Зиада Асанбаева: «Сначала была межпозвоночная грыжа, а потом я переплыла Босфор»
ЖИЗНЬ
Смелая и решительная Зиада Асанбаева рассказала свою вдохновляющую историю нашему автору Марине Михтаевой о том, каким долгим и ценным может быть путь от боли к победе.
Марина Михтаева
25 сентября 2018
Телефон Зиады Асанбаевой мне дали в редакции Manshuq. «Эта девушка переплыла Босфор», – так её отрекомендовали. «Правда, переплыли?» – набрав номер, я почему-то решила уточнить. «Правда!» – рассмеялась Зиада и сразу согласилась на интервью. «Все бы так легко соглашались, – подумала я. – И все бы так боролись».

Мы встретились тёплым алматинским вечером в старом центре. Зиада пришла за минуту до назначенного времени. Белое платье. Необычные серьги. Миниатюрная, обаятельная, она излучала жизнелюбие.
Зиада. Фотография автора
Но я немного знала предысторию. Путь Зиады до этого осеннего дня, до прошедшего лета, до Босфора был нелёгким. Он был чудовищно тяжёлым. Всего пару лет до того, как переплыть пролив между Европой и Азией, она не только не держалась на воде, она была прикована к постели.
Адская боль и постельный режим
История началась в мае 2016 года, – вспоминает Зиада. – Появились боли в ноге. Сначала я грешила, что неправильно лежу, переутомляюсь. Буквально через месяц боль стала очень сильной. Я сразу обратилась к врачам. Оказалось, что у меня межпозвоночная грыжа, причём очень большого размера. Все же начинают рекомендовать свой путь: мне давали советы, я стала ходить по разным специалистам. И вот мне порекомендовали одну женщину-мануалиста, которая якобы помогает. Но она усугубила мою проблему. После неё я даже ходить не могла. Потом я легла в больницу. Нерв, который подаёт сигнал в левую ногу, был зажат, и каждый шаг сопровождался адской болью. Представьте, что у вас зуб болит, – та же боль, но в десять раз хуже. И она не прекращается.
Мне порекомендовали одну женщину-мануалиста, которая якобы помогает. Но она усугубила мою проблему
Мне кололи сильные обезболивающие, они не помогали. Я пошла в частную клинику, которую мне тоже порекомендовали. Там якобы лечат методом вытяжения: тебя кладут на кушетку, вытягивают позвоночник. Обещали, что это дело времени – месяц, два. На самом деле в каком состоянии я к ним пришла, в таком и ушла, когда поняла, что, откровенно говоря, они меня дурят просто…

В этот момент по состоянию здоровья мне пришлось уйти с работы. И я лежала дома. Просто лежала. Я поправилась на десять килограммов. Я вообще не двигалась…

Зиада подолгу молчит, подбирает слова, у неё дрожит голос – ей тяжело рассказывать.
Я мелкими шагами шла. По мере поступления решала проблемы
Наверное, мне надо было всё это пережить. На самом деле страшнее периода в жизни у меня не было. Я заболела в июне. В сентябре у моего отца обнаружили рак. Причём выяснилось, что у него четвёртая степень. В январе он скончался.

Я сейчас вспоминаю тот период – честно говоря, забытый уже… Знаете, как бы тяжело ни было, я всё это время успокаивала себя мыслью: «Мне больно, но это пройдёт».

Когда прошло какое-то время, я назад оглянулась и сама не поняла, как всё это пережила. Честно. Я мелкими шагами шла. По мере поступления решала проблемы.

И всё это, наверное, в сотни раз укрепило мою веру в себя…
Хорошие люди и добрые врачи
И мне везло на хороших людей. В этот период я поняла, что у меня очень много хороших друзей, коллег, родных, которые всячески меня поддерживали, возились со мной, помогали ходить.
Зиада с подругой. Фотография автора
Через месяц я лежу дома и ловлю себя на мысли, что у меня ничего не болит. Ничего не болит!
И в один момент – я же разные пути искала – я пошла в центр Бубновского (центр кинезитерапии. – Прим. автора). Но у меня был тогда период острой боли. Я пришла с костылём. Пришла к врачу, которому я безмерно благодарна, – Нуршат Ахметов, мне его рекомендовал коллега. Он меня посмотрел и сразу сказал: «У вас острая боль, заниматься нельзя». Я ушла вся в слезах, еле-еле доковыляла до кровати и рухнула. А через два дня звонит мне этот врач: «Зиада, как вы? Я еле нашёл ваш телефон, я так за вас беспокоился». Я говорю: «Я слегла, мне стало ещё хуже». Он говорит: «Понимаю вас, но это не значит, что мы не должны бороться. Мы должны дождаться, когда острая боль пройдёт и начать физкультуру».

