Географические наблюдения, или Особенности мужского поведения в разных странах

ОТНОШЕНИЯ
Новый автор Manshuq Орнелла Нуэн вспомнила своих и чужих мужчин из Казахстана и Монголии, США и Вьетнама, Турции и Боснии и попыталась выяснить, верна ли пословица «На соседской лужайке трава всегда зеленее».
Орнелла Нуэн
29 ноября 2019
Сначала я взялась писать разоблачение в духе «казахи суровы», «итальянцы страстны», а «турки мелодраматичны», но опыт отношений с мужчинами из четырёх стран в совокупности с наблюдениями из путешествий показался шатким основанием для обширных выводов и откровений. Поэтому подчеркну, что здесь я делюсь личным опытом и историями знакомых без претензии на объективность и правдивость этнографического исследования.
«Не нагнетай»
В далёком прошлом остались романы с местными парнями: казахом из Казахстана и казахом из Монголии. Выборка, прямо скажем, маленькая, но всё же в ней присутствовали ярко выраженные черты. В отношениях с обоими я чувствовала необходимость обсуждать насущные проблемы в манере «издалека». Я не могла прямо сказать: «Послушай, Серик, мне не нравится это, давай подумаем о каком-то варианте, который устроит нас обоих». Помню, как во время ссоры он сказал что-то вроде «Не нагнетай», отмахиваясь рукой. С ними мне всё время казалось, что начни я прямо говорить о своих потребностях, флёр любви улетучится. Это как ходить по подснежникам в сапогах с металлической колодкой: нельзя так, погибнут нежные цветы! Вот я и «включала восточную женщину» и говорила призрачными полунамёками, исподволь. Впрочем, эта игра мне быстро надоела.
Я и «включала восточную женщину» и говорила призрачными полунамёками
Ещё напрягали внезапные разговоры не к месту о том, что их друзья изменяют супругам и это абсолютно нормально. Главное ведь, чтобы жены не знали и чтобы зарплата доставалась официальной спутнице – видимо, на лечение будущего хламидиоза. На вопрос – нормально ли тогда и женщинам изменять на манер «главное, чтобы не знали», оба, насупив брови, порицающе грозно трясли головой. Наверняка это была мужская версия восточной мудрости, чтобы заранее подготовить меня к изменам. Я хотела большой честной любви, без хламидиоза и подснежников, поэтому отношения с местными мужчинами показались мне несправедливо тяжёлой ношей. Для баланса упомяну и плюсы: Серик из Улан-Батора показал мне разные созвездия и был самым галантным и романтичным из всех моих бойфрендов.
«Любовь любовью, а тротуары чистим по расписанию»
Мой муж – американец. И он вполне соответствует стереотипу о западном мужчине: обслуживает себя самостоятельно – стирает, гладит; готовить умеет, хоть и отвратительно; в финансах ждёт от меня полноценного участия в бюджете семьи; за собаками ухаживает на равных – горяченькие какашки поднимает с земли даже чаще, так как у меня сильнее развит рвотный рефлекс; не ограничивает меня в общении с другими мужчинами и без параноидальных подозрений отпускает в путешествия одну. Ссориться с ним комфортно: он почти никогда не повышает голоса, и за семь лет совместной жизни самое страшное, что я от него слышала, было fuck. После этого Джеймс обычно сам же стыдливо впадает в ступор, так как материться для него совершенно нехарактерно. После ссоры мы обычно обсуждаем, почему каждый повёл себя определённым образом и как в будущем можем поступить, чтобы не задевать друг друга. Никаких тебе «не нагнетай».
Также он прекрасный отец для сына от первого брака. Когда у Джеймса родился ребёнок, а жена совмещала материнство с учёбой (достаточно успешно, так как позднее смогла получить грант на магистратуру в Стэнфорде), он работал на трёх работах и по ночам вставал, чтобы поменять сыну подгузник и накормить молоком, сцеженным днём в бутылочку. «Она так уставала за день, я хотел, чтобы хотя бы ночью она спала». Как он физически совмещал такое ночное дежурство с тремя работами – я не понимаю. Но, зная его и видя их хорошие отношения с уже взрослым отпрыском, верю. Мужчина, который с полной ответственностью подошёл к родительству, не может не восхищать.
Из минусов? Он напрочь лишён галантности
Ах да, ещё одна забавная деталь: я первая позвала его на свидание – и это его не испугало, в отличие от большинства казахстанских мужчин, в глазах которых почти всегда читалось недоумение, осуждение и местами ужас от такой напористой инициативности. Из минусов? Он напрочь лишён галантности. Дверь он не просто никогда не придержит, а даже наперегонки со мной несётся к ней, чтобы первым юркнуть в здание – я сверлю глазами его затылок по сей день. Обходя лужу на тротуаре, он разве что не толкает меня на обочину, чтобы не намочить собственные ноги. Покупки из магазина носит всегда пополам, из принципа. И снег зимой перед домом мы чистим лопатой по очереди по графику, так как расчищать дорожку требует законодательство. Знаю ли я настолько же негалантных мужчин среди казахстанцев? Знаю! Некоторые из них даже харкают на прохожую часть. Знаю ли я таких, которые бы каждую ночь вставали менять памперс и кормить малыша? О таких не слышала, но хочу верить в их существование.
«А вы точно турагент?»
С турецкими мужчинами у меня отношений не было, но за одно лето я побывала в Турции дважды, а это в других странах с другими мужчинами приравнивается к десяти поездкам, поэтому смело могу рассуждать об особенностях оказываемых ими знаков внимания. Они однозначно смелы и изобретательны во всём, что касается знакомств. Время и обстоятельства не имеют никакого значения. Особенно мне запомнились турагент-парашютист и псевдотурагент.

