Истории из жизни: первый секс и работа над ошибками

ОТНОШЕНИЯ
Автор Manshuq Диана Идрис очень откровенно рассказала о том, каким был её первый сексуальный опыт. Ответ на вопрос «Зачем ей это надо?» лежит на поверхности – возможно, один такой взгляд назад поможет задуматься другим девушкам, которые, как и десять-двадцать лет назад, и сегодня стоят на перекрёстке – выбрать себя или выбрать попытку «угодить парню».
Диана Идрис
29 октября 2019
Может ли человек, у которого отношения с сексом складывались не всегда правильным образом, давать какой-то просвет в этой области? Наверное, да.

Отношения с моим уже бывшим мужем начинались как самая классическая первая школьная любовь. В начале 2000-х появились первые сотовые телефоны, и именно с их помощью мы поддерживали связь. Написала я тогда, если честно, от делать нечего – мне нравился совершенно другой мальчик, который, естественно, на меня не смотрел (смотрел, но не на меня, а на бирки моих вещей: прыткий отпрыск богатой фамилии подыскивал себе наследную принцессу). И банальное «Привет, как дела?» переросло в десятилетнюю связь с рождением двух детей.

Д. был одноклассником моей лучшей подруги. Он только что переехал в наш городок из столицы. С пухлыми губами и смуглой кожей, в трикотажном бомбере и кепке NY, он выглядел как родной братишка Timbaland'а. Я в ту пору увлекалась рэпом и ар-энд-би, и он мне понравился на первой же встрече. Так начались наши головокружительные отношения – моя первая неземная любовь.
На дворе стояла холодная осень, мы – малолетние школьники без особого рвения к учёбе, чем мы могли заниматься? Д. был сыном богатого папочки, под пятой точкой у него была своя машина, и всё свободное от уроков и домашних дел время мы либо колесили по городу, либо стояли «на пятаке» – парковке возле моего дома. Стояли часами, обсуждали какую-нибудь ерунду, целовались, потом срывались к друзьям, расставаясь только на ночь, в течение которой нам предстояло томно дышать в трубку или переписываться.
Казалось, что мир вертелся вокруг него: были позабыты все родительские наказы, заброшена учёба и предстоящее ЕНТ
В те годы было модно трезвонить о своих отношениях. Новообразованные пары были «эпические» – как Ромео и Джульетта, Бонни и Клайд. Нас эта участь тоже не обошла – в городе о нас знали абсолютно все. К концу школьного года я влюбилась в Д. по уши. Казалось, что мир вертелся вокруг него: были позабыты все родительские наказы, заброшена учёба и предстоящее ЕНТ, а милые детские непосредственные обнимашки-целовашки принимали характер жёсткого петтинга. Где вы предавались юношеским забавам, спросите вы? Автомобиль! – кричит вам в ответ мой внутренний Якубович. Это совершенно ненужная роскошь для семнадцатилетних детей с неокрепшей психикой, чёрт возьми. Каждый раз, когда испуганная я отстранялась и не давала ему проникнуть в себя, «злодей» картинно вздыхал, держа себя за тестикулы. Кстати, совсем недавно читала статью о том, что вопреки распространённому мнению, синдром blue balls – набухшего полового члена и яичек – не ведёт к раннему простатиту и уж тем более к раку. Дорогой Д.! Если ты по-прежнему пугаешь своих женщин этими сказками – уймись, рака не будет. Жёсткий прессинг обычно перерастал в большую ссору, и я, хлопая дверью машины, уходила домой заливаться слезами под Аланис Мориссетт.
Возвращаясь к той маленькой себе, я пытаюсь анализировать – почему покорность и жертвенность превалировали во мне? Почему не взыграл инстинкт самосохранения? Куда исчез мой здравый смысл? Было бы слишком неправильно списывать всё это на играющие гормоны, поскольку ещё в девятом классе я успешно научилась сублимировать либидо восходящим душем – «дрочить», если говорить не так поэтично. Что же это было? Недолюбленность, да. Тяжёлая атмосфера в доме, внутрисемейные разборки, проблемы с деньгами – всё это забывалось в то время, когда я была с ним. И тут возникает «камень преткновения», который «лежал в моём огороде». Несмотря на то что я, чистопородная казашка с чёткой директивой «продать мизуаге» за ништяковый калым, всё же решилась попробовать, оправдав всё это вселенской любовью и тем, что «всё равно я выйду за него замуж».

Его выпускной. Из его близких – только я. Он счастлив, уже немного пьян, мы весело проводим время в ресторане, встречаем закат, грузимся в машину (Д,! Какого чёрта? Ты ещё и пьяный за рулём был?) и едем по направлению к моему дому. Останавливаемся на «пятаке», начинаем неистово целоваться. Ласкаться жутко неудобно (те, кто практикует секс в машине, поймут), перелезаем на заднее сиденье. Целуемся, наши руки елозят по нашим телам бешеным калейдоскопом. Тут он привычно отстраняется и (вот она – разрушительная сила русской классической литературы!) я вместо того, чтобы keep calm and go home, хватаю его и жестом приглашаю продолжить процедуру дефлорации.
Что же это было? Недолюбленность, да
Предвосхищая события, скажу, что плелась я домой, как раненый солдат. Мои белые джинсы были залиты кровью настолько, что эту «улику» пришлось сразу же уничтожить. Промежность жутко болела, в голове был сумбур и было непонятно: какого чёрта люди делают из этого такой спектакль?

Но вернёмся туда, где мы остановились – на заднее сиденье японской легковушки с разгорячёнными и немного пьяными подростками. Д., до этого имевший дело только с опытными женщинами, не гнушавшимися монетизировать свои половые органы, жутко волновался. Мне было страшно, сухо, а затем и невыносимо больно. Когда он наконец-то в меня вошёл, мне показалось, что в моё тело засунули заржавевший нож, боль от которого исходила во всё тело и заглушала сознание. Пара неуклюжих фрикций, мой кавалер вываливается из меня, а затем и из машины и довольный курит. Я лежу с закрытыми глазами, не совсем понимая, что происходит. Было ли это классно? Нет. Скорее, унизительно. Глупая никчёмная ничем не подпитанная жертвенность. Попытка угодить партнёру. Мне казалось, что не займись я с ним сексом, он уйдёт и я никогда больше не смогу жить без него. Господи, какая ж глупость!
Почему же мне важно сейчас об этом говорить? Во-первых, что-то подсказывает мне, что нравы не шибко изменились
Почему же мне важно сейчас об этом говорить? Во-первых, что-то подсказывает мне, что нравы не шибко изменились. Что на свете есть ещё миллионы девочек с такой же позицией жертвы, которые в погоне за любовью вот так вот наступают на горло собственной песне. Потому что нет адекватного и откровенного диалога между родителями и детьми, зато есть завуалированность, если не сказать табуированность секса в Казахстане. А теперь давайте проведём «работу над ошибками» моего первого сексуального опыта:
1
Я не была к этому готова, но пошла на уступки, чтобы угодить любимому на тот момент человеку.
2
Мы не использовали контрацептивы.
3
Машина – средство передвижения, а не место дефлорации. Мне кажется, что можно было сделать всё хоть немного романтичнее.
4
Мы употребляли алкоголь, будучи несовершеннолетними.
5
Мы не были женаты. Шучу, конечно. Я не топлю за отношения «только после свадьбы», но при условии выполнения всех вышеуказанных пунктов.
Ну что, садись, Идрис, двойка. И опять-таки, забегая вперёд, скажу, что алгоритм «поелозить, раз-два, закончили» был с нами на протяжении восьми лет семейной жизни и казался мне вполне обычным и правильным сценарием сексуальных отношений. Нет, конечно, были и слёзы, и возврат к мастурбации, и романтика в ванной, и ролевые игры, но это уже совсем другая история.
Коллажи Азизы Киреевой
M
Материалы по теме:





















Показать ещё