ЖИЗНЬ

Инесса Цой-Шлапак: почему книгу про Гретхен важно прочитать каждой девочке и её маме

Автор Manshuq Инесса Шлапак в своём новом материале подробно рассказывает – почему бы она вручала книгу Кристине Нёстлингер каждой молодой девушке, которая собирается замуж.
Инесса Цой-Шлапак

11 августа 2020

Не так давно я рассказывала о своём списке обязательных к прочтению книг, которые, я очень надеюсь, со временем прочтёт и моя собственная дочь. Дополнительным пунктом я отметила трилогию про девочку Гретхен австрийской писательницы Кристине Нёстлингер. Она описывает жизнь девочки-подростка, и приступать к чтению имеет смысл примерно в этом же возрасте. Хотя мамам маленьких девочек я бы порекомендовала прочитать эту трилогию уже сейчас. Во-первых, потому что написанное не потеряло актуальности даже спустя 40 лет с момента написания и, возможно, некоторые узнают себя в одной из героинь. Во-вторых, чтобы знать наверняка, когда лучше «незаметно» подбросить эту семейную сагу своей дочери.


Итак, Гретхен Закмайер – четырнадцатилетняя девушка-пампушка вполне довольная собой и своей жизнью. В школе на фоне своих одноклассников она кажется толстушкой, зато дома, в сравнении с остальными членами семьи, она вполне ничего. Кристине Нёстлингер так описывает эту семью:

 «Соседи за глаза называли их Тумбами. Пошло это с лёгкой руки Конни, соседского сынка. Сам он тощий, как щепка, и все толстяки казались ему несуразными и смешными».

В семье Закмайеров, помимо мамы Элизабет, домохозяйки, и папы Эгона, финансового директора макаронной фабрики, трое детей – сама Гретхен, двенадцатилетний Гансик и шестилетняя Магда. И всё в их семье было мирно и вкусно, потому как мать семейства Элизабет очень любила печь и готовить в принципе. Кулинария была главной страстью и хобби Элизабет.


Идиллический образ семейства даёт трещину после того, как Элизабет отправляется на встречу выпускников, где встречает одну из своих школьных подруг – Мари-Луизу. После этого вечера она садится на диету и задумывается о работе – впервые в жизни.

Автор книги очень точно показала социальный статус Элизабет в самом начале книги: «… а мама не работала – если, конечно, работу по дому работой не считать»
Но после встречи со школьной подругой Элизабет задумывается о работе, за которую она будет получать оплату, и о том, чтобы в дальнейшем пойти учиться. Она устраивается к пожилому профессору готовить и выгуливать его собаку. После этого её брак начинает трещать по швам, потому как глава семейства Закмайер не может пережить, что его жена прислуживает какому-то там старикашке вместо того, чтобы следить за их собственным домом и детьми. Гретхен так и говорит о своём отце:

 «Папа был убеждён: только неработающая мать – залог хорошей успеваемости!»

 После очередного семейного скандала Элизабет с дочерьми Гретхен и Магдой уходят жить к её школьной подруге Мари-Луизе, а Эгон Закмайер остаётся вдвоём с сыном. То, как все члены семьи Закмайер переживают семейный кризис, а также как Гретхен справляется со своими собственными любовными переживаниями, описывается на протяжении всех трёх книг. И чтобы не пересказывать весь сюжет, я расскажу об основных линиях повествования, которые Кристине Нёстлингер очень умело переплела между собой. 

Линия первая – личностная

В самом начале повествования Гретхен четырнадцать лет, в последней части – шестнадцать. Она вполне миловидная – с крапчато-серыми глазами цвета дунайской гальки, вьющимися тёмно-рыжими волосами и носом-пуговкой. При этом она довольно пухлая для своего возраста, что делает её объектом насмешек среди сверстников. Но так как Гретхен при этом умная и самодостаточная девочка, она старается не обращать на это внимание и концентрируется на учёбе. Такая почти идеальная девочка-подросток, которая во многих моментах ведёт себя намного мудрее своих родителей, которые окончательно запутались в своих отношениях. Когда её отец, уже во второй части трилогии, возмущается по поводу учёбы и работы своей жены и, соответственно, её матери, Гретхен вполне резонно спрашивает: 

«Почему, скажи на милость, я должна стремиться к приличной работе, а мама нет?»
На протяжении всей трилогии Гретхен поддерживает обоих родителей, младшего брата, у которого случился подростковый кризис на фоне развода родителей, помогает друзьям и незаметно для себя превращается в очень симпатичную и фигуристую, без лишних граммов, девушку, а также одну из любимиц класса. Мораль подобных метаморфоз для меня примерно такова: у каждого из подростков есть свои сложности – вес, прыщи или что-то ещё, но это всё либо проходит, либо со временем просто научаешься с этим жить. Жаль, что эта светлая мысль не озарила мой разум в мои собственные 14–15 лет, тогда мне было бы намного легче пережить свой подростковый возраст.


Единственное, что вводило меня в ступор, когда я читала о Гретхен, – это то, как переменчивы были её мысли и переживания по поводу двух парней, которые бились за её расположение на протяжении всех трёх книг. «Ну профурсетка! – думала я. – Ну разве так можно! Ведь в остальном такая рассудительная и здравомыслящая». А потом, по случаю, я добралась до своих подростковых дневников, которые напомнили – какой я сама была в этом возрасте. И… я начала лучше понимать Гретхен. Ну профурсетка, ну и что, с кем не бывает.  

Линия вторая – любовная

Одна из главных в трилогии и моя любимая. В самой первой книге у Гретхен завязываются полудружеско-полулюбовные отношения с двумя парнями – красавцем-одноклассником Флорианом Кальбом и неформалом с татуировкой в виде бабочки на щеке Хинцелем Целландер-Целлерхаузеном. Почему «полу»? Да потому как на протяжении всех трёх книг Гретхен никак не может решить – к кому же её больше тянет. Думает она об этом примерно так: 

«…больше всего на свете ей хотелось бы иметь друга, который выглядел бы как Флориан, а думал, говорил и чувствовал как Хинцель. Но таких существ в природе не бывает, это Гретхен понимала…»

Красавчик Флориан сначала пытается скрывать их отношения, так как Гретхен недостаточно стройна, а когда она теряет лишние килограммы из-за семейных переживаний, то на каждом углу старается продемонстрировать, что они вроде как пара, и при первой возможности пытается с ней переспать.

Хинцель же называет себя послушным зайчиком и просит Гретхен научить его вязать резинкой, чтобы продемонстрировать, что он думает не только о том, как затащить её в постель. Про их отношения полусерьёзно-полушутя он говорит так:

 «Я же страсть как люблю толстых! И в тебя влюбился только потому, что ты была пампушкой! Из-за твоего жирка! Ну а сейчас я тебя люблю уже просто по привычке. Из верности!»

У Гретхен же свой, почти философский взгляд на сексуальные отношения с кем бы то ни было. В одном из разговоров с подругой, которая напирает на то, что пора бы уже определиться, кто ей больше по душе, она говорит:

 «Решение о том, спать мне с кем-нибудь в принципе или не спать, – оно теоретического свойства! Поэтому тут нет ничего сложного – это вопрос мировоззрения!.. Значит, мне осталось просто хорошенько обдумать, как моё мировоззрение соотносится с половым вопросом!» 

В итоге решить, как её мировоззрение соотносится с двумя претендентами на её сердце и девственность, помогают внезапные обстоятельства, в ходе которых каждый из молодых людей показывает свою сущность.


Для мамы Гретхен, Элизабет, выбор же изначально очевиден. Ещё в середине повествования, когда Гретхен возвращается домой после не случившегося секса с Флорианом, она в сердцах отчитывает дочь:

 «… меня до глубины души возмущает неистребимая женская глупость! Вечно одно и то же! Вечно все западают на красавчиков! Всем только таких и подавай, а милые, хорошие, мягкие – никому не нужны! Их просто игнорируют! – Мама замолчала и вздохнула. – А от хвалёной красоты всеобщих любимцев потом ничего не остаётся! Через 15 лет они превращаются в жирных боровов без мозгов и могут гордиться разве что своими усами!»

В этом монологе Элизабет – явная отсылка к её собственной семейной жизни, таким образом, мы переходим к ещё одной важной линии повествования в этой книге.

Линия третья – родительская (или семейная)

Трилогия о Гретхен покорила меня не подростковыми переживаниями, хотя они хорошо описаны, но я, к счастью, уже давно пережила этот период. Мне оказалась близка та часть, в которой описываются жизненные перипетии старшей из семьи Закмайеров – Элизабет. Полагаю, эта книга будет актуальна до тех пор, пока в этом мире будут женщины, живущие только ради семьи.


В книге Элизабет почти столько же, сколько и мне – немного за 30. Кристине Нёстлингер так пишет о ней: «Дожила до 33 лет и решила вдруг пойти учиться». До этого времени, более 15 лет, она играла роль послушной жены и заботливой матери. Играла, потому как ей казалось, что у неё не было особого выбора – она забеременела ещё в последнем классе школы и выпускные экзамены сдавала, борясь с токсикозом. После замужества Эгон взял с неё обещание, что она будет заниматься домом и детьми, а он – обеспечивать семью. Элизабет согласилась и начала стремительно полнеть. В одном из разговоров с Гретхен она рассказывает об этом: 

«До замужества я весила 50 килограммов! Но разве с этими обжорами Закмайерами можно остаться в форме? – Но ведь ты сама любишь поесть! – возразила дочь. Но при такой жизни это единственная радость – отозвалась мама. К тому же мне казалось, что раз уж я вышла замуж за Закмайера, нужно жить по правилам, заведённым в этой семье». 

Элизабет настолько вживается в свою роль, что в начале книги её главная опознавательная должность – это «мама». И когда мама начинает худеть и перестаёт много и вкусно готовить, Эгон Закмайер пытается мягко намекнуть, что его вполне устраивает вес жены, на что получает ожесточённый отпор:

«Да при чём здесь ты!» – рассердилась мама. – Всё ты, ты, тебе, тебе! Это я хочу похудеть! Я! Для себя самой! А не для тебя! … И перестань меня называть мамой. Я тебе не мама, я твоя жена и зовут меня Элизабет».   

На протяжении всех трёх книг Элизабет пытается отстоять свою независимость, вместе с Эгоном они стараются собрать воедино их разлетевшийся на осколки брак, словно это ваза, которую можно склеить обратно. Также они делают робкие попытки устроить свою личную жизнь по отдельности. Параллельно, в меру своих сил и возможностей, поддерживают своих детей и вытаскивают их из передряг, особенно самого незадачливого из троих – Гансика.  

Мораль всех этих семейных перипетий проста, хотя уже которое по счёту поколение женщин продолжает наступать на одни и те же грабли
 У каждой женщины, как и у любого человека в принципе, могут быть свои собственные желания и цели. Она может с самого детства мечтать только о семье и детях, и это её выбор. А может быть иначе. И если такую женщину попытаться втиснуть в «семейные обстоятельства», на время, возможно, она и уступит, но потом всё равно попытается отыграть своё. Только в этом случае всё будет намного болезненнее и сложнее.


А про отношения родителей сама Гретхен очень точно и не по-детски сказала:

 «Я думаю, они просто разлюбили друг друга. А заметили только тогда, когда начали ссориться». 

Это три основные сюжетные линии в трилогии о Гретхен, но есть и другие – о дружбе, женской солидарности, подростковом кризисе из-за развода родителей, братско-сестринских отношениях и многие другие. Как обычно и происходит, когда в руки попадает хорошая книга, я уверена, что каждый и каждая найдёт в ней своё. И если бы я могла, то вручала бы эту книгу каждой молодой девушке, которая собирается замуж. Потому как счастливые и самодостаточные матери – равно счастливые дети и следующее поколение девочек в частности. Так что всем «Гретхен»!
Иллюстрации из книг Кристине Нёстлингер, издательство «КомпасГид»

Данная публикация произведена в рамках проекта MediaCAMP и стала возможной благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Manshuq Media несет ответственность за её содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID, или Правительства США, или Internews.

M

Читать также: