ЖИЗНЬ

Асель Татишева: «Я воспитываю подростка»

Важными мыслями о воспитании детей, об отношении к родительству и о близости в отношениях с ребёнком поделилась Асель Татишева.
Асель Татишева

18 марта 2020

У меня пятеро детей: три старших дочери – 17, 16 и 14 лет и двое сыновей – 9 лет и полтора года. Младшая дочь – особенный ребёнок.

Я стала мамой в 26 лет. Думаю, это отличный возраст для родительства. Но первые дети обычно в любом случае вынуждены столкнуться со всеми стереотипами, которыми их родители обросли к этому моменту. С первым ребёнком ты учишься быть мамой, поэтому можешь уходить в некоторые крайности – например, быть слишком строгой или слишком доброй. Но потом со временем расслабляешься, отпускаешь разные концепции воспитания и ведёшь себя более естественно.


С первым ребёнком родители словно новобранцы – стараются по всем правилам. И это рождает напряжение. А уже в процессе становится понятно, что родительство – это не профессия, которой можно овладеть при помощи инструкций и правил. Родительство – это часть жизни, и дети в первую очередь – родные люди. Поэтому в основе взаимоотношений в моём родительстве – близость и доверие.

С первым ребёнком родители словно новобранцы – стараются по всем правилам
Близость рождается в совместных действиях – в обсуждении прочитанных книг, просмотренных фильмов, в совместно приготовленном ужине и прогулке с собакой. В этом плане хорошо помогает культурный «клей» – общие интересы. Например, обсуждая книги, можно взглянуть на разные сценарии жизни и определиться с ценностями. Музыка, спорт, кулинария – всё это тоже помогает лучше понимать друг друга. И это работает абсолютно со всеми – с друзьями, родственниками. Близость также может появиться в отношениях, в которых нет оценки, когда ребёнок чувствует себя свободно.

Свобода – такое слово, как ветер необходимое всем нам. Глубинное проживание этого понятия начинается с семьи – когда тебе доверяют, когда с детства учишься понимать ответственность за свои поступки. С раннего возраста я стараюсь доносить до ребёнка, что в той или иной степени он сам несёт ответственность за свои поступки. Всё разрешено – только разные решения влекут за собой разные сценарии. Я объясняю, что если, например, очень хочется попробовать алкоголь или табак, нужно понимать, что с тобой после этого может произойти. Когда ребёнок постепенно учится всему этому, тогда и нет подростковых проблем.


Подростковый возраст – не явление, которое приходит внезапно, словно ребёнка подменили. Изменения происходят постепенно, поэтому если быть в близком контакте с ребёнком, то всё произойдёт естественно. Также очень важно с малого возраста понимать, что все потребности человека естественны – в дружбе, сексе, уединении. Если подросток чувствует, что всё, что с ним происходит, – естественно, что никто не будет его за это винить, то и не происходит охлаждение.

Мои отношения с моими детьми строятся на взаимном уважении и доверии. Мы беседуем очень часто, иногда важно просто слушать без совета и экспертного мнения, без переноса своих страхов и ожиданий на ребёнка. Мои дети знают, что такое ответственность за свои решения. Они всегда могут рассчитывать на мою поддержку и помощь, но выбирать им. Поэтому они спокойно и трезво относятся ко всему происходящему в жизни. У них нет страха передо мной, так как они понимают, что сами формируют своё будущее – я планомерно объясняю это детям с малого возраста. Важно слушать своих детей, обсуждать, показывать разные ракурсы происходящего – это помогает сохранять взаимопонимание.

Мои отношения с моими детьми строятся на взаимном уважении и доверии
Дома мы обсуждаем с детьми все темы – например, с детства говорим о физиологии, поэтому дети спокойно говорят на тему секса. Горячие обсуждения рождает тема прав человека. Кстати, в нашей семье не услышишь фразу «Я живу с подростком». У нас принято говорить «подростковый период». Не хочется называть своих близких по возрастному фактору – я, например, надеюсь, что дети не зовут меня «женщиной средних лет».


Все эти игры с возрастом накладывают стереотипы поведения – подросток, стало быть, должен показывать характер, уходить в свою комнату, хлопая дверью. А мать «за сорок» должна в это время истерить и поправляться. Даже если что-то подобное имеет место быть, надо держать в фокусе, что это твой близкий человек. Поэтому я не подмечала в своих детях перемены в характерах. Я наблюдала за их поисками каждый день. И подростковый период не отдалил нас. Хотя, конечно, старшие девочки уже всё больше нуждаются во времени вне дома.

Родительство может быть обременительным, если брать чрезмерную ответственность за своего ребёнка. То есть стараться определить его жизненный план, постоянно бояться ошибиться. Как выбраться из конфликта, в какой вуз поступать, что подарить на день рождения другу – хорошо, если дети сами могут разобраться с этими вопросами. А я могу всегда помочь. Я – на расстоянии вытянутой руки, только скажи!


Действовать «по-книжному» не получается, хотя я старалась поначалу. А в жизни всё выходит иначе. Важно просто быть внимательным и наблюдать, смотреть в сторону своего близкого человека. Пока дети росли, я понимала, что в это время я тоже расту, меняюсь вместе с ними. Это и есть процесс жизни – не будет никаких «потом», когда можно будет всё наверстать.

Разрешая самим себе идти своим путём, мы становимся наглядным примером для ребёнка – без нравоучений и в то же время без чувства, что что-то пропущено. Наглядным собственным примером мы показываем – как справляться с препятствиями, как принимать ошибки, как разрешать конфликты.


Мне кажется, отношения между родителем и ребёнком становятся чудесными, как только впускаешь в них больше жизни, снимаешь с себя костюм мамы – строгой или доброй, и становишься просто близким, родным, внимательным человеком.

Фотографии предоставлены автором статьи
M

Читать также: