африки. Наибольшее количество беженцев по Центральной Азии сосредоточено в Таджикистане, и почти все они из Афганистана.

УВКБ ООН открыло представительства в Таджикистане и Узбекистане в 1993 году, а позже, в 1995 году, – в Казахстане, Кыргызстане и Туркменистане. Открытие представительств было связано с гражданской войной в Таджикистане в 1992–1993 годах и войной на севере Афганистана – в результате этих войн были перемещены тысячи человек. С момента обретения независимости в 1991 году центральноазиатские страны стали домом для более чем 100 000 беженцев и людей, оказавшихся в сходной с беженцами ситуации.
В Центральной Азии нет отдельных лагерей или поселений для беженцев. И это большое достижение благодаря принимающим странам и местным сообществам – лучше не создавать отдельные лагеря, не проводить черту между людьми.


Прежде всего важно понимать, что беженцы – это такие же люди, как мы с вами. Мы не можем различать и делить беженцев на какие-то группы. Повторюсь, беженцы – обычные люди. Разница только в том, что им небезопасно находиться у себя дома.

Самая большая сложность для беженцев – это то, что у них нет возможности вернуться домой, потому что там их жизнь в опасности. Одна из задач УВКБ ООН – это найти решение этой проблемы. Со временем у одних беженцев появляется возможность вернуться домой, у других – нет. Некоторые сами принимают решение навсегда остаться в чужой стране – вступают в брак, воссоединяются с семьями, находят себя.

В Центральной Азии также существует большое количество людей без гражданства. Безгражданство в Центральной Азии в большой степени вызвано развалом Советского Союза в 1991 году. В то время как многие смогли подтвердить или получить гражданство вновь созданных государств, другие не смогли этого сделать частично в силу несовершенства законодательства о гражданстве, несмотря на то, что у них была связь с каким-либо из этих государств. И хотя с момента обретения независимости был сделан существенный прогресс, безгражданство продолжает затрагивать жизни многих людей, и ситуация осложняется миграцией, отсутствием надлежащих гарантий в законодательстве о гражданстве и пробелами в порядке регистрации рождения.
Пандемия COVID-19 не обошла никого во всём мире, включая беженцев и мигрантов – вирус не различает людей. Беженцы и люди без гражданства, как и другие уязвлённые слои населения, находятся в отчаянном положении и страдают из-за невозможности трудоустроиться, отсутствия доступа к лекарствам.

По данным ВОЗ, пандемия COVID-19 серьёзно повлияла на жизнь беженцев и мигрантов в трёх сферах:


В вопросах здоровья – условия, в которых часто живут беженцы и мигранты, и ограниченный доступ к медицинскому обслуживанию делают их более уязвимыми перед вирусом.


В вопросах дохода – беженцы и мигранты часто бывают задействованы в неформальном секторе экономики и других сферах, для которых характерна недостаточная социальная защита. Более того, утрата дохода зачастую означает резкое сокращение переводов денег домой, в страны происхождения, а от таких переводов зависят миллионы людей.


В вопросах защиты – большинство стран мира ввели ограничения на пересечение границ, не делая исключений для людей, которые спасаются от преследований. Во время пандемии усилились проявления ксенофобии, стигматизации и расизма. 

ООН выступает за то, чтобы все уязвимые слои населения были включены в национальные программы государственной помощи как неотъемлемая часть общества. Наши офисы в Центральной Азии обратились к правительствам принимающих стран с тем, чтобы меры по обеспечению готовности, профилактике и охране общественного здоровья, связанные с COVID-19, распространялись и на беженцев, лиц, ищущих убежища, внутренне перемещённых лиц и лиц без гражданства.

Официальная статистика по данным на конец прошлого года публикуется каждый июнь. Согласно отчету УВКБ ООН «Глобальные тенденции 2019 года», 79,5 миллиона человек во всём мире были вынуждены покинуть свои дома. Из них 26 миллионов – беженцы и 45 миллионов – внутренне перемещённые лица. В пятёрку стран, из которых прибывает больше всего беженцев, входят Сирия, Венесуэла, Афганистан, Южный Судан и Мьянма.


В этом вопросе информирование – ключевой момент, потому что проблемы беженцев на самом деле затрагивают жизни всех людей. По моему мнению, рассказывать истории через книги или фильмы – эффективно.

Фотографии предоставлены героиней статьи
M

Читать также: