Бактыгуль Ракымбаева – девушка-манасчы и феминистка из Кыргызстана
ЖИЗНЬ
Бактыгуль – восемнадцать лет, она изучает и читает эпос «Манас» несмотря на то, что это считается исключительно мужским делом. Её волнуют вопросы гендерного равенства и прав женщин в Кыргызстане. Но самое главное, что привлекло нас в новой героине спецпроекта «Женщины Центральной Азии», – она неравнодушна.
О «Манасе»
«Манас» – это наша самая первая гордость в Кыргызстане. Обычно его рассказывают мужчины, потому что даже в самом «Манасе» сказано, что строки эпоса могут потянуть только истинные богатыри.

А я с детства увлекалась эпосом, в три года начала его рассказывать – непонятно отчего, почему и как. Мне тогда сказали: «Ты девочка, не надо лучше». Но я же не виновата – просто начала рассказывать и всё. Потом серьёзно этим не увлекалась. А в 12 лет снова начала. Тогда в школе проводился конкурс по чтению «Манаса», на него отбирали мальчиков. В нашем классе не было мальчиков, которые хотели бы участвовать, но очень надо было кого-то на этот конкурс отправить. Классная руководительница сказала: «Наверное, от нашего класса ты, Бакуля, пойдёшь и заменишь мальчика». Вот так случайно я попала на этот конкурс и выиграла его. И все были в шоке: «Как? Девочка? Что вообще происходит?» А у меня появилась вера в себя и понимание – не важно, что я не парень, что не родилась мальчиком. Достаточно того, что я делаю что-то лучше, чем все мальчишки.
Для справки
«Манас» – это крупнейший кыргызский эпос и имя его главного героя – богатыря, объединившего киргизов. «Манас» включён в список шедевров нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО, а также в Книгу рекордов Гиннесса как самый объёмный эпос в мире.
Потом я участвовала в республиканском конкурсе манасчы. И просто повсюду рассказывала эпос. Родители поначалу были против. Но когда увидели мои успехи, сказали: «Ладно, продолжай, ничего не будем говорить».

Мне нравится «Манас» – в нём наша кыргызская идентичность. Кстати, в эпосе затронуты даже гендерные темы. Например, когда Манас пришёл к своей будущей жене Каныкей и дотронулся до неё, она взяла и ножом его пырнула. Потому что не хотела, чтобы он к ней прикасался. Или, например, когда они поженились, сорок джигитов Манаса должны были жениться на сорока девушках, приехавших вместе с Каныкей. Они с Манасом сказали: «Девушки, выбирайте себе мужей». То есть девушки выбирали, а не мужчины! В эпосе «Манас» Каныкей все почитают и уважают, и других женщин тоже.
О феминизме
С двенадцати лет я расту в феминистской и активистской среде. Но я не радикальная феминистка – я за гендерное равенство без перегибов. Я считаю, что главное – уважение и понимание. Если все друг друга будут уважать, не нужно будет ни за что бороться.

В детстве я начала замечать особое отношение к мальчишкам – они всегда могли и делали то, что они хотят. А мне было нельзя. Мы играли вместе с моими троюродными братьями, не замечали никакой разницы, а потом меня зовут и говорят, что надо делать уборку, готовить. В один момент я возмутилась и предъявила родителям: «Неужели я родилась, чтобы быть прислугой?» Тогда всё поменялось, и родители сказали, что мы с братьями всё по очереди будем делать.
На марше был лозунг, который мне очень понравился: «Бабушка терпела, мама терпела, а я не буду»
Когда мне было девять, мне сказали, что это такой возраст в исламе, когда девочка должна начать готовиться к тому, что станет женой. И началось вот это пичканье – готовка-уборка. Нет, я не против этого! Всё мне пригодится – но не как для жены, чтобы прислуживать мужу, а как для человека.

Моя мама меня поддерживает, но у неё есть своя позиция. Например, в прошлом году я вела мирный марш 8 марта в Бишкеке. Говорю маме: «Идём с нами!» Её в 17 лет украли и насильно выдали замуж. Мою бабушку дедушка избивал. А на марше был лозунг, который мне очень понравился: «Бабушка терпела, мама терпела, а я не буду». Пришло время что-то менять! Но мама тогда сказала, что даже если мы выйдем на этот марш, ничего не изменится. Она думает, что такими действиями ничего не добиться. У неё своё видение – она хочет, чтобы всё сразу и в корне изменилось.

А я верю. В прошлом году, когда мы должны были выйти на марш, нам позвонили и сказали: «Лучше не выходите, мы вас не будет защищать, а на вас всех будет покушение». Мы всё равно вышли. И все феминистки – тогда на марш вышло где-то 200 человек – они все, и я тоже, верили. Даже если есть угроза покушения, мы будем говорить о наших правах, о том, чего мы хотим и не хотим в этом мире и обо всём прочем важном.
О маленьких шагах и изменениях
Мне кажется, бывают моменты, когда я отчаиваюсь, когда чувствую разочарование – вижу, что ничего не меняется. Проходит мирный марш, а потом звучат новости отовсюду – Бурулай убили (Бурулай Турдалиева – 19-летняя девушка, которую парень сначала украл, а потом убил в отделении милиции. – Прим. ред.), дальняя родственница не может уйти от своего мужа, у подруги в семье проблемы. Я хожу на тренинги, мы что-то обсуждаем, разговариваем, дискутируем. И в это время в регионах страны, в глубинке ничего не меняется. Вот от этого руки опускаются – я сама ничего не могу с этим сделать, не могу прийти в каждый дом и что-то поменять.

Но если отчаяться, всё равно ничего не поменяется. А если верить и делать хотя бы маленькие шаги, есть шанс, что всё понемногу, но будет меняться. Поэтому я смотрю на всё, что меня вдохновляет.
Например, в этом году на мирный марш вышло намного больше людей, чем в прошлом. Кстати, на марше была певица Зере, которая меня тоже вдохновляет. Мы с Зере записали трек недавно, он выйдет в начале осени. Меня вдохновляют девочки, которые строят первый кыргызский спутник. Они назовут его именем Бурулай.

Я очень надеюсь, что когда я вырасту и, возможно, у меня будет дочь, она будет расти совсем в других условиях. Я с детства хотела стать манасчы, боксёркой и президенткой. Мне ещё говорили: «Забудь, женщин-президентов не бывает». Я в какой-то момент начала верить словам взрослых, а потом в нашей стране (!) президентом стала женщина! Поэтому я верю, что всё возможно.
Фотографии Азизы Киреевой
M
Материалы по теме:
Показать ещё