Понимаете, он не отнёсся ко мне формально. И я как-то прониклась этими словами. Месяца два у меня ушло, наверное, на снятие боли… Когда боль утихла, я сразу побежала к нему. Он прописал мне физкультуру. Наверное, правильно подобранные слова тоже лечат. Говорят же: по вере нашей дано нам будет. Он мне сказал: «Месяц активной физкультуры и боли уйдут».

Ты привыкаешь к боли и с ней живёшь. Ногу тянет, она покалывает, но ты терпишь. А через месяц я лежу дома и ловлю себя на мысли, что у меня ничего не болит. Ничего не болит!

У них методика какая? Укрепление внутренних мышц. Грыжа никуда не уходит, но из-за того, что мышцы спины укрепляются, корсет начинает держать сам себя.
Офисная работа и тосты за здоровье
А до этого вы физкультурой, спортом не занимались?

Нет. Именно в тот период я была настолько загружена на работе – с девяти до девяти. Как любой офисный сотрудник. Мне даже некогда было думать о спорте.
Мой совет всем абсолютно: не доводить до этого, беречь здоровье. Это дешевле, чем лечение
А есть предположения, откуда грыжа могла появиться?

Вообще я попадала в аварию. Сказать, что именно стало предпосылкой для болезни, не могу. Как врачи мне объясняли, это могло быть последствием аварии. Когда удар сильный, позвоночник смещается, но может годами не давать о себе знать. А потом я поскользнулась, упала и ударилась спиной. Это, видимо, меня добило. Плюс к этому офисная работа, сидячая – неправильное положение тела, мышцы атрофировались. И вот результат.

Всё в жизни – это опыт. Не пройдя этот путь, ты никогда не будешь ценить простые базовые вещи. Говорят же пожелания: «Самое главное, я тебе желаю крепкого здоровья». А всерьёз это не воспринимаешь – как штамп. Здоровье – это первичное. Если ты не здоров, тебе не нужно абсолютно ничего. Я как раз пережила этот момент и поняла. Согласна, что свою роль материальное положение играет: ты можешь позволить себе того же Бубновского, фитнес – всё равно всё это затратно. Но мой совет всем абсолютно: не доводить до этого, беречь здоровье. Это дешевле, чем лечение.
Вода и слёзы
Если говорить про плавание, то в моём случае это: не было бы счастья да несчастье помогло.

Мне все врачи советовали плавать. Ни бегать, ни прыгать, ни велосипед крутить мне было нельзя. Во всяком случае, до тех пор, пока мышцы не окрепнут. Но мне нужно было научиться плавать правильно.

И великая сила соцсетей – я была подписана на страничку I Love Swimming на фейсбуке, стала читать отзывы учеников и один из комментариев прямо запал мне в душу.
Фотография из личного архива Зиады
Справка:
Школа лёгкого плавания I Love Swimming – часть проекта I Love Supersport. В ней учат плыть долго и быстро, прикладывая минимум усилий. А также готовят к крупным заплывам, проходящим в разных странах. Тренируют по методике, разработанной специально для взрослых людей, Total Immersion (полное погружение), которую ещё называют плавательной йогой. Её создал американский тренер Терри Лафлин. В основе методики – баланс и скольжение тела в воде. Работа школы I Love Swimming в Алматы разбита на сезоны. Один месяц – один сезон. За четыре недели взрослые в небольших группах осваивают технику. Дальше они могут тренироваться самостоятельно либо продолжить заниматься в школе и готовиться к заплывам.
Зиада сразу предупреждает: «Я буду петь оды I Love Swimming». Ну что ж, не дать ей такую возможность, значит, лишить себя шанса узнать удивительную историю преодоления. Потому что именно с приходом в эту школу её жизнь потекла в другом направлении – от боли к победам.

В чём суть методики? В том, что ты погружаешься полностью, плаваешь кролем. При этом весь акцент сделан на скольжении – правильное положение тела, сильный рывок, скольжение. Он менее энергозатратный. Так как школа готовит пловцов для марафонского плавания, а это длительные дистанции, соответственно, нужно экономить силы.

И вот началась моя любовь с плаванием. Если бы я пришла туда здоровой, не знаю, были ли бы у меня такие впечатления. Дмитрий Токарев – руководитель I Love Swimming, тренер – настолько харизматичная личность. Он и добрый, и строгий одновременно. На первой же тренировке мне понравилось, что он в воде был, он нас поддерживал, как-то страховал. Когда тренер так участвует в процессе тренировки: не стоит сверху, не указывает, а показывает – это плюс.
Если бы я пришла туда здоровой, не знаю, были ли бы у меня такие впечатления
А потом был такой момент. У меня был жуткий страх воды. Прямо жуткий. Причём он был ещё до болезни и до занятий.

У меня мозг работал так: если мои ноги достают до дна, я в безопасности, как только бассейн углубляется, всё – у меня паника. И на одном занятии мы начали плавать от бортика до бортика. А я не могу. Доплываю ровно до середины бассейна, знаю, что там глубоко, начинаю захлёбываться. И я тупо встала у бортика – стояла и ревела. Я ревела от того, что это десятая тренировка, через два занятия обучение заканчивается, а я не доплыла до конца. У меня было такое отчаяние: всё, я не научусь.

И Дима со мной не сюсюкался. Я демонстративно стояла у бортика, всхлипывала в надежде, что он скажет: «Зиада, что с тобой? Давай я тебе помогу». Нет, он меня проигнорировал, я ещё больше обиделась и ушла в расстроенных чувствах.

Но, наверное, это черты моего характера: во-первых, не сдаваться, во-вторых, анализировать. Я пришла домой и проанализировала нашу тренировку: «Ладно, характер я показала, и что? От этого тренеру ни холодно, ни жарко. У него куча других учеников, почему он должен со мной сюсюкаться? В конце концов, это надо мне – научиться плавать, и у меня осталось всего два занятия, чтобы научиться». И знаете, как только я дала себе эту установку, я проплыла от бортика до бортика на следующем же занятии.
Зиада в бассейне. Фотография из личного архива
Я каждый раз говорю себе, что для себя, я – чемпион
Там же, в школе, в конце сезона сдают отчётный километр. Пловцы-выпускники должны проплыть километр на время. На самом деле у меня тогда было самое худшее время.

Но я каждый раз говорю себе, что для себя, внутри себя, я – чемпион. Почему? Я пришла туда с определённой проблемой. И в прошлом году, 25 июня 2017 года – я никогда не забуду этот день, проплыла свой первый километр кролем. Учитывая, что три месяца назад я не могла ходить, – для меня это был фантастический результат.

Были ребята, которые не смогли преодолеть страх воды. Их мало. И я думаю, что это не столько методика обучения, сколько психологические проблемы. Я тоже могла сдаться. И до сегодняшнего дня стояла бы у бортика.

Говорят же: есть люди, которые боятся и не делают, а есть те, кто боится, но делает. Все чего-то боятся. Поэтому это призыв для всех, кто планирует не только научиться плавать, а вообще что-то преодолеть: надо брать и делать.
Спортивный режим и оливье
Я до того, как пришла в I Love Swimming, никогда не слышала, что есть серия заплывов в разных частях мира. А некоторые ребята целенаправленно приходят готовиться к определённым заплывам – например, к Босфорскому.
Справка:
Это межконтинентальный заплыв через пролив Босфор, который Турция проводит ежегодно в июле. Впервые был организован в 1989 году при поддержке Олимпийского комитета республики и за 30 лет стал одним из самых популярных марафонов на воде. В нём участвуют как профессиональные спортсмены, так и пловцы-любители разного возраста.
А как вы решились пойти на Босфор?

После окончания сезона в I Love Swimming я не прекращала плавать. И поняла одну вещь: постоянство, системность дают свои результаты. С каждым разом становилось всё легче дышать, легче плыть, скорость увеличивалась, приходило понимание, где ошибки, как делать правильнее. И в этот момент тренер Дима мне говорит: «Зиада, а давай готовиться к заплыву на Босфоре?» Я говорю: «Вы не по адресу! Вы же знаете, как я плаваю, у меня плохой результат». Этот разговор состоялся осенью прошлого года. Дима сказал: «Я в тебе уверен, ты сможешь».
Зиада с тренером Димой. Фотография из личного архива
И я решила: «Поплыву». Я всегда так рассуждаю: тому, что делает один человек, абсолютно каждый может научиться
В школе были лекции, «бодрые завтраки», на которых нам объясняли, что такое марафонское плавание, ребята – которые пришли за год до нас, как и мы, у бортика стояли – рассказывали, как переплыли Босфор…

И я решила: «Поплыву». Я всегда так рассуждаю: тому, что делает один человек, абсолютно каждый может научиться.

С 3 на 4 января ровно в полночь по турецкому времени – в три часа ночи по нашему – открывается регистрация на заплыв через Босфор. Вообще он очень популярный во всём мире. В этом году было 2474 участника из 52 стран, была достаточно большая делегация из Казахстана – 24 ученика нашей школы.

Так вот, все в ожидании регистрации. Из-за того что заплыв популярный, слоты в этом году раскупили за 17 минут. И наша делегация была бы больше, но не все успели. Три часа ночи, представляете? Ты только отгулял новогодние праздники…

Оливье ещё в холодильнике…

Да, а ты уже такой сидишь: у тебя работа, у тебя дело, которое только через полгода должно свершиться, но ты ждёшь регистрации. По-моему, сайт около часа просто висел. Истерия в чатах. Все пишут друг другу: «Ты зашёл? Ты смог? Ребята, я не могу, я хочу спать, разбудите меня…»

Я оказалась в числе счастливчиков, которые смогли купить слот.
Сумасшедшие полгода и дружба
А во втором чате идёт переписка тех, кто не смог купить слот на Босфор. Они как компенсацию придумали новый заплыв себе – Oceanman – в Италии на озере д'Орта, которое находится где-то в 80 километрах от Милана.

Я, конечно, не участвую в этой переписке – я вчера «купила Босфор» и счастлива. И тут они мне предлагают: «А поехали с нами в Италию!» Я: «Ребята, вы что? Я плавать ещё не умею. Какое д'Орта, какой Oceanman? Я пас». И тут они мне пишут: «У тебя полгода ещё впереди, поехали!» Меня уговаривать долго не пришлось. Я уже в офисе – первый рабочий день в новом году – захожу на сайт и покупаю слот.

И с этого начался наш путь длиной в пять месяцев: в феврале мы начали и тренировались до июня.
Ученики школы I Love Swimming. Фотография из личного архива
У меня результат улучшился в разы. Я смогла проплыть отчётный километр за 25 минут 12 секунд. В прошлом году я его плавала час.

Тренировочный процесс построен так, что постепенно нарастает нагрузка, внимание уделяется и технике, и выносливости. Плюс обязательно нужно заниматься дополнительно в зале: у человека, который готовится к заплыву на длинную дистанцию, должны быть общая физическая подготовка и гибкость. В этот период я начала ходить на йогу. Это были сумасшедшие полгода. Я жила только этим…

Ты обрастаешь всякими плавательными штуками. Ты настолько в это втягиваешься, что твой бюджет уходит на плавательные шапочки, купальники, ласты. Открывается новый неизведанный мир. Ты начинаешь постепенно знакомиться с новыми вещами. Они так тебя увлекают, так сближают с ребятами. Причём мы общаемся и вне плавания, мы нашли общий язык, друг друга поддерживали: у кого-то получается, у кого-то нет. Это делает людей близкими по духу настолько, что сейчас это своего рода семья.
Италия и морская болезнь
В общем, ввязалась я в эту авантюру под названием «д'Орта», которая прошла 23 июня. Есть ассоциация, которая устраивает заплывы в разных частях мира – в Италии, Испании, Малайзии, России, Греции, Швейцарии. Чемпионат мира будет проходить в этом году 16 ноября в Дубае. Можно выкупить слот на подходящий заплыв. Там есть дистанция «Популярная» – 1,3 километра. Есть половинка – я делала половинку – 4,5 километра: плывёшь от острова Сан-Джулио до берега. И полный Oceanman – 14 километров. Нужно было переплыть с одного берега озера на другой. Наш тренер как раз в этом году проплыл 14 километров – вообще обалдеть.

