Алина Мустафина – о том, что значит быть женой пилота

ОТНОШЕНИЯ
Алина Мустафина в материале для Manshuq разом ответила на все вопросы, с которыми она сталкивается после того, как её муж из инженера-механика переквалифицировался в пилота.
Замуж я выходила за инженера-механика в строительстве. А через два года после свадьбы мой супруг, которому исполнилось 32 года, вдруг решил стать пилотом гражданской авиации. Решил и стал. Не сразу, конечно. Сначала он накопил денег, потом два года учился в лётной академии и почти год устраивался в авиакомпанию. Когда его, наконец, взяли, он ещё год летал в качестве стажёра и только потом стал полноправным вторым пилотом, или first officer, как эта должность называется в международной авиации.

Я всё это время сначала отговаривала мужа от этой авантюры, потом согласилась, а после поддерживала в нелёгкой учёбе, помогала с экзаменами по английскому языку, записывала задания – вроде того, как диспетчеры с разным акцентом дают указания пилотам. Так что его новая работа, можно сказать, наш общий проект. Поэтому звание жены пилота ношу гордо!

– Страшно, наверное, когда муж пилот? Переживаешь каждый рейс?
– К стюардессам ревнуешь?
– А скидки на билеты у вас большие?
– Устраиваете свидания в разных городах?
– Вы часто видитесь?

Обычно мне задают такие вопросы. Я и сама всем этим интересовалась, когда муж проходил путь от инженера к пилоту. Так что все ответы – из личного опыта.
Безопасность
Быть женой пилота крупной национальной авиакомпании и женой военного лётчика – разные вещи. Мой муж – пилот крупной национальной авиакомпании. Он не летает на каком-нибудь истребителе в горячих точках, а пилотирует боинг с пассажирами. Да, это огромная ответственность, но с годами это стало обычной работой. Полететь в Пакистан, Африку или Европу, остаться там с ночёвкой или вернуться сразу для него – как в офис сходить.

Первое время моим лучшим другом было приложение Flight Radar, и я всегда знала, где сейчас муж: над Сомали или Марокко. А сейчас, когда друзья спрашивают, где он, отвечаю: «Улетел, но я забыла спросить куда!»
Полететь в Пакистан, Африку или Европу, остаться там с ночёвкой или вернуться сразу для него – как в офис сходить
Конечно, я за него переживаю. Однажды, к примеру, весь экипаж его авиакомпании в африканской стране взяли в заложники. Моего мужа среди них не было, но я представляю, что пережили семьи пилотов и стюардесс.⠀

К слову, когда муж был инженером на стройке, я тоже переживала, что ему на голову может упасть кирпич. Так что нет сейчас безопасных профессий.
Первым делом – самолёты!
Как-то ходила история про одну известную авиакомпанию – капитан и несколько членов экипажа загуляли с местными в азиатской стране. Капитан сфотографировал действо, но забыл, что компромат отправился прямиком в iСloud, общий с женой. Та попросила руководство уволить мужа-развратника, грозя отдать фото прессе. Уволили. С тех пор на тренингах в той компании пилотов просят иметь сугубо профессиональные отношения с cabin crew.

К стюардессам я мужа не ревную, даже несмотря на то, что среди них часто попадаются роковые красотки. Некоторые, по рассказам моих подруг-стюардесс, очень даже не прочь выйти замуж за пилотов. Но я спокойна. Думаю, тяга к изменам не зависит от профессии. Хотя... если представить, что самолёт с моим мужем и всем экипажем застрял на неделю на острове Фиджи... Тогда я бы точно приехала! Нет, не из ревности, а из зависти, что без меня.
Билеты почти даром
Скидки на билеты у семей пилотов, как правило, 90 процентов. Но они stand by, а значит, неподтверждённые. То есть летим мы только, если есть свободные места. В аэропорт приезжаем всего за час до рейса. Если самолёт полный, ждём, когда зарегистрируются все пассажиры. Если кроме нас есть ещё ожидающие работники авиакомпании, первым летит тот, кто работает дольше. Приоритет только у капитанов. Из десяти раз неудачными бывают три: приходится ждать следующего рейса или разворачиваться домой. Но шансы можно проверить ещё до выезда из дома в специальной программе. Правда, в последнюю минуту могут появиться какие-нибудь опоздавшие на предыдущий рейс транзитники и занять все места. А если программа показывает отсутствие свободных мест, часто бывает, что кто-то не приходит на регистрацию в последний момент или отменяет билет.
Мини-honeymoon
В основном мы путешествуем всей семьёй с двумя детьми. Благодаря шикарной скидке на билеты побывали и в Мексике, и в Аргентине, и на Мальдивах, и на Маврикии. Сами слетали в мини-отпуск без детей за пять лет всего раза три: в Тбилиси, Киев и Анкару. Негусто для жены пилота. Супруги коллег моего мужа иногда сопровождают своих в рейсы в Кейптаун, Сеул, Нью-Йорк, Пхукет. А всё потому, что их мужьям больше повезло с типом самолета. Boeing 737, на котором летает мой муж, к примеру, обычно отправляют в разворотные рейсы без ночёвок в Турцию, Европу и СНГ, а с ночёвками – в Пакистан, Африку и на Ближний Восток. Airbus 330 летает в Америку, Азию, Европу и Южную Африку. Boeing 777 совершает трансатлантические перелёты. Но всё зависит от авиакомпании, у всех разные самолёты и направления.
И напоследок
Мне нравится быть женой пилота. Да, бывает, мужа нет дома по несколько дней. Иногда он спит, когда я бодрствую, и работает, когда мы с детьми спим. У него частый недосып и джетлаг. Но он любит свою работу, её непостоянство и романтику: завтрак в Стамбуле, ужин – во Франции. А я люблю наши скидки на билеты, его продолжительные выходные вместе с нами после ночёвок за границей, ну, и конечно, люблю его самого в форме с погонами и в фуражке. Кто бы мог подумать, что из жены инженера в строительных ботинках я стану женой пилота в начищенных туфлях и белоснежной рубашке со звёздами?
Фотографии предоставлены автором материала
M
Материалы по теме:
Показать ещё