Диана Идрис – о гардеробе и сексуальности

ОТНОШЕНИЯ
Тема отношений вовсе не ограничивается байками о свиданиях, обсуждением проблем во взаимопонимании или секс-историями. Иногда простой разбор гардероба может привести к новому этапу понимания собственной сексуальности.
Диана Идрис
21 ноября 2019
Продолжая исследовать секс в себе, я обнаружила интересную закономерность в собственном… гардеробе.

Наполовину он состоит из вещей абсолютно безликих – это всевозможные вариации джинсов, толстовок, худи, свитеров, простых футболок и курток. Другая его половина – это вещи с совершенно очевидным сексуальным подтекстом. Здесь и латексные легинсы, и плащ, и кожаная юбка с шипами – практически атрибутика БДСМ, а также бельевые топы, соперничать с которыми по количеству израсходованной на пошив ткани могут только трусики танга. Вердикт был неожиданный, но весьма любопытный: сформировалось два имидж-посыла, которые были в моём активном распоряжении: «я – шлюха» и «я – бомж».
Кадр из фильма «Красотка», реж. Гарри Маршалл
Фото: imdb.com
Немного поразмыслив, я приняла эту данность. Действительно, я чаще стремлюсь одеваться «удобно и комфортно», читай – стереть границы женственности, и выгляжу немного перезрелым подростком в любимых худи с мультяшными принтами, стёртых на коленках джинсах и массивных ботинках. В таком виде мне ни разу не сделали комплименты, не пытались со мной познакомиться, не улыбались незнакомые мужчины, что красноречиво свидетельствует о том, что в наших широтах всё же существует культ «конвенциональной» женственности.

Зато в те дни, когда собственную феминность мне хочется в буквальном смысле эксплуатировать, я выгляжу как заправская шлюха. В арсенале – обязательный лифчик пуш-ап, мини-юбка, полный боевой макияж с густо подведёнными каялом глазами и губами, прокрашенными далеко за контур.

Если представить шкалу моих образов в виде отрезка, где начало «бомж», а конечная точка «шлюха», то нечто серединного, вроде плиссированной юбки миди, спокойного жакета или романтичного девичьего платья, в моём гардеробе никогда и в помине не было.

Многим из нас знакомы установки, когда «вызывающие» образы резко осуждались родителями. Особенно в этом смысле сильны наши отцы и братья. Мой папа, например, на мой вопрос в шестнадцать лет «Могу ли я попробовать свои силы в модельном бизнесе?», закатил глаза и прочёл целую лекцию о том, кто, по его мнению, модели. Соответственно, в свои уже почти восемнадцать на предложение лондонского скаут-агентства я, скрепя сердце, ответила отказом, как и подобает скромной любящей дочери не только своего отца, но и всего казахского народа.
Думаю, не ошибусь, если скажу, что ваши мамы, тёти и сёстры «за сорок» предпочитают безопасную длину подола, а некоторые по традиции начинают, например, носить платок – и вовсе не из религиозных соображений, а испытывая давление со стороны, – в виду своей «зрелости». К сожалению, не так много среди моего окружения женщин в возрасте, которые могут себе позволить надеть даже банальные джинсы, считая их слишком вычурным элементом одежды.

Возвращаясь к себе, я понимаю, что перелом в моём стиле произошёл вместе с пересмотром отношения к самой себе, когда я перестала бояться быть неудобоваримой для других, даже самых близких мне людей. Моделью я всё же стала – уже в 28 лет, и даже сделала фотосессию в стиле ню. И это ни в коем случае не был протест против правил. Скорее, исследование собственных психологических зажимов, проба принять себя, полюбить своё тело, свою «самость».

Очень трудно принять в себе женщину, когда, будучи подростком, ты по десять раз на дню слышишь, что красные ногти – это вульгарно, мини с каблуками – для падших женщин, распущенные волосы выглядят вызывающе. Подросток, как правило, безоговорочно верит во всё, что ему говорят родители. Мне нравились длинные серьги, розовые сапоги, мне нравилось выглядеть ярче, чем того требовало общество вокруг. И всё, что я слышала, было «Сними это немедленно». Так, день за днём я опускалась в серую бездну по имени «унисекс», в которой и существую до сих пор, лишь изредка пытаясь выпрыгнуть из неё в коротких шортах, с сосками, хамовато торчащими из-под тонкого трикотажа обтягивающей кофточки. И самое странное, что эта стилевая амбивалентность присуща мне и в поведении, с чем мне тоже приходится как-то жить и справляться.
Моя дочь ненавидит жакеты и принципиально не носит джинсы, потому что однажды какой-то не в меру ретивый одноклассник обозвал её «мистером». Опять же, она ненавидит распускать волосы и ни в какую не хочет придать форму бровям. В каком-то смысле я надеюсь, что она вырастет женщиной со спокойным отношением к одежде и внешности, в отличие от меня: я панически боюсь старости, когда мне снова придётся бороться с нашими «любимыми» установками, доказывая, что женщине «за сорок» можно и нужно носить мини, если она того желает.

И вообще, хочу пирсинг носа. Как вам септум?
Коллаж: Manshuq
Фотографии: Unsplash, IMDB
M
Материалы по теме:





















Показать ещё