Ask Men: известные мужчины отвечают на вопросы читательниц
ЛАЙФСТАЙЛ
В преддверии Дня защитника Отечества мы предложили читательницам Manshuq задать вопросы на любые темы нескольким известным казахстанским мужчинам. В итоге мы получили массу интересных вопросов, а некоторые из них оказались настолько неожиданными, что поставили наших героев в тупик.
Яна Каримова
6 мая 2018
Откровенно о важном отвечали известный пиарщик Алишер Еликбаев, адвокат Джохар Утебеков, руководитель проекта Smart Point Амирхан Омаров, фотограф Руслан Тагаев, журналист Мади Мамбетов, директор Almeo Group Василий Горевой и партнёр Grata International Ержан Есимханов.
О чём вы мечтали, когда учились в 7-м классе?

Алишер Еликбаев: Учитывая, что в седьмом классе я учился в селе Бегень Бескарагайского района Семипалатинской области, я мечтал иметь огромную отару баранов, табун лошадей и стадо коров, чтобы быть самым зажиточным человеком в своём ауле. К сожалению, сейчас я не помню, что мечтал о чём-то большем в тот период. Наверное, потому что мир ребёнка ограничен тем, что он видит. Хотя нет, ещё я мечтал отправиться в Патагонию, вслед за детьми капитана Гранта из книг Жюля Верна.
Ваш самый большой страх в детстве? Как вам удалось его преодолеть?

Амирхан Омаров
Амирхан Омаров: Я – интроверт шизоидного типа – был очень замкнутым в детстве. Мне трудно давалось простое общение, даже с родителями. В детстве голову держал всегда опущенной вниз, в гостях никогда не кушал, ибо не мог это делать психологически. Когда детство проводишь дома, мало кого это волнует, но после 6-го класса я поступил в КТЛ, где нужно жить в общежитии. Соответственно, жизнь в 11 лет заставила научиться общаться с людьми вокруг.
Сейчас это модно называть «выйти из зоны комфорта». Преодоление себя заняло много времени, даже на 3-м курсе университета при прохождении стажировки в Procter&Gamble мне часто делали замечание, что у меня нет eye contact – общения/контакта глазами.

Василий Горевой: Не уверен, что можно это классифицировать как страх, но мне было жутко дискомфортно оставаться одному. Речь не о том, что я оставался один. Скорее, я делал всё, чтобы этого не случилось. А в подростковом возрасте это, наоборот, стало даже нравиться.

Ержан Есимханов: Если честно, я в детстве многого боялся. Темноты, змей, червяков. А преодолел очень просто – перерос. Понял со временем, что в жизни есть куда более серьёзные опасности, чем темнота. И если бы самой неприятной вещью в жизни была темнота – это было бы просто прекрасно.

Мади Мамбетов: В детстве я боялся темноты. В ней мне мерещились всякие страшные чудовища. Видимо, как-то повлияли рано просмотренные «Чужой» и «Чужие», а также чтение Стивена Кинга и Лавкрафта. Страх этот отпустил после двух советов, которые дала мне мама. Первый: «Встречай свои страхи лицом к лицу и, если боишься темноты, смело ступай в тёмную комнату и включи там свет». Второй: «Не надо бояться выдуманных монстров. Страшнее человека всё равно ничего нет».

Руслан Тагаев: Главный страх – что умру ночью во сне от землетрясения. Позже понял, что не могу на это повлиять, а значит, бояться бессмысленно. Так постепенно прошло.
Самый важный урок из детства, который вы вынесли и которым хотели бы поделиться со своими детьми?

Джохар Утебеков: Своим здоровьем надо заниматься с детства. Слежу, чтобы дети больше гуляли и двигались, ровно сидели, не пользовались наушниками, меньше сидели в смартфонах.

Мади Мамбетов: Детство, каким бы радужным оно ни было, вас искалечит, дорогие дети. Но, слава Богу, вы слишком маленькие и ни фига не поймёте, так что вот вам реальный совет на основе уроков: наслаждайтесь! До 13 лет у вас самый счастливый период в жизни!
Нужно ли детям забивать всё свободное время кружками, занятиями? Или лучше просто дать им шанс наслаждаться детством?

Джохар Утебеков: Я сторонник свободного воспитания и против того, чтобы заставлять детей ходить туда, куда им не хочется. При этом стремлюсь к тому, чтобы дети росли разносторонне развитыми. Поэтому стараюсь водить их в разные места. Например, доволен собой, что совсем маленькими поставил детей на коньки, водил на фигурное катание. Лёд их быстро закалил – они перестали простывать. Всё это без фанатизма. Сосредоточенность на спорте, музыке и т. п. может частично отнять у ребёнка детство. Знаю это по себе.

Мади Мамбетов: Я думаю, что вся эта дополнительная образовательная нагрузка очень вредна детям. Им бы больше гулять в компании ровесников без присмотра взрослых и пробовать жизнь на зубок. С другой стороны, мир неузнаваемо изменился за последние тридцать лет. И кто я такой, чтобы давать советы?
Биологическим отцом стать несложно, сложно стать любящим и любимым папой. Как вы проводили досуг со своим отцом и как проводите его со своими детьми?

Джохар Утебеков: Мой папа научил меня читать и играть в шахматы. Дальше я уже развлекал себя сам. Моя основная задача как современного отца внешне примитивна, но сложно выполнима. Я должен оторвать своих не менее современных детей от компьютеров и выгнать их погулять на улице.
За что вы благодарны своим родителям и что бы вам хотелось изменить в себе?

Амирхан Омаров: Родители очень сильно стимулировали чтение. На своём первом уроке истории, ещё в начальных классах, я пересказал детальное содержание «Илиады» и «Одиссеи». Учитель был в шоке. Так что больше всего благодарен им за огромную домашнюю библиотеку и любовь к чтению. Изменить в себе хочу многое. Мне долгое время не хватало откровенности с самим с собой. Или смелости быть откровенным. Много чего потерял из-за этого.
Василий Горевой: Воспитание, воля, сильный характер. Наверное, так может сказать любой ребёнок своих родителей. Есть ещё очень важный для меня нюанс. Родители смогли заложить очень ценный и редкий симбиоз – стремление к лидерству, амбиции и при этом очень трепетное отношение к человеческим ценностям. Ходить по «трупам» мой разум не приемлет.

Ержан Есимханов: Подавляющее большинство положительных качеств во мне – умение работать, амбициозность, ответственность – от мамы. Я благодарен маме за то, что научила всегда стремиться к большему. Ее любимая фраза: «Если ты думаешь, что блистаешь, посмотри вокруг – возможно, ты блистаешь на сером фоне». А что касается второго вопроса – очень хотел бы стать менее раздражительным и агрессивным. Но как-то пока не получается.

Василий Горевой
Руслан Тагаев: За свободу, за демократию в семье, за возможность думать и иметь своё мнение. Что хотел бы изменить? Я медленный, уже пробую быть другим.
Какой совет вы бы дали подрастающему поколению?

Джохар Утебеков: Прививать себе хороший вкус к культуре. Это чтение и кино, но разборчивое, не всеядное, музеи, театр, фотография и прочее. Приоритет советую отдать чтению – больше читать умных книг. Размышляйте над происходящим в жизни, смотрите на себя со стороны. Стройте планы на будущее, в том числе отдалённое. Верьте в то, что со многим справитесь благодаря учёбе, труду, стараниям, упорству. Не ставьте себе преграды в голове.
Как вы относитесь к мужчинам, которые пользуются косметикой?

