Мила Фахурдинова: «Проблемы с самооценкой решаются не только у психолога»
ЖИЗНЬ
Что влияет на то, как мы воспринимаем себя, свою внешность? На что мы готовы пойти, чтобы отражение в зеркале нам нравилось? Как поднять самооценку? Автор Manshuq Мила Фахурдинова искала ответы на эти вопросы, наблюдая за собой и собственным самовосприятием.
Моё утро начинается с двух-трёх селфи, которые мне по вотсапу присылает дорогая подруга. В обед я получу ещё штуки три и вечером не меньше пяти – все разные, все от неё. В первых мне нужно будет прокомментировать с какой причёской ей лучше отправиться на работу и идёт ли ей новая помада; в полдень – убедить, что морщины на лбу не стали со вчерашнего дня глубже и подруга моя, правда, «без преувеличения и не из жалости» очень красивая женщина; вечером обязательно найдётся какой-нибудь другой немаловажный вопрос касательно её внешности или стиля.

И так – второй месяц.

Нет, моя подруга не страдает излишним нарциссизмом, не сошла с ума и нисколько не надоедает этим. Всё в порядке, просто потому что я хорошо помню, как сама переживала подобное – период тотальной неуверенности и отчаянной жажды поддержки от близких. Главное тут – быть честной и не пытаться отделаться дежурным: «Да всё у тебя хорошо!»

У меня довольно странное восприятие собственной внешности. Я знаю, что визуально чаще всего нравлюсь и мужчинам, и женщинам, привыкла к этому, но почему так происходит – до сих пор не совсем понимаю. Объективно – ни в моём лице, ни в фигуре ничего выдающегося нет: не уродина, но и на обложку журнала точно не пригласят. Поэтому, когда кто-нибудь говорит о моей красоте – списываю на харизму: на мой взгляд, трудно отделить одно от другого и, поддавшись обаянию, легко посчитать обычного человека весьма привлекательным.

Как и у большинства людей – у меня полно ярко выраженных недостатков, но волновалась я по этому поводу с подросткового возраста и лет до двадцати, а потом смирилась и приняла.
Я хорошо помню, как сама переживала подобное – период тотальной неуверенности и отчаянной жажды поддержки от близких
Помню, как в семнадцать лет спустила всю зарплату не на еду, как того требовали суровые студенческие годы, а на дорогой комплекс антицеллюлитных процедур – сейчас смешно вспоминать. Да, целлюлит присутствовал (многие думают, что у худых и молодых его не бывает – это не так), но он и сейчас есть. Правда, в данный момент я знаю, что это явление естественно и нормально для женщин, и ничего плохого или некрасивого в «апельсиновой корке» не вижу. А тогда – куча комплексов и настоящая трагедия: лучше умереть без денег от голода, чем ходить «с таким уродством!» И как же бесили те, кто убеждал, что с бёдрами у меня всё в порядке, отрицая очевидное!

Или вот ноги колесом – в юности я на полном серьёзе раздумывала об операции. А процедура эта выглядит так – сначала тебе ноги ломают, а затем ты на аппарате Илизарова лежишь чуть ли не полгода, чтобы кости немного выпрямились. Такого даже инквизиция со своими жертвами в Средние века не проворачивала, а я собиралась добровольно проделать эту экзекуцию над собой!

Если же кто-то говорил, мол, всё у тебя с ногами в порядке или «Да даже незаметно, не парься!», я воспринимала это как величайшую обиду. Как будто данная ложь нивелировала другие заслуженные комплименты.

То есть если тебе кажется, что ноги у меня «ровные и причин для беспокойства нет», то как я могу серьёзно относиться к тому, что тебе, например, нравятся мои глаза или нос?

Проблема с ногами решилась в один момент – знакомый, у которого отбоя не было от женщин и я считала его истинным экспертом по части красоты, выдал, что мои ноги колесом – абсолютно модельный стандарт, и показал пару снимков с подиумов.

И как-то я действительно в это уверовала, успокоилась, а после вообще решила, что раз мне от татаро-монгольских предков достался такой вот «подарок», глупо им не воспользоваться – и пошла на конный спорт. Юбки в пол тоже закинула куда подальше в гардеробе, а ведь до этого шорты или платье выше колен появлялись только в страшных снах – вот я иду по улице и все смеются!

И всё же те свои заскоки я больше отношу к подростковым комплексам – они есть у всех, и переживать в юности по поводу внешности – это нормально. С годами, становясь увереннее, я окончательно перестала волноваться о том, что мне дано природой. Просто старалась быть ухоженной, и мне в себе всё нравилось. Ровно до тех пор пока в тридцать два года я не развелась.

Понятие возраста я считаю довольно условным и всегда говорю, что тебе столько, на сколько ты себя ощущаешь. Никогда прожитые годы не были проблемой, но тут я вдруг стала бояться, что больше никто и никогда не обратит на меня как на женщину внимания.
Или вот ноги колесом – в юности я на полном серьёзе раздумывала об операции
При этом я всё также получала комплименты и вроде внешне не особо изменилась с тех пор, когда была уверена в себе. Однако я смотрела в зеркало и ничего в отражении мне не нравилось.

