Мила Фахурдинова – о синдроме самозванца

ЛАЙФСТАЙЛ
Считаете ли вы себя профессионалом в своей области? Уверены ли вы в своих силах и способностях? Или так же, как и автор Manshuq Мила Фахурдинова, сомневаетесь, упуская проекты, и считаете успехи случайностью? Если да, то этот текст – для вас. И да – не всё потеряно. Так как если проблема найдена, значит, с ней можно работать.
Недавно опять на день рождения ходили (удивительно, сколько людей родилось летом), купили имениннику в подарок телескоп. Собирались на мероприятие впопыхах – опаздывать было нельзя: в определённое время должен был приехать автобус и отвезти всех участников в секретное место празднования.

Я бегаю – одной рукой ресницы крашу, второй платье утюжу. И тут вспоминаю, что упаковочную бумагу-то мы купили, а вот завернуть подарок забыли. Да к тому же я это делать не особенно и умею.

И тут мой молодой человек абсолютно спокойно говорит: «Не переживай, любимая, я шикарно упаковываю подарки и сейчас всё сделаю!»

Я сильно удивилась (сколько ещё неведомых талантов сокрыто в нём?), но доверилась и продолжила заниматься своими делами.

Перед выходом уже пять минут оставалось, спускаюсь на первый этаж, а там посреди комнаты гордо возвышается нечто! Бумажный монстр – так, наверное, можно описать.

Куски бумаги обрезаны как попало, склеена вся упаковка жёлтой изолентой, причём снаружи по швам! Там, где прилипло неровно, поверху ещё несколько кусков изоленты (уже синей) на манер пластыря поперёк приклеены. В общем, не подарок, а чудовище из кошмаров перфекциониста (то есть моих)!

Я как стояла, так на пол и села.

– Это что? – спрашиваю в надежде на хоть какой-то вразумительный ответ:

«Пока ты собиралась, я выпил ящик водки – и вот результат», «Забыл тебя предупредить: именинник не дружит с головой и обожает треш-упаковку»,

«Пока ты была наверху – на меня напали безрукие слепые бандиты, связали и сами обернули телескоп: я не смог им противостоять».

Ничего подобного любимый не сказал, а лишь счастливо улыбался: «Круто получилось, да?»
Дальше я со скоростью света сдирала изоленту, кое-как стараясь исправить нанесённый упаковочной бумаге урон и привести подарок в более-менее удободаримый вид.

– Ты раньше упаковывал подарки?
– Да.
– И всегда так же получалось?
– Ну да… Зато видно, что это самостоятельно сделано, и сразу приятнее!

В целом – мысль верная, но самостоятельно и как попало – это разные вещи.

Всю дорогу на вечеринку я размышляла о том, как часто такое происходит в жизни: я считаю себя недостаточно компетентной и отказываюсь от проекта или задачи, в то время как за неё с лёгкостью берётся кто-то, кто имеет в разы более слабые навыки, чем я. Просто потому, что он уверен в себе и своих способностях.

На днях запускается большой литературный курс. Его создатели – мои знакомые, и ещё полгода назад приглашали туда преподавать. Когда я это услышала – стало смешно. Никак писательство (и всё, что около него) я преподавать не могу: нет необходимых знаний и опыта. Постаралась объяснить ребятам, что если они хотят делать качественный продукт в лице своих выпускников, то и преподавательский состав должен быть куда более авторитетным.

Да и кто будет платить такие деньжищи за обучение неизвестно у кого!

И что я вижу? Курс вот-вот начнётся, и набранные преподаватели вовсю раздают интервью про укомплектованные мастерские, о своих планах и перспективах. Проблема в том, что все они имеют опыт и квалификацию равную или ниже моей.

Кто в итоге потерял от такой неуверенности?

Вспоминаю, что сама училась сценарному мастерству у совершенно разных людей – от признанных мэтров до никому не известной девочки, выпустившей когда-то один-единственный полный метр. И да – девочка была лучше всех. Сложно понять – с чем это точно связано. Может быть, именно от аналогичной неуверенности она готовилась к каждому занятию много тщательнее своих именитых коллег. Терзаемая комплексами, тратила огромное количество времени на разбор наших работ, а не делала тяп-ляп, как другие. Будучи сама в начале пути, помнила, как сложно бывает на старте, и знала, какие именно слова поддержки и методы действительно работают.
Считаю ли я, что литературный курс с неквалифицированными, на мой взгляд, преподавателями будет успешным и выпустит достойные кадры? Конечно!

Судя по интервью – у всех педагогов глаза горят и они по-настоящему верят в себя и, если можно так сказать, в свой особый путь в литературе.

Другой интересный момент – семь лет назад всегда отвечала, если спрашивали, чем занимаюсь: «Я – режиссёр», снимая на тот момент свои фильмы только на мыльницу, не имея вообще никакого кинематографического образования и не засветившись ни на одном фестивале. Я искренне была уверена, что условный Тарантино и я – мы коллеги.

Сейчас же, отучившись везде, где только можно, сняв энное число картин и объездив с ними полмира, зарабатывая на жизнь режиссурой, когда меня спрашивают о профессии, мнусь и теряюсь, что отвечать.

Я слишком образованная и разбирающаяся в кино, чтобы иметь смелость назвать себя и условного Рейгадаса коллегами. Нет, это он – режиссёр, а я пока ни один достойный фильм не сняла – так, что-то непонятное.

Психологи называют такое отношение к себе и своим навыкам «синдромом самозванца».

Это когда как бы компетентен ты ни был – всегда кажется, что недостаточно, и на каких бы лаврах ни почивал – всегда кажется, что незаслуженно. Любые успехи – случайность.

Вот что говорит Википедия на этот счёт: «Всё дело в когнитивном искажении, суть которого в том, что у непрофессионалов недостаточно опыта, чтобы правильно оценить, насколько низка их квалификация, поэтому они убеждены в своей гениальности, даже если это не так. С другой стороны, люди с опытом осознают, как часто ошибались в прошлом, и потому склонны занижать свои способности, даже когда правы».

Я давно об этом читала и слышала какие-то истории от друзей, но до случая с упаковкой подарка никогда не соотносила с собой. И вот эта страшная обёрточная бумага с изолентой открыла мне глаза.
Я искренне была уверена, что условный Тарантино и я – мы коллеги
Пока я молчу или сомневаюсь, делают другие. А ведь это не только проблема того, что лично я где-то недополучаю. Это гораздо шире: вещи, которые могут быть лучше, не становятся таковыми, ведь ими занимаются люди, обладающие ещё меньшими знаниями, чем я.

И нет, мои успехи не случайны. Я ведь работаю – работаю каждый день, постоянно учусь и совершенствуюсь в выбранном ремесле. Конечно, есть профессионалы покруче меня, но это нормально. Нужно не бояться пробовать новое, если предлагают «слишком крутой проект» – соглашаться и не стесняться выдвигать свою кандидатуру самой. В конце концов, другие тоже не дураки и отдают себе отчёт – кому предлагают работу или доверяют то или иное дело.

Со мной училась девушка, актриса из маленького городка: все присылаемые родителями деньги уходили на аренду жилья в Москве, а работу по специальности она никак не могла найти. Буквально выживала.

Потом были каникулы, и мы полтора месяца не виделись, а когда встретились на парах снова, одногруппница рассказала, что нашла подработку – теперь она визажист и гримёр на съёмках. Я тогда удивилась – это сложная профессия, требующая навыков и опыта. «Да чё там – я же себя могу накрасить, значит, и других получится! Подруга подарила набор грима, и вот хожу по съёмкам, на которые нормальный гримёр не согласится из-за низкой оплаты, а мне любая копейка в помощь!»

Мне это показалось странным – кто нанимает непрофессионала? И как она вообще не побоялась выставить себя тем, кем не является? Хотя красилась одногруппница и правда всегда необычно и с выдумкой.

И вот прошло два года – та девушка теперь работает на больших съёмках для глянца и даже приобрела известность в профессиональных кругах. Себя она по-прежнему считает только актрисой и, окончив наш вуз, играет уже в хорошем московском театре. А грим – «просто подработка», позволившая ей из комнатушки в квартире на восемь съёмщиков переехать в отдельную двушку и больше не голодать.

Смогла бы она доучиться, если бы была подвержена тому же комплексу, что и я? Не думаю – рано или поздно ей бы пришлось либо бросить учёбу и уехать домой в родной театр, либо лечь в больницу с истощением.
Пока я молчу или сомневаюсь, делают другие
Честно говоря, со мной бы именно так и произошло, и всё из-за этого синдрома. Но проблема найдена и, значит, можно с ней работать.

Позволить себе быть профессионалом в областях, которыми занимаюсь. Засчитать все свои успехи в заслуги, а не в случайность. Проявлять инициативу, потому что я могу делать хорошо. А могут ли делать хорошо другие – это ещё не факт.
Иллюстрации Романа Захарова
M
Материалы по теме:















Читать ещё:
Загрузить ещё