Алишер Еликбаев: Если быть честным, у меня косметики больше, чем у моей супруги. Одна из основных причин – это прыщи. Я лечу прыщи последние двадцать лет, поэтому у меня огромное количество косметических средств – от слабеньких корейских до ультрасильных, привезённых по спецзаказу из США. Так что я очень спокойно отношусь к мужчинам, которые используют косметику. Опять же я очень много путешествую и вижу азиатский тренд, когда пацаны подводят глаза, выщипывают брови и т. д. Путешествуя, ты начинаешь спокойнее относиться к разности людей. В Казахстане с этим сложнее: некоторые мужчины считают, что не стоит использовать даже дезодорант-стик, потому что это признак женственности. Принюхайтесь, таких парней просто куча. На самом деле ничего подобного! Волосы в носу подстригать, пользоваться гелем для умывания, бороться с прыщами – всё это нужно.
Говорят, у мужчин тоже бывают «эти» дни. Как они проявляются? Как вы с ними справляетесь? Например, у нас в такие дни нет настроения, мы хотим сладкое, капризничаем, тратим деньги на шопинг…

Амирхан Омаров: Не совсем понимаю, о чём идет речь. Но если и бывают «эти» дни, то мой рецепт – это спорт, хайкинг, путешествия, чтение, кола, сладкое и т. д.

Василий Горевой: Улыбаюсь. А если серьёзно – это такие выдумки. От женщин и от мужчин со слабым мужским началом. Оставайся Мужчиной! И никакие критические дни не будут сопровождать тебя по жизни! Нет на них времени, эмоций.
Ержан Есимханов: Бывает усталость, плохое настроение, раздражительность. Но это не случается периодически, а всегда результат обстоятельств. Как справляюсь? В первую очередь стараюсь обеспечить себе физический комфорт. На душевное состояние у людей сильно влияют физические вещи – тепло, удобная одежда, приятный свет. Стараюсь высыпаться. Не делаю лишнего. Если вижу, что от чего-то будет мало пользы, стараюсь сосредоточиться только на минимально необходимом. И пью чай на свежем воздухе. Или не чай.

Ержан Есимханов
Мади Мамбетов: У мужчин, я абсолютно уверен, «таких дней» хватает. Это реакция на стресс или сбои эндокринной системы, наверное. Просто они не так четко привязаны к лунному астрономическому циклу и меньше связаны с гормональными процессами организма. Я стараюсь запираться дома в такие периоды и баловать себя едой. Ну и да, шопинг всем полезен – и женщинам, и мужчинам. Только потом жаль денег, потраченных на ненужные вещи.

Руслан Тагаев: Бывают сложные ситуации, а «этих» дней нет.
Сейчас в моду вошли разные тренинги, духовные практики, лекции, вебинары. Что-нибудь из вышеперечисленного вас интересует? Верите ли вы в их пользу?

Джохар Утебеков: Я люблю тренинги на тему прав человека, интернета, свободы слова. У нас замкнутая на себе юриспруденция. Поэтому мне особенно нравится узнавать опыт зарубежных юристов. Мотивирующие тренинги мне неинтересны. Намного лучше ходить к психотерапевту. Я уже несколько лет обожаю читать книги о мышлении и поведении человека, саморазвитии, написанные западными учеными психологами и экономистами.
Правда ли, что мужчины выбирают спутниц, похожих на их мам?

Алишер Еликбаев: Я считаю, что женщины ищут в мужчине сознательно или подсознательно своего отца, а мужчины часто выбирают женщин, похожих на их мать. Если говорить о моей супруге, то она такая же Дева, как и моя мама, – это проявляется не только в одинаковом знаке зодиака, но и в характере, и привычках. Когда вижу, как они вдвоём иногда объединяются против меня, понимаю: я нашёл человека, местами напоминающего мою маму. У меня прекрасная мама и не менее прекрасная супруга, поэтому ничего плохого в этом нет.

Джохар Утебеков: Моей мамы давно нет. А когда пятилетняя племянница впервые увидела мою жену, она удивилась, как она похожа на мою сестрёнку.
Как вы относитесь к сексу до брака?

Василий Горевой: Абсолютно спокойно. Это часть жизни. Причём очень важная часть, как бы этого ни избегало общественное мнение.

Ержан Есимханов: Если бы его не было, его стоило бы изобрести.
Мади Мамбетов: Мне кажется, как должен относиться любой нормальный человек. Возможность заниматься сексом – это самое худшее, что может стать причиной для брака. Секс – это одно, а брак – совсем другое. Не надо смешивать разные конструкты.

Мади Мамбетов
Кого вы выбираете априори: жену или маму? Чью позицию?

Алишер Еликбаев: Очень сильно люблю свою маму, я стопроцентный маменькин сынок, несмотря на то, что мне почти сорок. Мнение мамы для меня многое значит. Но и свою супругу я выбирал достаточно долго и очень сильно ей доверяю. Поэтому в любой ситуации буду искать компромисс. Моя супруга очень чутко относится к моим родителям, очень ценю в ней это качество.
Какие женские пороки/слабости нельзя простить ?

Амирхан Омаров: Есть – простить человека, а есть еще и принять его обратно. Простить можно и нужно всё, я думаю, но при этом не принимать обратно человека. Прощаешь и отпускаешь подальше от себя. Будучи верующим и практикующим мусульманином, хотя и не догматичным, моё понимание хорошего и плохого в большей степени основано на понятиях «малых грехов» и «больших грехов» в исламе. То же самое с прощением: Бог прощает нам всё, соответственно, кто я такой, чтобы кого-то не прощать.

Василий Горевой: Женщину нельзя прощать… Её нужно любить! А то, что я не могу принять, – это не только женщин касается. Скорее, это те самые общечеловеческие ценности. Например, трудно принять ложь. Даже «во спасение».

Ержан Есимханов: Если и есть что-то, что по-настоящему трудно понять и простить, – это безответственное отношение к детям.

Мади Мамбетов: Я не верю, что женские и мужские пороки как-то особенно отличаются. Прощать нельзя подлость, а она свойственна многим людям. По половому признаку этот порок не дискриминирует.
Рецепт счастья, по вашему мнению, состоит в...

Джохар Утебеков: В соответствии образа жизни вашим ценностям, осознанности своего существования, свободе общества, в котором вы живёте.

Алишер Еликбаев
Что определяет мужчину мужчиной? Какие поступки?

Алишер Еликбаев: На мой взгляд, мужчину в первую очередь характеризует слово, которое он дал, которое он сдержал. Терпеть не могу мелочных, жадных мужчин. Для меня это признак того, что с этими людьми лучше не связываться. Так же и с теми людьми, которые нарушают договорённости.
Для меня это знак, что от человека нужно держаться подальше. Мужчина – это всегда какой-то оплот стабильности. Непредсказуемой может быть женщина, а мужчина – «сказал, сделал». Я всегда старался таким быть, несмотря на достаточно мягкий характер. По крайней мере свои обещания я стараюсь выполнять. И мне кажется, это придаёт мне больше мужественности, чем мускулы, шрамы, классический двубортный костюм или что-то ещё.
В какой момент вы осознали, что вы мужчина?

Джохар Утебеков: У меня всё в порядке с восприятием реальности. А то если на человека сваливается что-то из базовых самоощущений, то с ним что-то не так.

Мади Мамбетов: Когда мне было лет пять и соседи прибежали к моей маме жаловаться, что я вышел во двор в вязаном сарафане своей старшей сестры. Мама просто плечами пожала в ответ на упрёки, а я понял, что мальчики и девочки, видимо, какие-то невероятно разные.
Служили ли вы в армии? Если нет, то почему?

Джохар Утебеков: Нет. Прошёл военную кафедру. У меня плохое отношение к работе на любой государственной службе в Казахстане.

Мади Мамбетов: Нет, потому что витилиго и миопия. Я точно не рвался в армию, но мне врачи даже не дали шанса посуетиться, чтобы избегнуть. Впрочем, пару-тройку лет после этого я по велению военкомата разносил пешком повестки по городу – видимо, в этом заключался мой воинский долг перед родиной. Пока мне и это не наскучило, и я перестал откликаться на звонки военкома.
Если бы вам дали второй шанс родиться заново: когда и в какой стране вы бы захотели это сделать?

Амирхан Омаров: Очень люблю историю. Всегда интересно быть частью зарождения чего-то великого или же исправить что-то, что можно спасти от неминуемого разрушения. Хотел бы оказаться рядом с казахскими ханами конца XV – начала XVI веков (Керей, Жанибек, Касым). Вместе с ними строить города и оседлый образ в Казахском ханстве, централизовать государство и донести им, что кочевая модель государства устаревает, что не выживем в таком виде через пару веков. Или же оказаться на заре становления Арабского Халифата (VII–VIII вв.): либо завоёвывать новые страны, либо откапывать вместе с арабскими учёными научное наследие античности. Оказаться рядом с Марком Аврелием в древнем Риме, поучаствовать в его походах и послушать его философские мысли, посмотреть на его практику стоицизма. Много исторических эпох и личностей, которых хотел бы видеть вживую. Но если только один раз – вернулся бы в свою текущую жизнь.
Василий Горевой: Как поётся в песне: «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…» Не задумывался никогда даже. Стараюсь жить сейчас и тут. Уж такие у меня способы и методики жизни.

Ержан Есимханов: Думаю, не стал бы ничего менять. Всё интересно здесь и сейчас.

Руслан Тагаев: Где-нибудь возле Джессики Альбы.

Мади Мамбетов: Умозрительно я постоянно это делаю: ой, родиться бы во Франции в 1650 годы и застать правление «короля-солнца». Или в Древнем Риме, или в Италии в начале 70-х годов прошлого века… Но на самом деле я уверен, что самое лучшее время и место, где следовало появиться на свет, – это 1 февраля 1982 года в Алма-Ате. Ровно тогда и там я родился.

Руслан Тагаев
Почему многие мужчины не понимают своих женщин: не утешают, когда они ждут этого, не приносят завтрак в постель, не дарят просто так цветы. Почему мужчинам такие банальности сложно понять?

Алишер Еликбаев: А почему женщинам сложно понять, что нам это всё чуждо? Что мы мыслим немного по-другому? Мы вообще не паримся по очень многим вещам. Я редко говорю о своей любви, потому что считаю: раз связал пять лет назад себя со своей женой узами брака, то это и так понятно. И лишний раз говорить о любви не нужно. Цветов не дарю, потому что считаю это достаточно бесполезной тратой денег. Я же разбираюсь в маркетинге и знаю, что, например, предложение руки и сердца с одеванием кольца на палец придумали маркетологи компании De Beers в прошлом веке, это всё навязано. Всё, что касается утешения, – я просто не понимаю слёз. Ни женских, ни даже детских. Я даже дочери объясняю, что для слёз должна быть веская причина, а в 90% случаев её нет. И жене всегда говорю, что не нужно шантажировать меня слезами, потому что со мной это не сработает. Считаю, что мужчины и женщины очень разные, поэтому в любых отношениях нужно просто искать компромисс.

Мади Мамбетов: Наверное, потому что такие простые жесты воспринимаются исключительно как часть завоевательной стратегии. Когда женщина перешла из разряда осаждаемой крепости в город, занятый гарнизоном, – я переход из возлюбленной в супруги подразумеваю – все эти телодвижения, видимо, лишаются практического смысла. Ведь в целом в нашем обществе именно мужчины являются опекаемым и балуемым классом.
Как вежливо «отшивают» девушку, если понимают, что она не его калибра, например? Ну не потянет он её и все, к примеру.

Амирхан Омаров: Никогда не рассматривал отношения через призму калибров. Если не хочешь или не готов к отношениям, думаю, нужно «заинтересованной» сказать, что ты уже в отношениях. Это не обижает.

Василий Горевой: Точно не вопрос к отцу трёх замечательных детей.

Ержан Есимханов: А разве нельзя просто сказать: «Ты очень классная, но у нас ничего не получится».

Руслан Тагаев: Если чего-то не хватает – сама отошьётся.
Что испытывает мужчина, давший слабину, изменивший действительно любимой женщине?

