Понедельник начинается во вторник:
почему так сложно начать учиться чему-то новому?
ЖИЗНЬ
Автор Manshuq Анастасия Щурова уехала в Тарту, вновь села за парту и тут же задалась вопросом: что сложнее – выучить английский до уровня «Бог» или просто слушать лекции на эстонском? Танцевать сальсу или заниматься йогой для продвинутых? Продолжать всё время сравнивать или всё же уже начать и попробовать?
Анастасия Щурова
14 сентября 2018
Каждый из нас хотя бы однажды думал о том, чтобы начать новую жизнь. С понедельника, Нового года, дня рождения соседской собаки или новолуния – не важно. Самое важное в этом начинании – не дата, а составление списка. Списка того, что нужно сделать, перестать делать или изменить. В этих списках всегда есть пункт о том, чему мы уже давно хотим научиться: готовить, как Джейми Оливер, без акцента говорить по-испански, делать сайты, танцевать сальсу, снимать идеальные селфи для инстаграма. Но чаще всего даже после составления списка никто ничего не начинает делать. Или начинает, но сразу же бросает. Или откладывает на потом. И это не лень, нет. Это страх. Страх того, что будет слишком сложно. Страх того, что ничего не получится. Внутренний Джейми погибает во время первой сгоревшей яичницы. Испанский в вашем исполнении поразительно напоминает татарский. Ноутбук разряжается как раз в тот момент, когда вы открываете видео с мастер-классом по программированию. На сальсе вы делаете красивое движение и понимаете, что теперь, скорее всего, больше не сможете двигаться никогда. А идеальные селфи в инстаграме больше напоминают фотографию на паспорт. Ну и ладно, попробуем в следующий понедельник. А лучше – в следующей жизни.
Самое важное в этом начинании – не дата, а составление списка
Сколько я себя помню, моей самой большой мечтой и первым пунктом во всех списках дел на новую жизнь было выучить английский язык до уровня «Бог». И уровень «Бог» – это не читать Шекспира в оригинале без словаря и Google-переводчика или смотреть «Шерлока» без субтитров. Уровень «Бог» – это если бы я, гуляя по Панфилова в Алматы, случайно встретила Стивена Фрая и заговорила с ним по-английски, он бы заплакал и с ужасом признал, что его английский далеко не безупречен. В отличие от моего. Но много лет назад я застряла где-то на уровне Intermediate, у которого иногда под воздействием излишней самоуверенности и алкоголя случается приступ и он притворяется Upper-Intermediate. У меня очень долго не получалось подняться выше. Потому что мне всегда казалось, что английский – это слишком сложно. Слишком сложно запоминать, чем present perfect continuous отличается от past perfect continuous. Слишком сложно учить неправильные и фразовые глаголы. Слишком сложно понимать, что тебе говорят ирландцы или, ещё хуже, шотландцы. Невозможно просто взять и начать учить новые слова.
Потому что грамматику эстонского языка придумывал самый злой и жестокий в мире мизантроп
А потом жизнь поиздевалась надо мной и я попала в Эстонию, где за год мне обязательно нужно было выучить эстонский язык до уровня B2. Выбора и бесконечного запаса времени, как с английским, у меня не было: хочешь европейский вид на жительство и дешёвые путешествия на лоукостерах из Риги – мучайся и учи. Почему мучайся? Потому что грамматику эстонского языка придумывал самый злой и жестокий в мире мизантроп. Тот же, кто придумал краны в туалетах торговых центров, которые сами решают, когда начать лить воду, и плацкартные вагоны в поездах. Во всех языках, которые я учила или пыталась учить до этого, когда нужно было выучить слово, я просто учила это слово. Одно слово. Дерево – tree, цветок – flower, птица – bird, Россия – Russia, смерть неизбежна. В эстонском это так не работает. У каждого слова есть три формы, и вместо одного слова нужно учить сразу три (если хочешь использовать в речи ещё и множественное число, то – шесть). Да, конечно, если учить эстонский каждый день в течение сорока лет, со временем, возможно, ты начнёшь понимать логику образования слов, и всё станет проще. Но пока просто учи по три слова вместо одного. Тогда я ещё не думала о том, что сам эстонский язык – это не самое страшное, и по-настоящему страшное начнётся, когда на этом языке мне будут читать лекции по лингвистике. Тогда я подумала о другом, что английский – поразительно лёгкий язык. Даже когда на нём говорит шотландец.
Но даже самое сложное – то, что кажется абсолютно невозможным, в какой-то момент всё равно начнёт получаться – и это лучшее чувство на свете
Всё познаётся в сравнении, и иногда это сравнение очень облегчает жизнь. Возможно, лучший способ наконец-то выучить испанский – это сходить на несколько уроков китайского. Перед сальсой попробовать йогу для продвинутых, а перед созданием собственного сайта попытаться взломать сайт Пентагона. Всё становится гораздо проще, когда понимаешь: что бы ты ни делал, чему бы ты ни пытался научиться, всегда на свете найдётся что-то, что будет ещё сложнее. Но даже самое сложное – то, что кажется абсолютно невозможным, в какой-то момент всё равно начнёт получаться – и это лучшее чувство на свете.

Попробуйте, вам понравится. Если это, конечно, не лингвистика на эстонском.
Иллюстрации Романа Захарова
M
Показать ещё