История одной послеродовой депрессии
ОТНОШЕНИЯ
Мы будем рассказывать самые разные истории из жизни обычных людей, потому что иногда важно просто увидеть, что у других в жизни – не только инстаграмовские картинки благополучия, и понять, что ты в своей проблеме – не один. Наш автор Акжелен Исабаева рассказала о том, как она жила в послеродовой депрессии долгих пять лет.
В 21 год, оканчивая университет, я очень чётко и ясно представляла себе будущую жизнь – я занимаюсь своей карьерой, расту как профессионал в выбранной области и в целом нацелена на личностный рост и развитие. Но, как нетрудно догадаться, на деле всё вышло совсем не так. Я встретила «того самого» мужчину и вышла замуж, отклонившись от своего запланированного «жизненного графика».

После пяти лет учёбы за границей я вернулась в Алматы и столкнулась с тем, что всё моё общение теперь было сконцентрировано вокруг моей семьи и семьи мужа. Я вышла на работу, но отношения в коллективе были лишь официальными. И тогда я решила, что теперь моя миссия в жизни – родить ребёнка.
В 23 года я родила первого ребёнка, в 25 – второго,
а в 27 – третьего
В 23 года я родила первого ребёнка, в 25 – второго, а в 27 – третьего
И после рождения третьего ребёнка я поняла, что вот уже пять лет живу в затяжной послеродовой депрессии.

Я очень люблю своих детей. Каждое утро радуюсь, когда вижу их улыбающиеся лица – я бужу их, ласково щекоча, а они заливисто хохочут. Когда мне бывает тяжело, я вспоминаю свои самые счастливые моменты в жизни – тепло только что родившегося малыша на моей груди.

Но. Как мне было тяжело в моменты усталости, скуки и неудовлетворенности, когда любое раздражение тут же разражалось криком на детей, а после приходили вина, слезы и чувство бессилия – я не справляюсь!

Я забыла обо всём, чего когда-то хотела лично для себя, игнорировала свои собственные потребности и всё равно считала, что я недостаточно хорошо погрузилась в материнство. А от мыслей, что я устала и материнство иногда – это просто непосильная ноша, фоном в моей жизни шло постоянное чувство вины.

После рождения двух детей периоды младенчества проходили как в тумане: утром я отправляла мужа на работу, сама ложилась спать, дав малышу грудь. Весь день шёл в неторопливом и неорганизованном ритме: я всё время зависела от ребёнка, главным был он, а не я. Периодически я сбегала из декрета на работу (спасибо маме и свекрови, которые помогали с детьми!) – я надеялась, что проблема не во мне, а в том, что я не могу долго сидеть дома. И этот способ усугублял то, что уже было: ко всему прочему добавлялись рабочие обязанности и, не выдержав нагрузки, я снова сбегала в безопасную гавань декрета.

С появлением третьего ребёнка всё ещё больше усложнилось. Мы переехали в частный дом, выбрав загородную жизнь вдалеке от суеты. Я настолько погрязла в депрессии, что бездумно отказалась от помощи родителей мужа и выбрала каждый день оставаться с тремя детьми одна. Просыпаясь по утрам, я думала только о том, чтобы снова закрыть глаза и провалиться в сон, сбежать от ждущей меня реальности.

Ежедневные и на самом деле несложные дела были для меня сизифовым трудом – я всё время искала повод прилечь и отдохнуть, придумывала оправдания для неприготовленного ужина, отсутствия чистых вещей и незастеленной кровати. У меня всё время болела спина. И ко всему этому я стала накопленный за день негатив сливать на своего мужа, который, по моей логике, был виноват во всём. Наша мирная прежде супружеская жизнь превратилась в бойню с постоянными конфликтами.
Тот факт, что у меня послеродовая депрессия я приняла, когда стала думать о смерти. К примеру, отправляя старших детей с мужем в детский сад, я представляла чёрно-белую картину, как они попадают в автокатастрофу. Это было
по-настоящему страшно
Мой первый шаг – я отказалась от противозачаточных таблеток (после рождения третьего я не хотела очередного сюрприза). Муж прочитал в инструкции к препарату о побочном эффекте «депрессивное состояние».

Также я решила пройти курс терапии с психологом. К этому решению я пришла не сразу. Поначалу были просто ежедневные прогулки с конкретной целью что-то купить или встретиться с подругой. Я постепенно стала делегировать часть родительских обязанностей мужу. Поняв, сколько жизненной энергии уходит на наблюдение за жизнью чужих людей, я минимизировала своё время для просмотра соцсетей. Полностью курс терапии с психологом я не завершила, так как со снижением остроты проблемы я решила, что дальше справлюсь сама. На встречах мы прорабатывали обиду на родителей, чувство вины, и со временем я снова почувствовала себя рулевым своей жизни. Я наконец-то увидела, как я сама задвигаю себя на задний план, и поняла, как жизненно важно заботиться о себе самой. В работе с психологом я поняла, что моя послеродовая депрессия тесно связана с детской травмой. Я научилась с ней жить, забыла про нее, но рождение детей стало мощным триггером, который сорвал все стоп-краны и вывел всё это наружу.

И ещё одним шагом на пути к себе стало расширение круга общения. Я начала больше встречаться с людьми, которые вдохновляют, заряжают энергией. Безмерно благодарна своей лучшей подруге, с которой мы сблизились уже после рождения моих детей. Она всегда меня поддерживала и была рядом в самые трудные моменты.

Не зная, что беременна третьим ребёнком, по настоянию своей мамы я поступила на MBA. Там я встретила друзей, которыми дорожу, и, общаясь с которыми, я узнаю много нового и интересного. Благодаря учёбе я вновь обрела уверенность в себе, в своём профессионализме, путешествовала и в итоге вернулась в состояние stay hungry, stay foolish.
Недавно нашла отличную фразу, которая теперь помогает даже в самых критических моментах: «Никогда не теряй себя»
Иллюстрации: Роман Захаров


Тэги: психология
M