Алишер Еликбаев: Во-первых, нужно спросить мужчину, который изменил. Причин может быть множество. Мужчины делятся на два типа: те, кто думает нижними чакрами, и те, кто думает верхними. Для первых измена – это просто спорт, ничего сложного в этом нет. Они не считают, что секс на стороне должен влиять на их отношения с любимой. Они объясняют это тем, что так сложились обстоятельства: это была командировка, корпоративная вечеринка, где девушка проявила внимание, и они не придают этому значения. Это такая природная тяга осеменить как можно больше самок. Что касается мужчин, которые думают верхними чакрами, у них всё гораздо сложнее. Такой мужчина после измены мучается угрызениями совести, занимается самоедством. Есть у меня такие друзья, кто за десять лет брака изменил один раз, а потом целый год не мог ни есть, ни пить нормально. У этих мужчин элементарно не может быть эрекции на проститутку или случайную девушку, потому что они не просто любят тело, а любят одного конкретного человека целиком.
Есть ли в Казахстане проблемы с правами женщин?

Алишер Еликбаев: В Казахстане есть проблемы с правами женщин. А также с правами детей, мигрантов, человека… В Казахстане вообще целый пласт проблем, которые уже давно не решаются, и борьбы я особой не вижу. В том числе и среди женщин. Женщин часто устраивает та роль, которая отведена им обществом, – роль второго плана. Они готовы уступить мужчинам должности, недоверчиво поглядывают в сторону феминистических настроений. Мои подруги любят поговорить о возросшей роли женщины, но когда приносят счёт, они молча передают его мне, чтобы я его оплатил.
Сталкивались ли вы с проявлением xаррасмента по отношению к женщинам в Казахстане? Что вы сделали тогда и что сделаете в будущем?

Амирхан Омаров: В детстве очень часто. Я родом из ЮКО, видел разные виды насилия над женщинами, сделать мог мало что, потому что это всё было до 11 лет. После 11 лет были общежитие в КТЛ, студенческая жизнь и корпоративная карьера – практически не видел. Но часто слышу от друзей и родственников, вижу в новостях. Пока ещё не знаю, как могу внести вклад в оздоровление гендерных отношений в Казахстане, но на своём личностном уровне всегда продвигал равноправие и уважение прав женщин. Существенную часть своих доходов направляю фондам, которые строят частные школы в неблагополучных регионах Казахстана. В том числе и потому, что хочу, чтобы у девочек нашей страны был доступ к качественному образованию и, соответственно, к самостоятельному будущему.

Василий Горевой: К счастью, нет. Только в СМИ.

Ержан Есимханов: Лично не сталкивался, и близкие мне женщины, насколько мне известно, тоже. Буду действовать по обстоятельствам, но в любом случае пресекать.

Мади Мамбетов: Нет ни одного человека ни в Казахстане, ни в мире, который бы не сталкивался. Просто не все замечают. Я стараюсь замечать. С этого всё и начинается. Когда ты начинаешь видеть, ты не делаешь этого сам и не позволяешь делать другим.
О благосостоянии страны судят по жизни малозащищённых слоев населения. Как, по-вашему, с этим ситуация обстоит у нас?

Джохар Утебеков: Со своей колокольни для примера замечу, что большинству населения в Казахстане недоступны услуги адвоката. И проблема не в том, что адвокаты так много дерут. У людей нет на них денег. Просто нет. При этом качество услуг адвокатов, предоставляемых людям за счёт государства, крайне низкое. К сожалению, основную ответственность за это несёт сама адвокатура. Мы не занимаемся развитием юридической помощи малоимущим слоям населения.

Джохар Утебеков
Какую черту характера вы хотели бы в себе побороть?

Алишер Еликбаев: У меня на самом деле очень много таких черт. Одна из основных – вспыльчивость. Незнакомые люди этого не видят, но с этим сталкиваются близкие. Я легко загораюсь и срываюсь. Иногда достаточно жёстко. У меня ядовитый язык, могу оскорбить. Ещё одна черта – упрямство. Я всегда гну свою линию и редко могу уступить первым. И я могу вести эту борьбу годами.
Каким вы видите себя в глазах людей?

Амирхан Омаров: Сочетающим одновременно много несочетаемого – верующим и светским, общительным и замкнутым, консервативным и прогрессивным. Люблю и математику, и историю, и т. д. По крайней мере часто получаю такие отзывы от окружающих.

Василий Горевой: Скорее, как я хочу выглядеть в их глазах, наверное. Для близких и любимых хочется быть надёжным, разумным, любящим. Для друзей – верным, для коллег – амбициозным, честным, дающим надежду.

Ержан Есимханов: До недавнего времени ещё видел себя семнадцатилетним – стройным, увлечённым, с блеском в глазах. И только совсем недавно начал понимать, что из зеркала на меня смотрит довольно неприятный стокилограммовый мужик. Поэтому теперь стараюсь хотя бы бриться вовремя.

Руслан Тагаев: Чувак с прикольной причёской.
Как вы справляетесь с трудностями и стрессом?

Амирхан Омаров: Занимаюсь спортом. Часто путешествую за границу (раз в 2-3 месяца). Отключаю сотку на 12-36 часов и сплю дома. Хожу в горы. Молюсь и читаю Коран. Молча и продолжительно обнимаю любимую и сижу так часами. Пью много колы и ем много сладкого. Общаюсь с друзьями. Часами смотрю бессмысленные новости и ролики в Youtube. Миллион способов есть.

Василий Горевой: Стараюсь не оставлять времени на стрессы. А трудности… Без них не так вкусны победы. Трудности бизнеса нужно решать внутри бизнеса. Трудности с близкими очень-очень стараюсь не допускать. Если уж случились – пытаюсь открыто и быстро найти решение.

Ержан Есимханов: У меня три основных рецепта – спорт, общение с детьми и алкоголь. Спорт, особенно циклические виды (плавание, бег, велосипед), очень успокаивает. Общение с детьми настраивает на позитив. Алкоголь просто расслабляет. Все эти три рецепта необходимо применять в нужное время и в разумных пределах.

Мади Мамбетов: Фильмы, сериалы, книги, алкоголь, ванна, сигареты. Иногда всё вместе.

Руслан Тагаев: Принимаю ответственность и последствия, ведь стресс от непринятия.
Почему в Казахстане так много уятменов?

Алишер Еликбаев: Одна из причин – это сейчас в моде, это кратчайший путь к славе. И от всеобщей необразованности. А ещё это способ заработать политические очки. У нас огромное количество людей не позволяют тем, кто рядом, быть немножко другими. Я считаю, их всех надо лечить от этого уятменства при помощи путешествий. Когда человек много ездит по миру, когда он образован, когда видит, что мир давно решил те проблемы, которые сейчас возникают перед Казахстаном, – он меньше испытывает чувство стыда. Он понимает: мир настолько разный, что не стоит париться по поводу многих вещей.

Мади Мамбетов: Ох… Тут я могу только пригласить читателей познакомиться с моими колонками на эту тему. Я немало написал по топику за последние несколько лет.
В чём отличие наших девушек от девушек в других странах?

Алишер Еликбаев: Не знаю. В Казахстане чудесные женщины. Я часто летаю по регионам и много бываю в Алматы и могу сказать, что девушки у нас сочетают в себе огромное количество качеств. Они невероятно трудоспособны, на них можно положиться, они гораздо ответственнее и трудолюбивее, чем мужчины. Могу это сказать точно, как работодатель. При этом они выглядят очень хорошо, ухаживают за собой, на них приятно посмотреть. А также у них есть желание стать хорошими матерями. И вот сочетание всех этих вещей делает нашу казахстанскую девушку уникальной. Она изначально настроена на то, что ей нужно преуспеть в разных областях: быть красивой, умной и отличной женой и мамой. Иначе ты выпадешь из конкурентного рынка.
Кого и что вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

Амирхан Омаров: Коран, много исторической, деловой и философской литературы. Любимую, если захочет. Одежду для бега. Надеюсь, что там не будет сотовой связи и доступа в интернет.

Василий Горевой: Семью и библиотеку. Остальное добудем на месте! Дорогу осилит идущий.

Руслан Тагаев: Девушку не моего калибра.

Ержан Есимханов: Детей. Палатку. Футбольный мяч. Плавательные очки. И устроил бы незабываемый отпуск.
Фотографии Capture Studio и предоставлены героями материала
M