ЖИЗНЬ

Мастерица по вышивке Нилюфар Мусаджонова: «Проходят века, а сюзане, вышитое вручную, не теряет свой вид»

Художественная вышивка – это не просто ремесло, а целое декоративно-прикладное искусство Узбекистана. В рамках совместного проекта Европейского Союза и ЮНЕСКО по Шелковому пути мы продолжаем рассказывать о ремёслах Центрально-Азиатского региона. Об искусстве вышивки, своём пути и традициях узбекского народа рассказала мастерица по вышивке Нилюфар Мусаджонова.
Асия Акимжанова

25 сентября 2020

На фото: Нилюфар Мусаджонова
В нашей семье заниматься традиционной узбекской вышивкой я начала самая первая. И я очень хочу, чтобы моя дочь переняла у меня секреты этого ремесла, сохранила их и передала своим дочерям.


Я родилась в 1983 году в Ташкенте в рабочей семье. Моя мама работала в детском саду, а папа занимался производством обуви, сейчас оба на пенсии. Я замужем, у меня трое детей – два сына и дочь.


В школе я посещала кружки по вязанию и шитью. Как-то увидела по телевизору передачу, в которой рассказывали о наших предках и их мастерстве в вышивке. Мне тогда очень захотелось тоже попробовать вышивать. Но желание осталось просто желанием. Я поступила в турецкий лицей, выучила турецкий язык. А когда мне исполнилось шестнадцать лет, подруга позвала меня устраиваться на работу в только что открывшийся цех. Я очень надеялась, что моё знание языка  поможет мне устроиться на работу – по слухам, цех открыл турок. Оказалось, что хозяин жил в Турции, но сам родом из Самарканда.

А в цеху девушки занимались вышивкой – той самой, о которой я узнала по телевизору
Я попробовала, мне понравилось, и в целом у меня хорошо получалось. В итоге я устроилась на работу в этот цех и начала зарабатывать вышивкой. Проработав три года, решила, что хочу заниматься вышивкой сама – вести своё дело и работать на себя. Меня поддержали родители, купили материал и нитки. Первое время я подглядывала в книгу с изображениями изделий XVIII века и повторяла некоторые работы. Потом стала отмечать, что сама хорошо рисую и красиво вышиваю. И я стала придумывать свои собственные работы. И сегодня уже 20 лет, как я занимаюсь вышивкой.
Секреты ремесла всегда передавали из поколения в поколение – в каждой семье девочки должны были уметь вышивать.


Слово «сюзане» означает «игольное, шитое иглой», от таджикского слова «сузан» - игла. Сюзане вышивают шёлком разными швами – «кандахиел» (вид глади), «басма» (гладь вприкреп), «юрма» (тамбурный).

Справка:

Основные центры сюзане в Узбекистане – Шахрисабз, Бухара, Самарканд, Нурата, Ургут, Гиждуван, Ферганская долина. Узоры и орнаменты каждого региона отличаются деталями и цветом.
Многим секретам и тонкостям меня обучили мои учителя – Герман Абрамов и Ильхом Довлатов. Благодаря им я знаю, как определить качество нити, как правильно красить, как достичь того или иного цвета. Например, при изготовлении некоторых цветов важно обращать внимание на погоду – нитки с жёлтым цветом должны сохнуть на солнце, иначе цвет не выйдет ярким.

Справка:

В узбекской вышивке основную роль играет цвет. В сюзане можно насчитать до пятнадцати тонов, но при этом сохраняется гармония и единство общего колорита.


Узоры в сюзане создаются не просто так – каждый что-то символизирует. К примеру, жар-птица – счастье, стручок перца – защиту от лихих чар. Мужчины в сюзане обозначаются васильками, а молодые девушки – маками.

Я обучаю этим тонкостям своих учениц, но не всех. Многое зависит от них самих – если девочки стараются, стремятся развиваться и узнавать новое, я буду рассказывать. Бывает, что девочки приходят только для того, чтобы просто вышить себе один цветок на кофте – тогда я объясняю только технику.


За эти годы у меня было много учениц, некоторые из них открыли своё дело и стали большими дизайнерами. Я очень рада этому.

Во время пандемии я стала обучать ремеслу бесплатно

Раньше ремесло передавали из поколения в поколение – в каждой семье все девочки должны были уметь вышивать. Обучать секретам мастерства дочерей начинали в 7–8 лет. По традиции в Самарканде девушки к своему «келин салом» («приветствие невесты») вышивают платок, которым прикрывают лицо. Также есть обычай, по которому невеста сама собирала своё приданое – шила к свадьбе несколько сюзане.


Сейчас, к сожалению, эти традиции сохранились не везде – у нас в Ташкенте такого уже нет, но иногда их можно встретить в Самарканде, Бухаре, Шахрисабзе.

Когда вышиваю, я забываю обо всём. Время за вышивкой пролетает без мыслей о заботах и проблемах. Сажусь с намерением вышить один цветок, а потом заканчиваю три цветка, не заметив потраченного времени.


Мне очень нравится, что я могу комфортно совмещать свою деятельность и домашние заботы. Я просыпаюсь в семь утра, готовлю завтрак, занимаюсь делами по хозяйству. К десяти часам ко мне приходят ученицы, и мы садимся за вышивку. Я учу их, мы разговариваем, и девочки тоже говорят, что за вышивкой время течёт незаметно. Потом обед, я немного отдыхаю и снова вышиваю. Вечером приходит муж, мы ужинаем, и я вышиваю ещё. Дома я организовала себе маленький уголок, где мне никто не мешает.


Раньше были небольшие трудности, когда я что-то не успевала или не всё могла сделать сама, и приходилось просить о помощи других. А сейчас я, во-первых, умею всё сама, а, во-вторых, у меня у самой есть ученицы, и если я что-то не успеваю, я обращаюсь за помощью к ним.


Самое ценное в ремесле – это то, что всё изготавливается вручную – проходят века, а работа не теряет свой вид. Я встречаю туристов из самых разных стран, и многие не верят, что мои работы выполнены вручную. Как-то у меня на этот счёт случился долгий спор с одной иностранкой, и я попросила её снова прийти на следующий день, чтобы у меня с собой был инструмент и я могла ей показать свою работу. Эта девушка пришла, и я объяснила ей все детали и пару из них сшила крючком. Помню, она тогда похвалила мою работу и сказала, что её не отличишь от машинной – я очень порадовалась. На самом деле я часто встречаю недоверие со стороны, поэтому теперь, когда езжу на выставки, всегда беру с собой инструмент, чтобы люди могли убедиться, что это ручная работа.


Я принимала участие в выставках и фестивалях в разных странах – Америке, Турции, Омане, Азербайджане, Индии и Казахстане. И мои изделия всегда занимали призовые места, чаще всего первые.


На одно сюзане у меня уходит 1,5 месяца, если я буду вышивать каждый день. Но всё равно с годами хорошо нарабатывается скорость – например, первую свою наволочку я вышила за пять дней, а теперь я смогу сделать такую работу за три дня.


Лучше всего продажа идёт на выставках и фестивалях. Ещё у меня есть свой арт-магазин в центре «Бродвей». Я постаралась представить там вещи самого широкого ассортимента – большие сюзане стоят довольно дорого, и не все могут позволить себе такую покупку, поэтому для магазина я вышиваю маленькие сюзане, панно, сумки и ободки. И для небольших изделий я иногда использую хлопчатобумажные нитки вместо шёлковых – так стоимость тоже будет ниже. Мне важно, чтобы из моего магазина люди не выходили с пустыми руками.

Материал подготовлен в рамках проекта «Коридоры наследия Шелкового пути в Афганистане, Центральной Азии и Иране – международные аспекты Европейского года культурного наследия», реализуемого ЮНЕСКО при финансовой поддержке Европейского Союза
M

Читать также: