Дагар Давлетов:
«IT-образование может выравнять возможности казахстанцев»

КАРЬЕРА
Директор школы программирования alem Дагар Давлетов знает – что нужно делать, чтобы стать айтишником. И даже больше – как стать высококлассным специалистом в сфере IT. Мы задали Дагару очень много вопросов, чтобы узнать – какие возможности есть у каждого из нас, какие возможности были у самого Дагара, о профессиональном сообществе в Казахстане, а также о многом другом.
Этап: образование за рубежом
Я учился в КТЛ в Актобе, где у нас была система преемственности – когда старшеклассники готовят к олимпиадам тех, кто младше. По сути, в нашей школе было создано комьюнити, в котором учитель – уже не учитель, а фасилитатор. То есть он создаёт условия, обстановку – например, находит интересную литературу, а ученики учатся самостоятельно.

Сейчас я понимаю, что этот процесс называется умным словом peer learning. Тогда не было этого термина, но метод обучения реально работал.
Справка
Peer learning (от англ. networked learning, peer-to-peer learning) – сетевое обучение, новая парадигма учебной деятельности. Базируется на идее массового сотрудничества, идеологии открытых образовательных курсов в сочетании с сетевой организацией взаимодействия участников.
После КТЛ я вместе с несколькими одноклассниками решил поступать учиться за рубеж – Актобе не рассматривали совсем, а Алматы был планом Б. И большинство из нас поступили. Я поступил на Computer Science. И первое, с чем столкнулся в Штатах, – это языковой барьер. Поэтому решил устроиться на работу, чтобы развивать свои скилы. Устроился тьютором в Academic Success Centre – опять же преподавал и помогал студентам.
Этап: школа программирования Method
Когда в 2012-м вернулись в Казахстан, мы решили начать свой стартап. Уделили этому три года – он приносил небольшие деньги, но в какой-то момент забуксовал. Именно тогда появилась идея – создать школу Method. Мы хотели делиться собственными знаниями.

В итоге – арендовали кабинет, поставили парты, установили проектор и стали называться школой Method. Решили позиционироваться именно как школа, не курсы. Так, со временем все четыре партнёра занялись full time этим проектом.
Справка
Школу программирования Method открыли четыре партнёра:

Дагар Давлетов (директор Method Нур-Султан, Iowa State University, США)
Самат Исказиев (директор Method Алматы, Iowa State University, США)
Нурболат Кусмагул (сооснователь, Jacobs University, Германия)
Ердос Мендыбаев (сооснователь, Columbia University, США)
Ко мне часто обращаются бывшие выпускники, пишут в соцсетях, задают вопросы, просят совета, или мы просто общаемся. Недавно в LinkedIn написал парень, который учился у нас в 2015 году. Тогда он был в 11 классе, а сейчас уже окончил университет и работает в Oracle.
Школа программирования Method – это дополнительное образование, которое помогает тем, у кого есть интерес развиваться в IT. Method работает четыре года.

Сначала это были профессиональные курсы для взрослых. Кстати, в нашей практике есть успешные кейсы, когда наши выпускники меняли специальность и успешно трудоустраивались. Есть выпускники, которые после окончания Method уехали работать за рубеж. Среди сотен бывших учеников наберётся несколько десятков интересных карьерных историй.
Когда мы только начали работать над проектом Method, сложностей не было. Был только интерес, несмотря на то, что мы всё делали сами на голом энтузиазме. Сложности пришли, когда мы начали расти.

Во-первых, сложно было с наймом сотрудников – мы это особо не умели делать, поэтому приходилось экспериментировать. Было сложно найти себе замену, когда мы сами отходили от процесса преподавания, потому что всегда казалось, что я бы сделал по-другому.

Со временем мы перешли к школьному образованию. Взрослые ученики стали всё чаще задавать вопрос: «Почему в Method нет курсов для детей?» А в 2017 году открыли филиал школы в Нур-Султане.

Обучая людей, мы стали замечать – люди учатся, выпускаются, а потом немного теряются: что делать дальше? Куда идти? Как начинать карьеру? Так пришла идея попробовать организовать нечто большее, чем просто обучение. А точнее – обучение с практикой. И на этот запрос сегодня отвечает школа alem.
Сложности пришли, когда мы начали расти
Наша идея была в том, чтобы стать фасилитаторами между выпускниками школы и их потенциальными работодателями. Мы стали проводить стажировки Method PRO: собирали лучших студентов и помогали им устраиваться на работу, применяя для этого кейсовый метод. В итоге – десятки трудоустройств.

Лично для меня это был интересный проект, после которого я стал задумываться, что практическому опыту нужно уделять больше внимания. То есть ученикам полезно не только учиться, но и сразу же проходить практику.

Меня тогда пригласили в Киев в UNIT.City – нас подкупила идея, и мы начали смотреть в эту сторону.
Справка
UNIT.City – инновационный парк, созданный на инвестиции украинского бизнесмена (уроженца Павлодара) Василия Хмельницкого. На 25 га построены образовательный проект UNIT Factory, бизнес-кампус, кафе, спортивный зал. Совокупные инвестиции в проект оцениваются в 300–400 млн долларов США.
Этап: школа будущего alem
Школа программирования alem – это результат двухлетней работы по изучению модели, по поиску партнёров, команды, по обучению сотрудников.

Перед запуском мы старались изучить международный опыт, чтобы понимать – что будет работать здесь в Казахстане, а что нет. Решили не торопиться и сделать внутренний «пилот»: отправили наших ребят – выпускников, с которыми мы начали работать, – учиться в Киев и в Калифорнию, чтобы они посмотрели модель, изучили и дали свой фидбэк. По итогам нам не только понравились их отзывы – посредством этого изучения мы получили готовую команду, которая и будет делать проект. Я тоже съездил на учёбу, и мы приняли окончательное решение.
Справка
alem – это проект некоммерческого образовательного фонда Umit Fund и европейской образовательной платформы 01 Edu System. Школа программирования alem начнёт функционировать в Нур-Султане в сентябре этого года на базе Astana Hub. Обучение в школе для всех студентов будет бесплатным.
Николя Садирак, в партнёрстве с которым мы открыли alem, в Европе считается визионером в области IT-образования. Среди его знаменитых успешных проектов – Epitech. Это элитное ПТУ, основателем и директором которого он был. Сейчас Николя Садирак работает над новым проектом 01 Edu System. Это проект, в котором были учтены результаты всех экспериментов, успешных и неуспешных моментов, которые были в разных проектах. Школа программирования alem будет первой партнёрской школой в мире, которая открыта на базе образовательной платформы 01 Edu System.

Учёба в alem будет только офлайн. Так как создана она на концепции peer learning, офлайн-элемент важен. В ноябре начнётся обучение, и с этого месяца мы будем предоставлять проживание всем студентам, которым это будет нужно.
Таланты распределены равномерно. Просто у некоторых нет возможности. В alem мы хотим давать возможности
Проект alem мне очень интересен с точки зрения влияния на индустрию. Не хочу говорить глобальными вещами, но мне кажется, что мы хорошо повлияем на локальную индустрию. Я думаю, IT-образование может выравнять возможности людей. Стать высококлассными специалистами в перспективной развивающейся сфере в Казахстане смогут девушки, люди из регионов, те, у кого не было возможности проявить свои способности в школе или университете. Таланты распределены равномерно. Просто у некоторых нет возможности. В alem мы хотим давать возможности.
Как поступить в школу программирования alem
1
Нужно пройти регистрацию на сайте alem.school
2
Следующий этап – нужно пройти онлайн-тест, который выявляет людей с высоким потенциалом развития навыков программирования
3
После этого будет интервью с администрацией школы
4
Заключительный этап – «бассейн». Это четырёхнедельная программа, по итогам которой будут определены лучшие кандидаты
Для абитуриентов есть только одно ограничение – возрастное: от 18 до 35 лет.
«Бассейн» – это крутой образовательный формат. Причём он крут не только для тех, кто получает знания, но и для нас как фасилитаторов. Мы можем понять – насколько потенциальные студенты могут учиться: в таком темпе, в таком режиме, когда нет учителей. Программа обучения в alem рассчитана на проактивных людей – которые хотят учиться и добиваться результатов. Поэтому во время «бассейна» мы помогаем людям учиться и в то же время мы их изучаем.

