ЛАЙФСТАЙЛ

Экотуризм или природный туризм: какой есть в Казахстане?

В последнее время в нашей стране всё чаще стали говорить об экотуризме. Но что он из себя представляет сейчас? Насколько привлекателен для иностранных туристов? И главное – как его развивать правильно, чтобы не навредить уникальной природе Казахстана? Автор Manshuq, профессиональный гид и автор канала о туризме @qosh.tourism Виктория Мирошниченко решила разобраться в этих вопросах вместе с экспертами.
Виктория Мирошниченко

2 июня 2021

Любой продукт или деятельность с приставкой «эко» сулит нам некую индульгенцию. Потребляем ли экопродукты или пользуемся экологичными бытовыми средствами – так мы заверяем себя, что хоть немного, но делаем этот мир лучше. И, конечно, маркетологи этим пользуются – всегда выгодно продавать популярное. То же самое происходит и в туристической сфере.


Впервые термин «экотуризм» использовал мексиканский учёный Гектор Цебаласс-Ласкурейн. Он подразумевал под ним «путешествие с ответственностью перед окружающей средой, которое оказывает мягкое воздействие на природу и позволяет местным жителям получить от него социально-экономические выгоды для сохранения экосреды». То есть дружественное отношение к природе и принцип «не навреди» здесь ставятся во главу угла.

Главные принципы экотуризма:

1
Путешествуй и изучай природную территорию с минимальным воздействием на неё.
2
Не оставляй следа. Ходи только по выделенным тропам.
3
Что принёс – унеси.
4
Уважай местную культуру.
Но есть ли экотуризм в Казахстане? Похоже, что у нас делается упор на экономические выгоды. И очень часто он подменяется понятием «природного туризма», где человек просто пользуется природными благами ради собственного удовольствия.

В Казахстане 13 государственных национальных парков и 10 заповедников
Все они относятся к «особо охраняемым природным территориям» (ООПТ). Это так называемая буферная зона, которая помогает городским агломерациям восстановиться от последствий ухудшающейся с каждым годом экологии. В частности, Иле-Алатауский национальный парк – это тот «остров спасения», благодаря которому алматинцы получают чистый воздух и воду. Более того, парк внесён в предварительный перечень от Казахстана в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Экотуризм или природный туризм: какой есть в Казахстане?
Экотуризм или природный туризм: какой есть в Казахстане?
Казахстан безмерно богат природными локациями. Если сложить площадь всех ООПТ в Казахстане – она превысит территорию нескольких европейских государств. Так где же, если не в Казахстане, развивать экотуризм, интерес к которому сейчас растёт с каждым годом? Но как поддержать баланс, чтобы иметь возможность наслаждаться природными красотами и показывать их иностранным гостям, но не навредить хрупкой экосистеме? Давайте разберёмся вместе с экологами и активистами.

Овертуризм – наша новая реальность

Пандемия внесла коррективы в предпочтения людей: даже самые преданные любители баров-ресторанов-караоке отправились в горы.


Никогда не забуду май 2020-го. Как только сняли ограничения на походы в горы, мы отправились в любимое Кок-Жайляу (урочище Кок-Жайляу до сих пор не возвращено в Иле-Алатауский национальный парк после многолетней борьбы против горнолыжного курорта. – Прим. ред.). Но людей там было столько, что пространство, скорее, напоминало переполненный автобус. Приходилось постоянно уступать дорогу спускающимся вниз по узкой тропе и слушающим на ходу громкую музыку (больше же негде).

Такую популярность Кок-Жайляу получило благодаря горе-предпринимателям, которые решили заработать на пандемии и организовали ночной кинопоказ в горах. Событие получило широкий резонанс у общественности из-за огромной свалки мусора, оставленной на природе, и автомобиля, спокойно рассекавшего по урочищу. Кстати, история повторилась и в этом году. Только теперь «кинозоной» стало озеро Иссык.


Вспоминается печально известное розовое озеро Кобейтуз в Акмолинской области, уникальную соль которого буквально растащили местные жители и туристы.

Природа оказалась не готова к такому массовому наплыву людей

Что говорит статистика?

Национальный парк «Кольсайские озера» в 2015 году посетили 18 000 человек, в 2019 – почти 88 000, в 2020 – 105 000 человек. И это несмотря на два с половиной месяца локдауна, когда парк был закрыт! В 2021 году ожидается уже около 130 000 туристов. Просто всмотритесь в эти цифры: антропогенная нагрузка увеличится на 112 000 человек всего за 6 лет!

Не так давно появился специальный термин «овертуризм» – скопление большого количества туристов на одной локации, которое ведёт к негативным последствиям
У каждого условного объекта на карте, будь то ООПТ или город, есть экологическая ёмкость. Это значит, что территория не сможет вместить бесконечное количество людей и «переварить» продукты их жизнедеятельности. Как только ёмкость превышена, начинается процесс разрушения, от которого страдают все. Почему это происходит и как с этим бороться?


По словам руководителя Экологического общества «Зелёное спасение» Сергея Куратова, одними из острых проблем для национального парка являются формирование стихийных свалок и незаконное строительство, что должно быть строго запрещено:


«С начала 2000-х мы наблюдаем, что участки в Иле-Алатауском национальном парке захватывали чиновники и прочие высокопоставленные лица и строили коттеджи. А сегодня во многих ущельях стоят руины и «благоухают» свалки. Например, это очень характерная картина для Кимасаровского ущелья. В Бутаковском же ущелье многие живописные уголки и подходы к рекам оккупированы частными владениями, вырубаются лесные массивы.


Важно, чтобы у людей были равные возможности для отдыха, независимо от их благосостояния. Экотуризм очень гармонично сочетается с демократическими принципами. Неважно, есть ли у тебя средства, недвижимость или частный транспорт, у тебя всегда должна быть возможность отдохнуть на природе пешим ходом с рюкзаком за плечами. Это в Казахстане вопиющим образом нарушается.


К тому же необходимо обозначить границы ООПТ на местности. До сих пор даже сотрудники национального парка не могут точно указать, где проходят его границы. Наши уполномоченные органы не ликвидируют свалки и руины по той лишь причине, что не могут определить, чья же это ответственность: администрации национального парка, городских властей или частных собственников.


Вот и получается: загадили одну часть национального парка, другую передали в аренду. Так количество доступных для отдыха участков быстро сокращается, и туристы устремляются в те немногие доступные локации: Иссык, БАО, Тургень, Кольсай и Чарын, значительно увеличивая экологическую нагрузку».

Многие туристы, приезжая в национальный парк, жалуются, что негде выбросить мусор. Но зачем оставлять его на природе? Даже такую, казалось бы, позитивную инициативу по установке мусорных контейнеров в национальных парках Сергей Георгиевич считает вредной и опасной для экосистемы. Ему вторит активист по управлению отходами Айгуль Муслимова:


«К сожалению, контейнеры для сбора отходов не улучшат ситуацию. Их опорожнение происходит нерегулярно, они негерметичные. Очень часто накопившийся мусор разносится ветром. К нему имеют доступ животные. Самый лучший вариант – это унести все свои отходы в город и отдать на переработку. В крайнем случае – выкинуть на ближайшей городской площадке для отходов. Даже органику (еду c вашего пикника) оставлять нежелательно. Эти продукты могут испортиться и стать пищей для диких животных, что опасно для их здоровья».

В Алматы успешно работает экосообщество Recycle Birge, которое вместе с неравнодушными гражданами проводит экосубботники. Благодаря их инициативе были очищены от мусора набережная реки Казачки в ущелье Алма-Арасан, сакские курганы в районе ТЭЦ-2, территория у озера Сайран и многие другие места. Всего проведено более 40 мероприятий с вовлечением свыше двух тысяч участников. И самое замечательное: более 60 тонн отходов были рассортированы и переданы на переработку.


«Наш принцип – «после нас должно быть чище, чем до нас», – делится директор фонда Алия Сальменова. – Многие участники после экосубботников пересматривают своё отношение к отходам. Появляется понимание, что каждый человек ответственен за мусор, который производит. Ведь для пластиковой бутылки не важно, где она находится: в горах или на городской свалке. Бутылка так или иначе влияет на экосистему. Поэтому люди и начинают сортировать отходы и отдавать их на переработку».


Ещё об одном решении проблемы напоминает гид и инструктор экологического туризма Юлия Маткова: «Отличной инициативой было возвращать входную плату на выезде из парка при условии, если посетители показывали пакет, полный отходов (своих или чужих), которые они вывозят. Я считаю, такая механика должна действовать повсеместно».


Виталий Шуптар – президент историко-географического общества «Авалон», считает, что растущие потоки туристов в национальных парках и заповедниках нужно перераспределять. Это наиболее приемлемая международная практика: «Само собой это не будет происходить. Как один из вариантов зарубежной практики: в пределах одной ООПТ нужно делать более дешёвый доступ туда, где туристов мало, при этом поднимая цены за доступ в те места, где их много. Другой вопрос, что само понятие «много» для разных ООПТ довольно расплывчато и определяется «по факту», исходя из собственного понимания вопроса».

Опасность неорганизованного туризма в том, что он может уничтожать природные памятники. Как правило, мусор оставляется отдыхающими на частном транспорте, которые считают, что если они заплатили входную плату – за ними должны убирать (оплата на экопостах в Тургене и Иле-Алатау составляет 492 тенге с человека). К сожалению, эта установка до сих пор в сознании наших граждан. Гид же проводит разъяснительную работу, контролирует туристов. Как вариант, Юлия Маткова предлагает ограничить частный транспорт в ООПТ и разрешать въезд только авторизованным туристическим компаниям, которые будут нести ответственность за своих туристов.

С другой стороны, возможно, стоит внести изменения в саму систему сбора входной платы?
Сейчас контролируют пребывание туристов в ООПТ инспекторы. Но они физически не успевают за всем уследить. К тому же заработная плата до смешного мала. «В уме не укладывается, как за такие деньги можно ежедневно себя мотивировать объезжать огромные территории и заниматься природоохранной деятельностью», – негодует Айгуль Муслимова, которая подняла этот вопрос в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов. Ответа не последовало. Впрочем, ситуация не меняется уже многие годы.

Как можно изменить ситуацию?

Пресса пестрит новостями об огромных инвестициях в экотуризм. Один за другим запускаются визит-центры, кемпинги, глэмпинги, караванинги и прочие блага цивилизованного отдыха на природе. Разве они не способны упорядочить происходящий хаос?


«Как правило, во всех цивилизованных странах визит-центры устанавливаются на границах ООПТ, а не в глубине их территории», – комментирует Сергей Куратов. На въездах в национальные парки в США, Канаде, Швеции и других странах создают оборудованные стоянки для автотранспорта, информационные центры, кафе, туалеты, сувенирные магазины. По некоторым паркам можно передвигаться только на специальном транспорте, велосипеде, лошадях или пешком.

На Галапагосских островах туристы не имеют возможности оставаться на ночлег. Приехал, посмотрел и уехал в этот же день. Никто не нарушает покой уникальной флоры и фауны экоотелями, ресторанами и тем более развлекательными центрами. Ещё раз напомню про кинопоказ на озере Иссык.

Мы всегда должны помнить, что люди – это гости в национальных парках, посещающие природную территорию
Чтобы изменить ситуацию, совсем необязательно увеличивать штат инспекторов, чтобы за каждой группой туристов условно ходил по пятам работник ООПТ.


«Контроль может быть умным, когда у тебя самого не возникнет желания сойти с тропы, потому что идти по обустроенной тропе удобнее, безопаснее да и интереснее. И в горах это сделать проще, чем где бы то ни было», – считает Виталий Шуптар.


Юлия Маткова убеждена, что проезд по авторизованным дорогам на ООПТ – это в первую очередь безопасность туристов. Так как, например, на территории НП «Алтын-Эмель» иногда встречается защита от браконьеров – шипы, на которые могут попасть незадачливые самостоятельные путешественники и проколоть шины своего автомобиля.


Сейчас большую обеспокоенность вызывает растущая популярность урочища Босжыра в Мангистауской области. Водители джипов рассекают по бескрайним степям, проделывают альтернативные дороги, тем самым разрушая покров степи и уничтожая животных и растения.

Сергей Куратов считает, что количество дорог должно быть ограниченным и они должны оборудоваться особым образом, а также контролироваться. Например, в национальном парке Joshua Tree недалеко от Лос-Анджелеса есть узкая асфальтированная дорога с широкой обочиной, где можно припарковать автомобиль, а дальше идти пешком.


В целом, неплохая ситуация складывается в НП «Алтын-Эмель», где восстанавливают популяцию лошади Пржевальского. Отличные отзывы получает администрация заповедника «Аксу-Жабаглы». В Центральном Казахстане экотуризм, как по учебнику, организован в горном массиве Кызыларай и НП «Буйратау».


У нас есть все возможности сохранить природу в её первозданной красоте. Нужно только действовать ей во благо. И это наша обязанность перед всем человечеством.

Фотографии предоставлены автором статьи
M

Читать также: