Истории из жизни: я родила в одиночестве
ЖИЗНЬ
Стоит ли ждать мужчину всей своей жизни или можно родить в одиночестве? Что ещё, кроме отсутствия постоянного партнёра, может стать причиной, чтобы решиться родить ребёнка без мужа? Свои истории рассказывают героини, которые не побоялись родить «для себя».
Мила Фахурдинова
7 февраля 2019
Детей я не хотела никогда – как можно хотеть то, чего не знаешь? У меня нет братьев-сестёр или племянников, подруги все родили достаточно поздно, и не могу сказать, что много взаимодействовала с их чадами. Однако вот мне 32, и (видимо, гормоны или биологические часы – мы всё же довольно примитивные животные) я стала задумываться о том, что было бы неплохо родить.

В моем представлении ребёнок – это как лучший друг и самый родной человек, которого можно любить вечно и понимать как саму себя. Именно такие отношения у нас с мамой, так почему бы не продолжить их уже в своих детях?

И тут встаёт вопрос об отцовстве, но на данный момент кандидатов нет. Стоит ли ждать мужчину всей своей жизни или можно родить в одиночестве?

Большая любовь ведь не даёт гарантии, что человек всегда будет рядом или даже просто окажется хорошим папой, так может, подойти к этому не со стороны чувств, а исключительно рационально?

Я взрослая, ответственная, точно смогу воспитывать и содержать ребёнка одна, а любви во мне столько, что хватит как минимум на целый класс детей. Так не является ли необходимость постоянного партнёра для создания «полноценной» семьи навязанной нам обществом?

И всё же лично я пока не готова – нет во мне стопроцентной решимости заняться продолжением рода всерьёз.

Тем большее восхищение вызывают во мне наши героини, которые не побоялись родить «для себя» и теперь рассказывают свои истории.
Саша (имя изменено по просьбе героини), 36 лет
Когда я анализирую всё произошедшее в моей жизни, это выглядит как какой-то бред – не может здоровый вменяемый человек такое творить. Но была ли я на тот момент адекватна – большой вопрос. В любом случае сейчас я ни о чём не жалею.

Мы с мужем были вместе со школы – он моя первая и единственная любовь. Поженились, когда нам было двадцать, и все годы я словно на крыльях порхала от своих чувств к нему. Он же был типичным абьюзером – часто унижал меня при людях, дома мог поднять руку. Я – публичный человек, он тоже известный художник. Макияж с замазыванием синяков от побоев с какого-то момента стал для меня абсолютной рутиной. Я не обращала на это никакого внимания, хотя вся моя семья была в ужасе – мама плакала постоянно, просила уйти от него.

Не знаю, сколько бы я терпела, если бы он не привёл в дом ещё одну женщину. Я и раньше знала о его любовницах, но жить втроём не смогла.

Огромным усилием воли я ушла от мужа и какое-то время существовала в полнейшей прострации. Затем стало ещё хуже – до этого я не испытывала влечения к женщинам, но поскольку на мужчин смотреть было противно, я стала строить однополые отношения. Причём и одеваться стала как парень, и вести себя. Наверное, это был какой-то внутренний перформанс – я пыталась сама стать тем мужчиной, которого и мечтала видеть рядом с собой.

Девушкам я нравилась, казалось бы, живи да радуйся, но я шла против своей природы и чувств. Наступила депрессия.
Я пыталась сама стать тем мужчиной, которого и мечтала видеть рядом с собой
Я регулярно посещала психолога, но если улучшения и были, то шли они очень медленно. В это время мой младший брат женился и у них родился первый ребёнок. На семейных ужинах у родителей я с умилением смотрела на эту прекрасную пару и как они любят друг друга и ребёнка, малыш точно делал их гармоничнее и счастливее. Я подумала, что вот оно – решение моих проблем.

То, что никакой муж мне не нужен, было очевидно, поэтому вместо поиска отца я отправилась в центр ЭКО и за весьма приличные деньги записалась на искусственное оплодотворение от неизвестного донора. Честно говоря, я не знаю – это всегда так устроено или только в этой дорогой клинике: никто не задавал мне никаких вопросов, не проверял мою психическую стабильность или что-то ещё. Впрочем, наверное, они всё же не должны.

Забеременела я с первого раза, абсолютно не осознавая, что произошло. Семье я сообщила за новогодним столом, рассказав всё как есть. Родители были в шоке, брат тоже не обрадовался (замечу, что на тот момент я всё ещё одевалась и вела себя как мужчина и чаще говорила о себе в мужском роде, поэтому так и сказала им: «Я беремен» – странно звучит, да?).

Дошло до меня, что я наделала, только на пятом месяце, когда назад дороги уже не было. Я поняла, что малыш уже никуда не денется, что это на всю жизнь и что я, скорее всего, совершенно этого не хочу. Помню ревела целыми днями, не вставала с кровати.

Спасибо моей семье. Посовещавшись, родные отправили меня, маму и жену брата с ребёнком на курорт – там мы пробыли целых два месяца. Наблюдая за племянником (он чудесный!), мои страхи постепенно ушли, и в целом пришло понимание того, что я глубоко травмирована бывшим мужем и такое дурацкое поведение – не есть выход из ситуации. Наверное, работа с психологом тоже дала свои результаты.

Дочку я родила точно в срок, и как только она впервые заплакала – мои боль и нежность вырвались наружу. Мы ревели вместе, и я понимала, что больше никогда не буду уязвимой, никогда не буду одна.

Сейчас ей уже два года – мы живём вдвоём, мужчины в моей жизни не планируется, но и я сама, к счастью, больше не «он».

Сильно помогает семья – мама-папа колоссально включились в заботу о нас и воспитание внучки.

Тот период я вспоминать не люблю, но если бы не то кошмарное состояние, вряд ли бы я когда-либо решилась родить ребёнка одна, а дочка – огромное счастье и единственный смысл моей жизни.
Эльмира, 38 лет
Я всегда знала, что буду хорошей матерью – у меня две старшие сестры и я с детства возилась с их детьми. Не по принуждению, а просто потому, что мне это нравится. Родить ребёнка я была готова уже лет с восемнадцати – то есть не форсировала события, но если бы беременность вдруг случилась – точно была бы рада.

Но, видимо, у судьбы были другие планы.

Серьёзные отношения в моей жизни были два раза: первые – три года, вторые – два. Замужем я не была никогда.

Примерно лет с тридцати я стала переживать, что не успею родить ребёнка. Я знаю, что чем родители старше, тем больше нехороших генов и выше вероятность родить нездорового ребёнка. Организм тоже не молодеет, да и в целом не хотелось большой разницы в возрасте с отпрыском, как у меня с мамой, например, так будет больше взаимопонимания.

Я рассматривала разные варианты – от банка спермы до залететь от первого понравившегося парня. Штука в том, что забеременеть всё же не так-то просто.
Я рассматривала разные варианты – от банка спермы до залететь от первого понравившегося парня
Однажды мы сидели в баре с моим близким другом (он – гей), и я поделилась с ним своими планами, спрашивала совета, стоит ли рожать в одиночку или подождать ещё.

На следующий день он мне позвонил и предложил встретиться, где уже детально изложил, что тоже хочет стать отцом и почему бы не стать родителями вместе?

Друг мой умный, красивый, хорошо зарабатывает и прекрасный человек – я даже удивилась, почему мне самой не пришла в голову эта мысль?

Дальше технические моменты я опущу, но вскоре у нас родилась дочь. Нет, вместе мы жить не стали, но он записан отцом и первое время практически всё время был с нами, помогая заботиться о новорождённой.

Сейчас нашей дочери шесть лет. Она живёт на два дома – со мной и моим гражданским мужем, и с отцом и его гражданским мужем. Иногда мы проводим выходные все вместе.

Никаких проблем с объяснением дочери ситуации не было – многие её ровесники живут подобным образом из-за того, что родители развелись.

С отцом моей дочери мы по-прежнему лучшие друзья, все решения касательно жизни ребёнка принимаем исключительно вместе, он всегда поддерживает нас финансово.

Лучшего папу и представить нельзя.
Катя, 29 лет
Я бы не решилась рожать ребёнка без мужа, если бы не ситуация со здоровьем. И в целом я не планировала беременеть до тридцати-тридцати пяти лет. В моих планах было пожить для себя, посмотреть мир, сделать карьеру.

В 24 года у меня начались кое-какие проблемы со здоровьем (не по женской части), после многочисленных исследований врач поставил редкий диагноз и сообщил, что всю жизнь мне придётся принимать определённые препараты, чтобы чувствовать себя хорошо. Лекарства нужно начать пить как можно раньше, но как только я начну это делать – беременеть и рожать будет нельзя. То есть вариантов было два – либо срочно завести ребёнка, пока есть возможность, либо согласиться с тем, что детей у меня не будет никогда.

Это решение не было простым. Парень, с которым я встречалась на тот момент, испарился, только узнав о моей болезни. Ни о каком планировании детей с ним и речи быть не могло. Меня саму воспитала бабушка, что такое расти без отца – я хорошо знаю и не пожелала бы своему ребёнку. Но, взвесив все за и против, я решила рожать.

Почему-то первым кандидатом на роль отца на ум пришёл другой мой бывший – мы были в отношениях несколько лет и расстались хорошими друзьями, я воспринимала его как часть своей семьи. Не раздумывая позвонила ему, мы встретились, и я объяснила ситуацию. Он честно признался, что детей не планировал, и вообще сейчас влюблён в одну девушку и думает построить с ней нормальную семью. Так мы и не договорились – я много плакала, он тоже сильно нервничал.
Меня саму воспитала бабушка, что такое расти без отца – я хорошо знаю и не пожелала бы своему ребёнку
Я продолжила поиски потенциального отца, но примерно через две недели тот парень мне написал, что согласен. Мы обсудили условия: я не буду навязывать ему ребёнка, пока он сам не захочет – никакого общения между ними не будет, я не должна никому говорить, кто отец, и ещё много всего.

Меня это устроило, хотя в девичьих мечтах я себе представляла всё совсем не так.

Забеременела я не сразу, происходило это «естественным» путём. После того как моё «интересное» положение подтвердилось, общение с биологическим отцом моего ребёнка мы прекратили. Он стал строить другие отношения, а я выносила и родила самостоятельно.

Первые полгода были сложными – у меня была послеродовая депрессия: моё тело изменилось, свободного времени не было совсем, я не могла нормально работать, жили мы на грани нищеты, гормоны скакали, а внутри постоянно звучал вопрос: «Кому я теперь такая нужна?»

Я думаю, что сын тоже чувствовал, что рождён не по желанию, а по медицинской потребности – всё время плакал, капризничал. Я почти не спала.

Но всё проходит, и иногда я даже ностальгирую по тому периоду: какими крохотными пальчиками сынок держал мой палец, как мы гуляли часами по парку, какой он был смешной.

Сейчас в моей жизни всё хорошо – я принимаю те самые препараты и со здоровьем глобальных проблем нет. Мой парень любит моего сына и полностью поддерживает то моё решение. Когда мы поженимся – он усыновит и ребёнка.

Биологический отец в нашей жизни не присутствует, но я ему благодарна за то, что не побоялся и так помог мне тогда. Даже моя болезнь не кажется такой страшной, ведь благодаря ей я родила лучшего мальчика на свете.
Фотографии: Pixabay
M
Показать ещё