У соляных источников Памуккале я увидела рекламу параглайдинга и спросила о стоимости.
– Сто долларов!

– В Google можно найти за восемьдесят, – хмыкнула я.

– Хорошо, восемьдесят.

– Действительно хорошо, если бы они у меня были и не было страха высоты, – подумала я и ушла на соляные озёра.

Когда два часа спустя я проходила мимо, гид вспомнил меня, но не вспомнил цены. «Я вам уже предлагал скидку?» Я наврала, что «да, за семьдесят», и не наврала, что денег всё равно нет. Он спросил, сколько есть – я пересчитала всю наличность при нём, было шестьдесят, и это с учётом того, что до отеля нужно было доехать за десять. Мужчина пожал плечами и сказал: «Не беда, я сделаю скидку: вам бесплатно, при условии, что летать будете пристёгнутой ко мне». А ещё спросил, не упоминал ли он, что по совместительству он – прекрасный массажист, поэтому после полёта меня отвезут в SPA и сделают бесплатный трансфер до отеля. К щедрости я, в принципе, была готова – в Алматы при попытке познакомиться меня однажды подвезли бесплатно на такси – но чтобы с таким размахом! Мне тут же начало мерещиться что-то зловещее: торговля людьми на органы, секс-рабство, сетевой маркетинг. Им даже не пришлось бы заморачиваться с транспортировкой: гид приземлил бы наш парашют на грузовую баржу, и всё! В общем, от такого предложения я ушла быстрым шагом.
Тут я поняла, что гид не то готовит почву для личных похождений, не то товар для торговцев людьми
Со вторым турагентом я списалась в Каппадокии – хотела попасть на шоу теней, о котором рассказывали сами National Geographic. Я вообще падкая на рекламу NatGeo: однажды потратила двести долларов на их знаменитый ДНК-тест, чтобы получить результат «Вы – восточная европейка на 99%». Стоило задуматься и на этот раз, но нет... Я написала в WhatsApp на номер, указанный на сайте организатора. Сначала ничего не вызывало подозрения, так как вопросы вполне укладывались в список настоящих турагентов: во сколько трансфер сможет забрать меня из отеля, в каком отеле я остановилась. Но потом на встречные вопросы о том, во сколько идёт самый поздний сеанс (я переживала, что не успею приехать из аэропорта вовремя), я получила: «Для вас устрою шоу в любое время, скажите, когда забрать». Тут я поняла, что гид не то готовит почву для личных похождений, не то товар для торговцев людьми. Как знать, может, они, эти коварные торговцы, следили за мной ещё со встречи с гидом на Памуккале?! В попытке понять, что же всё-таки происходит, я пошутила в духе мема про продюсера «А вы точно турагент?!» Ответ был: «Нет, я не агент, просто вы написали мне, и я решил, что это судьба и нам необходимо познакомиться». Парень был явно не в себе, я пожелала ему удачи, а уже на следующий день получила от него видео с шоу теней. Он был таки гидом, зараза!

Эти два забавных случая заставили меня задуматься о том, почему турецкие мужчины переплюнули в инициативности и изобретательности всех встречавшихся мне ранее казахстанских. Мало им турецких женщин?! Отнюдь! Девяносто шесть мужчин-турок на сто девчат, по статистике. Мало красивых? Разумеется, нет: красавиц не просто много, но и на любой вкус. Им нравлюсь именно я? Едва ли! Я обычная, а в мессенджере на аватарке была фотография моей головы сзади. Если всё это не какой-то культ белобрысых волос а-ля Дейнерис, которыми, пожалуй, я только и выделялась, то я теряюсь в догадках, в чём тут дело! Наверное, это просто другая манера дейтинга и ухаживаний: более яркая, более смелая, не свойственная нам – турецкий колорит! Мне бы никогда не захотелось звать турецких мужчин первой на свидания, потому что они, умнички, сами прекрасно справляются! К тому же, мне кажется, что их приятная манера торговаться распространяется широко за пределы торговли, и я смогла бы выторговать себе в два раза меньше дней по уборке снега перед домом, например! Тоже огромный плюс!
«Я есть, и этого достаточно»
В классической вьетнамской семье, согласно наблюдениям моего вьетнамо-американского мужа, выросшего в семье неклассической, мужчина хорош тем, что он есть. Я, конечно, утрирую, но функцию вьетнамского мужа можно свести к тому, что он зарабатывает деньги. Далласский американец, шымкентский казах или мельбурнский австралиец старшего поколения – каждый в разной степени известный сексизмом – и те будут хоть иногда «баловать» жену, помыв посуду и поиграв с общими ребятишками. Вьетнамский же Хон не хочет носить тяжёлые сумки, как-либо взаимодействовать с отпрысками и притрагиваться к домашним делам. Звучит слишком «из прошлого века», чтобы быть правдой. Детей отцы нередко зовут «сын номер один», «дочь номер три» – так было и в семье Джеймса. Даже наслушавшись этих баек, я не смогла поверить, когда в Калифорнии увидела, как именно вьетнамская семья выходила из продуктового магазина. Мать толкала коляску, в одной руке держа сумку, двое детей не старше десяти лет несли несколько тяжёлых пакетов, и только отец семейства ничего не нёс и не толкал – он неспешно шёл позади, усердно контролируя процесс ментально. Такого мужчину не позвала бы на свидание даже гиперактивная я со специфичным вкусом на варианты «посложнее».
«Дай денег, я за тебя заплачу»
Страшнее всех, если верить историям всё того же мужа, проработавшего два года в Боснии и Герцеговине, оказались боснийские мужчины. Они носят спортивные костюмы с лампасами вне спортзала (ту-у-у-у-у!), почти всегда имеют два номера телефона – для жены и любовницы (Серик бы одобрил!), ждут от своих спутниц внешности моделей Victoria's Secret (Серик был бы в восторге!), а также готовки, уборки, мужеугодного послушания (всеми этими пунктами нас не удивишь) и, внимание, в условиях шаткой экономики и высокой безработицы перекладывают на жену ещё и функцию добытчика денег. При этом безработные Аднаны проводят дни, философствуя в кафе за чашкой турецкого кофе, за просмотром футбола или за походами с друзьями в бильярдную. Жена в это время, помимо заработка денег, продолжает отвечать за «женские» функции и выглядеть как модель (видимо, от истощения)! Иногда абсурд доходит до того, что женщина трудится на нескольких работах, так как гордый балканский муж с каким-нибудь высшим образованием считает ниже своего достоинства работать на нестатусной, с его точки зрения, позиции официанта или бармена. Камон, не верю, так не бывает! За что всё это балканским женщинам?! Вишенкой на торте стала история о знакомой мужа из Сараево, которая в кафе под столом просунула деньги своему неработающему бойфренду-сожителю, чтобы он оплатил счет «за неё». «Кто эти святые женщины?!» – подумала я и пошла лазить в фейсбуке мужа. Дуы Липы и им подобные красавицы, вот кто!
Подытожу. От подобных статей чаще всего ждут подсказку, карту к сокровищу, надувную шлюпку на случай кораблекрушения, но вот незадача – достоверно известно только одно: все люди на поверку слишком уникальны в своей чокнутости, а любовь предсказуемо сложна, между кем бы ни приключилась. Тем не менее только она спасёт всех нас, и нужно просто продолжать плыть без маяков и карт, на веру!
Фотографии: Unsplash
M
Материалы по теме:





















Показать ещё