Гульмира Кусаинова:
«Иссык-Куль, который открыли для меня друзья»
ЛАЙФСТАЙЛ
Вернувшись из четырёхдневного отпуска на Иссык-Куле, главный редактор Manshuq Гульмира Кусаинова, чтобы сто раз не собираться, решила написать материал с зарисовками – как это было.
В моём детстве Иссык-Куля не было. В смысле я про него знала и сто раз слышала, но отдыхать туда мы ни разу не ездили. Мои родители – геологи – дарили нам с сестрёнкой другие летние приключения – с поселением целой экспедицией где-нибудь в необитаемой степи (это называлось «уехать в поле»), разборными финскими домиками, сном под марлевыми балдахинами и невероятным временем, когда ты, пока родители работают, полностью предоставлен сам себе. Поэтому у меня нет воспоминаний о том, «как это было» на Иссык-Куле «тогда». Знаменитый летний киргизский курорт я знаю ровно таким, каким мне его показали мои друзья. И если верить моим друзьям, не многое за многие годы здесь поменялось.

Я люблю подмечать – с чего всё начинается. В детстве, к примеру, моя Алма-Ата начиналась с «Саяхата». Мы жили в пригороде и добирались до города на оранжевых икарусах. Автостанция «Саяхат» была точкой, с которой начиналось наше путешествие «в город» (и заканчивалась изматывающая поездка в душном автобусе).
У меня нет воспоминаний о том, «как это было» на Иссык-Куле «тогда»
А любая поездка на Иссык-Куль начинается для меня именно с автобуса. И этот пункт для друзей незыблем, как «дважды два четыре». Я предлагаю:

– А давайте поедем на машинах? В конце концов, у всех есть машины. Можем себе позволить.
– Гульмира, не нарушай наш привычный расклад – поедем на Иссык-Куль на автобусе, будем жить в гостевом доме в километре от пляжа, есть на завтрак сырники, на пляже – варёную кукурузу, а вечерами сначала мёрзнуть, потом согреваться лагманом с лазджаном, а на утро с похмелья есть лучший на берегу каракольский ашлянфу. Всё – как мы любим!

Спорить я даже не пытаюсь. Но, как мне кажется, если мы с друзьями собираемся большой компанией и куда-нибудь выезжаем или, не дай Бог, выходим в свет, мы тут же превращаемся в тех самых людей, которых все ненавидят. Если мы идём все вместе в кино, то мы – это те самые ребята, которые создают шум во время трейлеров и, о ужас, во время всего сеанса, выясняя – у кого солёный попкорн, а у кого сладкий, кто забрал все билеты, которые понадобятся, когда захочется выйти в туалет, и почему мы всё-таки выбрали этот фильм, а не другой. А если мы дружной компанией располагаемся в автобусе, который следует на Иссык-Куль, то это именно мы будем подпевать всем песням Mr Credo и группы «Комбинация», передавать самсу, громко хохмить и ещё громче смеяться и обязательно работать посредниками между водителем и всеми, кто в салоне: «Сделаем остановочку или поедем дальше?»
«Приятно, что именно на Иссык-Куле мы ещё лет десять точно будем молодёжью!»
Бонус поездки на Иссык-Куль на автобусе – рассвет вы точно встретите на пляже. О существовании круглосуточного ресепшена здесь никто и ничего не слышал. Благо, что на пляже вы будете не одни и с очень большой вероятностью услышите: «Молодёжь, почему не купаетесь?» Друзья говорят: «Приятно, что именно на Иссык-Куле мы ещё лет десять точно будем молодёжью!»

Сам наш отдых на киргизском взморье отдалённо напоминает детский лагерь. А с другой стороны, чтобы отдых получился действительно «в компании» и слаженным, нужен организатор. А чтобы организовать людей в количестве больше пяти человек, нужны специальные навыки. В нашей компании они есть у Ксюши.

Ксюша способна уговорить мёртвого. Уговорить на что угодно. Как сама она говорит, это её суперсила. Мы с сыном Никитой (для него Иссык-Куль, кстати, тоже – это Иссык-Куль, каким его видят мои друзья) после того, как солнце зашло в зенит, первыми тащимся в номер. Я предлагаю:

– Потупим в смартфоны?
– Потупим в смартфоны, – с нескрываемым удовольствием вторит мне Никита.

Мы неспешно организуем все послепляжные процедуры, не торопимся разбирать пляжные сумки (когда до пляжа топать два километра, всё своё нужно обязательно тащить с собой), наконец располагаемся в удобных позах на кроватях и… Тут в дверях появляется Ксюша:

– Вы чего не отзываетесь? Я вас уже пять минут зову (живёт она ровно над нами и обычно общается с нами с балкона). Собирайтесь. Пойдём прогуляемся по территории «Киргизского взморья».
– О, да, – отвечаю я, закатив глаза. – Всю жизнь мечтала посмотреть именно этот пансионат.
– Вот и славно! Тебе как раз представился для этого в жизни отличный шанс! Прямо сейчас!

Ксюша полна энергии. И я понимаю, что моих вялых аргументов совсем недостаточно, чтобы справиться с этой энергией, помноженной на её неслабый опыт работы вожатой в одном из лучших алматинских лагерей. Глазами ищу поддержки у Никиты, но он, несмотря на ярко проявляющуюся подростковую леность, всё ещё по-детски любопытен, поэтому коротко отвечает: «Я, как ты».
Таких женщин можно встретить на Иссык-Куле в любое лето
И вот мы уже идём по пыльным тротуарам поселка Бостери. Возглавляет наше шествие Ксюша. Мы повторяем за ней частушки про «медведя», машем руками, пляшем, поём песни и в какой-то момент, несмотря на усталость, заряжаемся этой тягой к приключениям. Столько удовольствия в таких прогулках! Мы гуляем среди берёз, обсуждаем, как можно было бы подправить здоровье в этом по-прежнему советском санатории, выбираем, где будем ужинать на этот раз, и в итоге решаем вернуться в нашу сторону через пляж.

На пляже мы проводим большую часть нашего иссык-кульского времени – а то зачем тогда мы вообще приехали? Если мы сумели-таки встать пораньше, то удаётся занять на пляже один из «грибков». Располагаемся, и начинается самая интересная часть нашего отдыха – пляжная. Друзья в очередной раз рассказывают про то, каким аппетитным был знаменитый иссык-кульский чебак, Саша объясняет, как он исчез после того, как в озеро запустили судака, Никита в это время плещется в холодной воде – вот кто действительно приехал купаться! А Ксюша признаётся в своей любви к Иссык-Кулю. Любит она совершенно неожиданные вещи. К примеру, пляжное радио.

– Вы слушаете радио?
– Ну да. Мы же только что обсудили Матранга с «Медузой» (трек, который играет на весь пляж прямо сейчас).
– Да не-е-ет же. Я про вот это радио.
И показывает на соседок по зонтикам. Таких женщин можно встретить на Иссык-Куле в любое лето – сами фигуристые, верх от купальника снят либо приспущен – чтобы спина загорала, на голове – характерная шапочка для купания в цветочек, под их бдительным присмотром – несколько детей. Но главное – не сами персонажи, а их разговоры.

– Ну как я загорела?!
– Ну, хорошеечно уже. Прям хорошеечно!
– Мы каждый год на Иссык-Куле.
– Да про мою всегда говорили – у вас болезный ребёнок. А у неё была банальная аллергия! Сюда стали ездить, как рукой всё сняло!

Так мы просидим на пляже до самого пекла (это если с погодой на Иссык-Куле повезёт!), кто-нибудь обязательно сгорит, мужская половина компании начнёт переживать, что мы давно не ели, и мы длинной вереницей потянемся с пляжа в уже полюбившееся кафе. Но вечером обязательно вернёмся на пляж, чтобы посмотреть закат, съесть именно здесь охлаждённый арбуз или просто посидеть на берегу, послушать шум воды и соседние компании.

Многие из моих знакомых удивляются, когда узнают – как мы ездим отдыхать на Иссык-Куль. А я по-настоящему люблю эти летние поездки. И, наверное, чтобы меня понять, нужно хотя бы раз съездить туда именно с моими друзьями.
Фотографии предоставлены Гульмирой Кусаиновой
M
Загрузить ещё