Студент оценивается по очень объективным критериям, все данные полностью оцифровываются – сколько часов студент провёл за компьютером, с какой попытки сдал задание, как помог другому студенту (потому что командная работа тоже важна). В результате мы увидим полный профиль потенциального студента, на основе которого примем решение – сможет ли он учиться у нас.

Мне кажется, это win win – даже если человек не прошёл на обучение, для него это был крутой Boot Camp. Он четыре недели учился программировать, причём делал это в крутой тусовке. У нас планируется два «бассейна» – в сентябре и октябре. По 200 человек. Из 400 человек мы отберём 200 лучших на обучение.

Пока мы зафиксировали такие возрастные рамки для абитуриентов – 18–35 лет. У нас есть несколько гипотез, которые мы должны либо подтвердить, либо опровергнуть – именно с точки зрения образовательного процесса. Плюс есть желание набрать критическую массу. Если мы будем распыляться, убирая рамки, есть риск, что мы просто не сможем организовать обучающий процесс. Поэтому мы приняли это сложное решение с возрастными ограничениями. Возможно, по итогам первого года обучения мы их пересмотрим.
Почему в Казахстане нет специалистов?
Мне кажется, это проблема курицы и яйца. Не хватает специалистов, потому что не развита индустрия. Индустрия не развита, потому что не хватает специалистов. Когда не развита индустрия, специалисты не задерживаются. Да и если даже ты крутой айтишник, разработчик senior-уровня, тебе может быть здесь просто неинтересно. Нет проектов, которые могут «зацепить» профессионалов. А когда индустрия развита – это ещё и конкурентная оплата труда.

На мой взгляд, если выпустить критическую массу специалистов – практиков хорошего уровня, которые буду заточены именно под наш рынок, проблема будет решена. Это и есть наша цель.

IT-специализация интересна, но не сильно популярна. Люди интересуются – они слышали про Илона Маска, Билла Гейтса, Эвана Шпигеля, Павла Дурова. Люди понимают: IT – это классно, это про то, как можно стать успешным, делать успешные продукты. Если в начале 2000-х люди больше интересовались финансами, нефтяной сферой, сейчас больше фокуса в сторону IT. IT – интересно, но не популярно. Потому что люди не знают – как в эту сферу попасть. Что нужно сделать, чтобы стать айтишником?
Если в начале 2000-х люди больше интересовались финансами, нефтяной сферой, сейчас больше фокуса в сторону IT
Насколько это реально – успешно реализовать интересный IT-проект в Казахстане?
С одной стороны, здесь очень мало конкурентов – конкуренции нет по самым разным причинам. Поэтому, если вы делаете что-то действительно хорошее, то, скорее всего, у вас всё получится. Но, с другой стороны, реализация наших проектов часто упирается в какие-то препятствия. В этом плане крутому специалисту, возможно, проще делать стартап в Долине или Юго-Восточной Азии. Но общий вывод такой – небольшие проекты делать легко из-за высокой конкуренции. А большие – сложно, но всё равно нужно.
Кто такие креативные программисты?
Мне кажется, программист – это творческая профессия. Да, есть программисты, которые могут выполнять задания. А есть такие, которые могут решать проблемы. В моём понимании креативный программист может решать проблемы, которые, возможно, имеют нетривиальное решение. Система обучения в alem выстроена так, что студент сам выбирает – что делать дальше, куда идти по данному графу. Обучение строится на челленджах, у которых нет тривиального решения. Студент в alem должен обладать не только знаниями программирования – это сегодня не самое важное. Важны problem solving skills, коммуникативные навыки, творческий подход. Всё это – про креативного программиста.
Для кого могут быть полезны знания в IT?
Очевидно, навыки программирования могут помочь в бизнесе. Ты не можешь управлять процессом эффективно, если ты не понимаешь – что и как работает и какие есть возможности у того, что вы покупаете, внедряете, разрабатываете. Что касается обычного юзера: например, прежде чем устанавливать сертификат безопасности, ты должен знать – что это? То есть каждый день вы сталкиваетесь с IT больше, чем вы думаете.
Каждый день вы сталкиваетесь с IT больше, чем вы думаете
Как будет развиваться IT-сфера?
С мировыми трендами всё понятно. Есть немало исследований, в которых они подробно расписаны. Что касается нашей страны – нам не хватает данных, но, отталкиваясь от мировых тенденций, можно сделать приближённую проекцию. Посмотрите в том же Smart Point в Алматы на состав участников – IT преобладает. В Нур-Султане также этот рынок очень быстро растёт. Регионы к этому процессу со временем тоже подключатся – не так активно, но подключатся.

У нас есть дешёвый тенге, как преимущество для IT-сферы – это сейчас очень активно обсуждается коллегами. Экспортировать IT-продукты и интеллектуальный труд становится гораздо проще.
Какую узкую специализацию в IT стоит выбирать?
Главное – начать учиться базовым вещам и начать что-то делать. А уже потом отталкиваться от собственных предпочтений. Да, это перспективно – data science, графика и разработка игр, virtual reality, разработка мобильных приложений. Но, я думаю, в IT нет сферы, про которую можно было бы сказать: «Ребята, туда идти не надо, потому что это бесперспективно». Везде есть спрос. Даже в самых сложных и узких нишах. Спрос есть даже в такой узкой нише, как разработка ядра операционной системы.
Есть ли профессиональное сообщество IT в Казахстане?
Есть. Есть и определённая текучка – специалисты уезжают. Но мне кажется, это хорошо. Наши ребята есть и в Амстердаме, и Берлине, и Калифорнии – мы можем обмениваться знаниями и опытом. Мы с удовольствием приглашаем ребят из крупных компаний провести у нас мастер-класс или семинар. В то же время они с удовольствием хантят к себе соотечественников. Это работает в обе стороны.

Казахстанское профсообщество формируется. Ключевое ядро инфлюенсеров – в Алматы и Нур-Султане, они и строят тусовку вокруг себя. В 2012 году всё было очень грустно – никого не было, ничего не было и было непонятно – что делать. Последние 3–4 года ситуация очень хорошо меняется.

Самая большая ценность alem – это комьюнити. Да, есть интересный проектный подход, наша экспертиза. Но комьюнити важнее, чем всё остальное. Интернет сегодня даёт одинаковый доступ к информации. Сегодня можно не ограничиваться учебниками и школьной или университетской программой. Но учёба в обществе единомышленников – это бесценный опыт.

Кстати, может показаться, что alem и Method вступают в конкуренцию между собой, а также с казахстанскими вузами. Я же считаю, что мы помогаем разогреть индустрию. Только подумайте – мы берём лишь несколько сотен человек в стране, где живёт 18 миллионов. Мы пропагандируем IT, образование, ценности. Мы делаем это бесплатно и в новых образовательных форматах – в этом нет ничего страшного. Ни для метода, ни для другого учебного заведения. Рынок большой, заинтересованных людей много. Каждый, кто может сделать свой вклад, должен это сделать. Лично мы этим и занимаемся.
Фотографии предоставлены героем статьи
M
Материалы по теме:





















Читайте также:
Загрузить ещё