Мила Фахурдинова – о кибернасилии

ЛАЙФСТАЙЛ

Мила Фахурдинова – о кибернасилии

ЛАЙФСТАЙЛ
В своём новом материале Мила Фахурдинова рассуждает о том, каким невыносимым может быть прессинг в интернете, особенно когда он идёт от близких людей. И о том, почему люди не принимают разность других и любое давление – это зло.
Недавно сложный период случился – целыми днями грустила, на улицу выходить не хотела, мысли самые пессимистичные и, главное, непонятно было – из-за чего всё это.

Здорова, любима, с классной работой и хорошими людьми рядом. Что ещё надо? Но, как в том анекдоте – ничто не радовало.

Казалось, мир настолько ужасен, несовершенен и безнадёжен, а я – маленькая, ничтожная и бессильная, и ничего с этим поделать уже нельзя. А если всё так беспросветно и мрак, то и смысла нет.

Проходила я сомнамбулой около недели, и тут молодой человек посоветовал на время от соцсетей отказаться или хотя бы таймер поставить – не больше 15 минут в сутки. Я скептически отнеслась к такому рецепту, но отчего бы и не попробовать?

Удивительно, но вся моя тоска испарилась на третий день эксперимента!

Недуг побеждён, но стало интересно докопаться до первопричины, чтобы впредь подобного избежать. Проанализировав произошедшее, решила, что в депрессию меня загнали новости – мир меняется, постоянно случается что-то плохое. А я очень восприимчивая, вот и распереживалась.
Казалось, мир настолько ужасен, несовершенен и безнадёжен, а я – маленькая, ничтожная и бессильная, и ничего с этим поделать уже нельзя
Но нет – поднимаю новейшую историю дорогих мне стран поквартально: так было всегда! Проблем не стало больше, просто мы стали политически более активными и социально ответственными, мы чаще обо всём этом говорим, пытаемся что-то предпринять. И иногда наши усилия дают плоды – пусть пока не такие существенные, но перемены приближаются. Разве это не повод для радости?

Тем не менее других причин для подавленности я не находила. Получается, всем хорошо, а я – в депрессию?

Ответ, как всегда, внезапно всплыл в разговоре с подругой – она жаловалась на то, что постоянно ощущает невыносимый прессинг в интернете от… своих близких людей!
Проблем не стало больше, просто мы стали политически более активными и социально ответственными
«Ты понимаешь, это как киберизнасилование: я не знаю, куда мне спрятаться, чтобы не читать про политику и не натыкаться на посты моих друзей-активистов про то, что я должна делать, чтобы «спасти свою страну». А я не хочу никого спасать! Я не чувствую, что готова этим заниматься. Для меня важно честно работать, быть хорошей мамой, сортировать мусор… Но я не хочу никуда идти наблюдателем! Не хочу агитировать! Не хочу писать посты в соцсетях о правах и потребностях! И оттого, что я этого не делаю, чувствую себя какой-то ущербной, и знакомые косятся – будто если я не с ними, то обязательно против них!»
Иногда, чтобы понять, в чём твоя проблема, нужно услышать, как свою проблему формулирует другой. Только после этого разговора я осознала, что ключ моего уныния – аналогичное пассивное давление.

Вроде никто прямо не осуждает, но как будто раз это делают все, и я в это тоже искренне верю, то, будучи человеком, работающим со словом, ОБЯЗАНА высказать свою политическую позицию, призвать народ к действию и быть максимально социально активной в интернет-пространстве.

Простите, но мне не хочется!

Я не чувствую, что вправе делиться своими мыслями или мировоззрением по вопросам, в которых недостаточно компетентна.

Разумеется, у меня есть мнение, идеалы, но я не обязана транслировать их публично. Это моё индивидуальное право. И это вовсе не значит, что я или моя подруга – плохие люди и инертные личности.

В критические моменты мы все ведём себя по-разному. Это заложено в наших характерах, биофизике, сущности.

Простой пример – кто-то при встрече с кумиром застесняется и сделает вид, что не заметил звезду, другой тут же подбежит и попросит совместное селфи и автограф, третий просто поздоровается или скажет комплимент.

Мы разные, и в этом вся прелесть!

Отсутствие видимой позиции может быть потребностью оберегать личное пространство, а не сигнализировать о том, что человеку нет никакого дела до ситуации. И я не знаю, кто больше борется за улучшения в стране – моя подруга, которая не хочет соприкасаться с политикой, но исправно платит налоги и делает различные пожертвования, или мои друзья-активисты, кто в большинстве своём прячутся от обязательных выплат в казну.

И нет, я не осуждаю ни её, ни их – каждый поступает так, как считает нужным. Судить другого – это ставить себя выше него.
Мы разные, и в этом вся прелесть!
Недавно я стала свидетелем конфликта моей знакомой в социальных сетях с группой людей. Девушка (известный документалист) написала, что поддерживает журналиста Голунова, но уже не может читать об этом деле: мол, вся её лента – сплошные призывы и агитки, что для неё является стрессом. На это в комментариях режиссёрке доходчиво объяснили, что распространять информацию – важно, что многие, не имея возможности помочь по-другому, считают, что это их путь, способ внести свою лепту. И что она не должна указывать людям – что писать или не писать на своих страничках, и может просто удалить фейсбук, раз такая чувствительная.

Девушка в итоге так и сделала и до сих пор не вернулась.

И при том, что я абсолютно на стороне комментаторов, а не автора, мне жутко от того, что друзья и поклонники понаписали ей там. Правильная, на мой взгляд, по своей сути позиция в какой-то момент превратилась в настоящую травлю.

Тебе не комфортно? Ну и вали отсюда!

Не нравится читать? Значит, ты поддерживаешь злодеев!

Почти всех комментаторов того поста я знаю лично – деятели культуры, борющиеся за добро, равноправие и светлое будущее.

Мозг так устроен, что блокирует всё плохое – до того, как я села писать этот материал, совершенно вылетела из головы и моя собственная ситуация. Некоторое время назад хороший приятель просил меня распространить информацию по одному делу в соцсетях. Я понимала, как для него это важно – он по-настоящему болел случившейся несправедливостью. И мы с ним (совершенно точно) были по одну сторону баррикад.

Но дело было громким, его поддерживали все, и я не знала, что другого нового или уникального могу сказать.

Плюс я не считаю возможным высказаться по поводу одного волнующего меня кейса и промолчать по поводу другого. Тогда я буду вынуждена писать политические и агитационные посты ежедневно: реальность несправедлива, а я живу на три страны, и положение во всех трёх плачевное.
Каждый день в них происходит что-то недопустимое в рамках конституции или моих моральных установок, но я не активист и не политжурналист. Я пишу не про то, что меня волнует, а про то, в чём разбираюсь и могу делать хорошо.

Тот приятель просил меня дважды, и я дважды ему отказывала, подробно объясняя – почему не хочу. В итоге я у него в чёрном списке и испытываю ужасное чувство вины. Настолько сильное, что мозг будто стёр случившееся и я как будто бы даже забыла.

Хотя это не так.

Мы все растём и развиваемся в обществе, а общество прививает нам определённые поведенческие паттерны. Если ты – интеллигенция, то должен вести себя так-то и так, если публичный человек – то разумно поддерживать то-то и то. В конце концов, возможность причислить себя к определённому кругу или даже прослойке – это схожесть ваших реакций на те или иные события.

И да и нет.

Мне не нравится, что я испытываю стыд за свой выбор. Мне даже сейчас неловко, что я открыто пишу о таком своём бессовестном поведении. И в то же время я понимаю – это не моё, это навязано.
Возможно, я не права, но, будучи взрослой и самостоятельной личностью, выбираю не слушать общество, а слушать только себя
Некорректное сравнение, но! Жертвы изнасилований не заявляют на своих обидчиков, потому что им стыдно. Украденные женщины выходят замуж за похитителей, потому что им стыдно. Любить человека одного пола с тобой всё ещё для многих стыдно.

Общество диктует нам социальные нормы, и они не всегда объективны.

Возможно, я не права, но, будучи взрослой и самостоятельной личностью, выбираю не слушать общество, а слушать только себя. Я не буду бороться со своим нежеланием комментировать то, что мне не хочется, я буду бороться со своим стыдом, потому что испытывать его в данном контексте – неправильно.

Круто быть активным и идти в бой за вещи, в которые веришь. Но и быть социально пассивным – нормально.

Нормально не высказываться на острые темы, даже если они тебя искренне волнуют.

Нормально не ходить наблюдателем, даже если идут ВСЕ.

Нормально верить себе, своим ощущениям, делать так, как хочется, и не испытывать чувства вины.

Да, было бы здорово, если бы все мы объединились как один, но каждый воюет за истину по-своему.

Не менее важно другое – любое давление является злом, по какую бы сторону в этой истории вы ни находились.
Иллюстрации Романа Захарова
M
Материалы по теме:















Читать ещё:
Загрузить ещё