Ногами-то 14 километров не всегда пройдёшь…

В бассейне готовишься, но не понимаешь, что такое 4,5 километра. Вроде проплываешь эту дистанцию, но на открытой воде – это другое. Открытая вода непредсказуемая, она может быть разной в одном водоёме: вчера мы плавали, была хорошая погода, сегодня может ветер подняться, температура измениться.

Поэтому перед заплывом мы проводили тренировки на Капчагае. Это было начало июня, ещё было прохладно. У меня начался дыхательный спазм – при погружении в холодную воду лёгкие сжимаются. Вроде умеешь плавать, но при этом задыхаешься, начинается паника. У меня вот такие глаза: мне через неделю плыть в Италии, а я абсолютно не готова. При этом у меня очень хорошие результаты были в бассейне.

И я поняла: если я сейчас не поплыву, если я не преодолею этот страх, я не смогу за неделю собраться. У меня просто выхода нет. Я собрала всю волю в кулак.
Фотография из личного архива
И вот мы приехали в Италию, получили стартовые пакеты – организаторы выдают шапочку, рюкзаки, футболочки и чипы, которые регистрируют время. В тот же день поехали знакомиться с озером.

Тогда уже страха не было?

Я ждала страха до самого заплыва: вот сейчас на меня накатит, вот-вот должно накатить. Но прозвучал старт, и я просто погрузилась в воду.

Доплыли?

Вообще в Италии со мной произошёл интересный случай. Я так предполагаю, что где-то на третьем километре поднялись волны, и меня укачало. Я читала про это: если укачивает, нужно просто принять специальные таблетки. Но я даже не знала, что у меня есть морская болезнь. Меня так тошнило, так кружилась голова, каждый рывок давался так тяжело, что последний отрезок – оставался километр и триста метров, наверное, – я просто на силе воле себя дотащила.

Как-то сдаться же можно было, наверное?

Можно. Можно поднять шапочку и тебя заберут спасатели. Я помню, что они кружили вокруг меня, эти спасатели.

Как акулы…

Но я для себя решила, что хоть как, но доплыву. Во-первых, я не могла подвести тренера, который вложил в меня столько сил. А во-вторых, если дать своему мозгу маленькую вероятность, что сдашься, мозг зацепится за это и скажет: «Давай сдадимся». Я с сестрой накануне разговаривала – родные вообще очень переживали, они же не понимают, что это такое – она говорила: «Главное – участие. Не доплывёшь – ничего страшного. Тем более с твоим диагнозом». Я ей говорю: «Не порти мой настрой. У меня таких вариантов нет. Я доплыву». Я думаю, когда ты договариваешься с самим собой и не даёшь себе никаких поблажек, это даёт результат. И когда я вышла из воды – я этот момент прокручивала в голове миллион раз, у меня на холодильнике висела эта финишная арка, я каждый раз это визуализировала, – а там кричали и объявляли «Зиада Асанбаева, Казахстан!», я испытала невероятные эмоции. Я не вспомню, когда ещё переживала такое: на меня накатило чувство счастья абсолютного, тем более после борьбы на последних 1300 метрах.
Зиада на финише в Италии. Фотография из личного архива
Босфор и ход против течения
И аккурат через месяц должен был быть заплыв на Босфоре. У меня день рождения 26 июля. И этот Босфорский заплыв я запланировала как подарок себе.

И я была в восторге – от организации, от заплыва, от воды, от финиша, от всего.

О своей новой жизни – в отличие от той, что осталась на другом берегу, – Зиада рассказывает совсем иначе: торопливо, весело, сдабривая историю множеством деталей и заразительно смеясь.

О её любимом Босфорском заплыве можно найти самые разные мнения. Кто-то настаивает, что это очень тяжёлый марафон, что преодолевшие его люди – герои. Другие уверяют, что Босфор по силам любому человеку, который регулярно ходит в бассейн. В среде профессиональных триатлонистов считается, что серия заплывов Oceanman – гораздо сложнее, а Босфор покоряется проще из-за своих течений.
Справка:
Босфор – пролив между Европой и Малой Азией, соединяющий Чёрное море с Мраморным. На обеих его сторонах расположен крупнейший турецкий город Стамбул. Глубина пролива – от 33 до 80 метров. Длина – около 30 километров. Максимальная ширина Босфора – 3700 метров (на севере), минимальная – 700 метров.

В проливе два течения – распреснённое верхнее из Чёрного моря в Мраморное, на юг (скорость 1,5-2 м/с), и обратное, солёное нижнее – из Мраморного моря в Чёрное (скорость 0,9-1 м/с).
Мы всей нашей делегацией прилетели и пошли получать стартовые пакеты. После этого нас погрузили на паром и повезли изучать маршрут заплыва. Там буйков нет. Поэтому важно хорошо ориентироваться. Вообще плавание в открытой воде – это в первую очередь ориентирование. Ты должен плыть в правильном направлении. Если движешься не туда, тебя просто подбирает лодка.
Зиада на заплыве на Босфоре. Фотография из личного архива
А ещё там такая особенность. В Италии мы просто заходили в воду, а на Босфоре надо прыгать с понтона. У меня появился новый страх. Я не боялась воды, Босфора, но я думала: «Как я прыгну? Я же не умею!»

Снова преодоление себя.

Мы приходим на тренировку: вода, Босфор, я встаю прыгать, ну метра два, наверное. И опять говорю себе: «Либо сейчас, либо никогда». Надо себя собрать в кулак и делать – другого рецепта нет. Я с жутким страхом прыгаю. Сначала не понимала, как себя вести в воде, потом – раз за разом – привыкла. В день заплыва я выхожу на понтон, там впереди уже ныряют, сзади толпа напирает. Нет времени на раздумья – я просто бегу, закрываю глаза, прыгаю, быстро отплываю и начинаю ориентироваться.

Карта Босфорского заплыва у меня тоже висела полгода на доске. Я изучала маршрут. Ты пересекаешь пролив не поперёк, а вдоль – от одного моста до другого. Всего 6,5 километра.

От старта надо доплыть до середины первого моста. Второй ориентир – линии электропередач – тоже до середины доплываешь. Дальше движешься на военную академию. Потом – на Галатасарай. От Галатасарая уже виден финиш – надо как-то правильно его обогнуть и начать финишировать. Это в идеале. Но там два течения, они идут навстречу друг другу, можно попасть в течение и уже не выплывешь.
Карта заплыва по Босфору
Слава богу, со мной такого не произошло. Почему? В какой-то момент я, видимо, начала уходить в обратное течение, ориентируясь на Галатасарай. И мимо проплывали парни-турки. Один из них похлопал меня по плечу и сказал: «Ты не туда плывёшь». Они просто взяли меня к себе на хвост. Скорее всего, они плыли не на время. Или это такое человеческое качество…

То есть они пожертвовали своим результатом ради вас?

Да, они мне помогли и довели меня до самого финиша. Я им безмерно благодарна. Они хорошо физически сложены и могли показать, наверное, лучший результат. Но я видела, как они всё время сбрасывали скорость, ждали меня, оглядывались. Мне повезло, потому что некоторые из наших ребят попали в это обратное течение, из которого не смогли выбраться…

У меня Босфор случился такой. Очень классный. Физически мне было не тяжело. Я не плыла на время, я плыла в свой кайф. При этом у меня вышел достаточно хороший для меня результат – час тридцать минут. Я вышла из воды и давай прыгать: я счастлива, я смогла. Потом мы дождались ребят, получили сертификаты…
Казахстанские участники заплыва. Фотография из личного архива
Так что, любой человек может переплыть Босфор?

Любой человек, который задался целью. Если для него это цель, переплывёт. Ну и если приложил усилия, трудился. Я думаю, любой непрофессионал сможет. Без сомнения. Даже вы можете. На следующий год – спокойно.
Фотографии героини материала и автора
M
Показать ещё