Кому нужна уставшая, местами морщинистая тётка, когда вокруг полно молодых и цветущих?

И нос у меня вдруг стал какой-то не такой, и глаза могли бы быть побольше, волосы выпадают, рёбра во все стороны торчат!

Куда делась красавица и когда на её место пришло вот это чудовище?!

Друзья в голос твердили, что я всё такая же, какой была до развода, но их слова я воспринимала в штыки – значит, и в браке я выглядела плохо, просто благодаря любви бывшего мужа не замечала этого!

Любые комплименты я воспринимала исключительно как слова утешения и жалости. Становилось только хуже.

Последней каплей стал вечер в баре: мы были с подругой, я пошла к барной стойке за напитками, и со мной стал активно флиртовать один парень. Мне было приятно, я улыбалась и сказала ему, где находится наш столик. Через пять минут он нас нашёл, но, увидев мою невероятно красивую и молодую приятельницу, моментально переключился на неё. Это было обидно, и я благодарна подруге, что она быстро спровадила такого кавалера, но, оглядываясь назад, не могу понять причины расстройства. Как бы круто я ни выглядела, моя подруга по-настоящему модельной внешности всегда привлекает орды мужчин – что такого удивительного случилось в этот раз, что я загрустила и не могла найти своей самооценки даже в районе пола? Я ведь не лицом беру, а чувством юмора, начитанностью, тем, что хорошо умею слушать собеседника. Так было всегда. А этот парень просто не умеет себя вести.

Однако событие в баре стало триггером, и я решила срочно найти косметолога. Проведя соцопрос среди знакомых, которые пользовались подобными услугами, я выбрала оптимальный вариант «цена – качество» и записалась на приём. В итоге мне вкололи что-то для подтяжки второго подбородка и обкололи носогубные складки гиалуронкой.

Когда отёк прошёл, я себе в зеркале очень понравилась. Но из близких разницы во внешности до и после никто не замечал. Это расстраивало. Я не могла понять, моя новообретённая привлекательность – это самовнушение или друзья меня не любят и им всё равно? Может, чтобы все обратили внимание на перемены, этого недостаточно и нужно вколоть что-нибудь ещё?

Я продолжила изучать различные косметические процедуры – более серьёзные, чем то, на что я решилась в первый раз. Даже звонила в одну клинику, описание которой показалось мне наиболее вызывающим доверие. Благо, видимо, там работают действительно профессионалы высокого уровня – ознакомившись с моими снимками и пожеланиями, косметолог сказал, чтобы приходила лет через пять, а до этого они мне ничего с собой делать не рекомендуют. Опять заговор!
Любые комплименты я воспринимала исключительно как слова утешения и жалости. Становилось только хуже
Неизвестно, чем бы всё это закончилось, но впереди была длительная поездка на зимовку, и это немного приостановило мои поиски и эксперименты с внешностью – то, как я буду выглядеть в Индии, меня волновало мало. Было решено создавать из себя красавицу по возвращении.

Но вдруг в моей жизни случилась любовь. Я встретила человека, который восхищается моей внешностью вне зависимости от того – накрашена я или нет, сделала пятнадцать масок или забила, выспалась, уставшая или с прыщом на носу, он смотрит на меня одинаково – с придыханием и восторгом. И это оказалось заразительным. Через его любовь я смогла заново полюбить и принять себя. Ничего мне с внешностью делать не нужно. Да, я не выгляжу на двадцать или двадцать пять, но я всё равно красивая – красивая по-своему, в своём возрасте и состоянии. Что ещё мне надо?

Получается, самовосприятие зависит исключительно от чувств? Да, но от чувств к самой себе. Кому-то для этого, наверное, нужны процедуры или что-то ещё, а кому-то, как мне, просто по-настоящему любящий человек.

Подруга, которая ежедневно шлёт мне селфи, переживает сейчас примерно то же самое, что пережила совсем недавно я – тяжёлая жизненная ситуация, полное неприятие себя.

«Я старая, толстая, некрасивая».

И пусть я не могу заменить ей любящего мужчину, но вполне в силах поднять её самооценку. Главное – делать это осознанно и не ради того, чтобы просто отделаться или успокоить на время.

Да, нужно хвалить внешность близкого, особенно если у него возникает подобная потребность, но говорить всё честно и искренне. Не просто «красивые» ноги, если они колесом, а «модельные», не «да какой там целлюлит!», а «это признак женственности и хорошего уровня гормонов». Если подруга соберётся к косметологу – я не буду её отговаривать, но обязательно помогу найти отличного профессионала, который уже как специалист скажет – нужно ей что-либо делать с собой или нет.

Я глубоко убеждена, что проблемы с самооценкой решаются не только у психолога, но и с помощью хороших, преданных друзей.

Любить себя легко, когда это чувство искренне и глубоко разделяют близкие.
Иллюстрации Романа Захарова
M
Материалы по теме:
Читать ещё:
Показать ещё