Азиза Умарова:
«Вопросы домашнего насилия стоят одинаково остро и в Узбекистане, и Казахстане»

КАРЬЕРА
Азиза Умарова, с одной стороны, как исполнительный директор SMARTGOV.Consulting в регионе, занимается вопросами трансформации и повышения эффективности государственного управления, а с другой – неравнодушна к вопросам положения женщин в обществе в Узбекистане, поэтому создала паблик в фейсбуке и постоянно проводит тематические женские встречи. Об этой деятельности и о многом другом мы поговорили с Азизой во время #экспедицииManshuq в Ташкент.
Гульмира Кусаинова
3 сентября 2019
Азиза Умарова
Азиза, расскажите, как развивалась ваша карьера.
В консалтинг я пришла после десяти лет работы в системе Организации Объединённых Наций в сфере реформ госуправления. Начинала карьеру в Узбекистане руководителем портфеля проектов в сфере эффективного управления Программы развития ООН, а после работала в Глобальном центре по госуправлению Программы развития ООН в Сингапуре. Уже после вполне успешно перешла в консалтинг, и сейчас работаю с государственными структурами – не только в Узбекистане, но и странах Центральной Азии. Мы помогаем переносить лучшие практики в системе госуправления в наш регион. Это может касаться реформирования государственной службы, оказания государственных услуг, вопросов государственного финансирования. То есть тех вопросов, которые в других странах давным-давно изучены и применяются, а у нас всё ещё являются чем-то новым. И наша задача – адаптировать, помочь этот перенос сделать наиболее успешным.

По первому образованию я экономист, бакалавриат окончила в Университете мировой экономики и дипломатии в Узбекистане (специальность «экономика»), также училась в St Andrews – старейшем шотландском университете по специальности «политология».
Как вы пришли к своему хобби? С чего начался паблик в фейсбуке?
Идея возникла в 2015 году. Дело в том, что в Узбекистане последние лет пятнадцать сложилась некая монополия на женские вопросы. У нас есть Женский комитет, который представляет собой прекрасный образчик советской махины по поддержке женщин. Вместе с тем, в стране явная нехватка неправительственных организаций, созданных снизу (Grassroot). Проблема, как и с любой монополией, в том, что у нас транслируется только образ женщины – «женщина-мать» или «женщина-партийный функционер». Нет альтернативной ролевой модели, кроме как певица из инстаграма в сексуальном образе, образ святой матери в патриархальном укладе или партийный товарищ. Все вроде как мимо, к тебе не относится. Не бьется с тем, кем хотела бы стать молодая современная женщина.
В Узбекистане сложилась некая монополия на женские вопросы. У нас есть Женский комитет
Я решила, что с этим вакуумом надо бороться. Каждый на своём уровне решает – как. В моём представлении самое лучшее – это заполнять эти вакуумы, создавая в голове у подрастающего поколения более адекватные образы: что женщина может быть профессионалом, что можно совмещать достаточно успешно и профессиональную самореализацию и семейные функции. Это не так, что ты либо рожаешь, либо уходишь в отрыв в карьеру. А у многих стоит как пример перед глазами именно такой выбор, и большинство в конце концов отказываются от своей карьеры, от работы, от самореализации, от личностного роста.

Вместе с волонтёрами мы начали публиковать в группе в фейсбуке статьи, которые вдохновляют на личностный рост, цитаты известных женщин, их истории. Всё то, что может попасть в новостную ленту подписчиц и привести их к мысли о том, что у них тоже есть возможность что-то попробовать в своей жизни сделать, чего-то достичь. Потом мы подумали – почему нам не собираться раз в месяц? Так мы стали проводить тематические встречи на разные темы: например, женщины в издательском бизнесе, в дизайне, в маркетинге, в медицине. Я придумала формат, золотое правило которого – одна тема, два спикера. Почему два? Потому что если один человек, то это всегда одна точка зрения – монотонно, неинтересно, и это одна жизнь. А когда два человека, к примеру, в одной профессии – это всегда даёт возможность каждому для себя сделать выводы.
Эту инициативу женщины восприняли на ура. Прошло уже три года, а я постоянно получаю огромное количество писем от девушек в личку. Они задают вопросы, делятся своими историями. К моей радости, многие из них учатся – здесь или за рубежом, и выбирают такие специальности, которые связаны с вопросами гендера (ещё недавно это слово в Узбекистане было под запретом, говорю вам как человек, работавший в ООН), с госуправлением.

Наши встречи – это, с одной стороны, наш способ рассказать обществу о том, сколько достойных женщин у нас есть, и сказать им спасибо. А с другой стороны, мы в головах у девушек, в той каше, которая есть в их головах, создаём более чёткие ориентиры. Например, что и она тоже может быть великолепным специалистом, профессионалом своего дела. Вот история – если она смогла, почему не сможешь ты?
Прошло уже три года, а я постоянно получаю огромное количество писем от девушек в личку
Однажды меня оштрафовали за проведение такой встречи. Это было в октябре 2015 года, мы организовали встречу по вопросам – как воспитывать в семье ребёнка с синдромом Дауна. Мы нашли потрясающего спикера – руководителя неправительственной организации, у которой трое детей, третий – «солнечный ребенок» (с синдромом Дауна). Хотели рассказать истории женщин, у которых детки с особыми потребностями, и показать, что воспитание этих деток в семье возможно даже в узбекских консервативных реалиях. И на эту встречу пришли представители правоохранительных органов, остановили её так как у нас нет никакой зарегистрированной организации, и я заплатила штраф в административном порядке – 9 млн сумов. По тем временам это были очень большие деньги. Штраф я заплатила, но паблик не закрыла. Решила, что это уже вопрос ценностей – да, можно было отказаться, потому что штраф, потому что девять миллионов. Но встреча была, на мой взгляд, бесценная, потому что мы говорили о тех вещах, о которых государство до сих пор не говорит так, как хотелось бы. Вопрос инклюзии в Узбекистане всё ещё не раскрыт, мы также не ратифицировали Конвенцию ООН о правах лиц с инвалидностью (UNCRD).

Резюмируя, мы открыли паблик, начали проводить встречи, получили по шапке и всё равно продолжили свою работу. И я рада, что вслед за нами в узбекском сегменте фейсбука стали появляться новые женские группы, в сфере интересов которых – женские вопросы. Совсем недавно даже был создан комитет по гендерным вопросам в Сенате и принят Закон о гарантиях равных прав для мужчин и женщин. Это просто сдвиг тектонических плит.

В 2018 году по приглашению ООН в Туркменистане и Союза женщин Туркменистана мы попробовали экспортировать формат наших встреч в Туркменистан. Это было большим успехом.
А кто был вашей ролевой моделью в жизни?
У нас в семье женщины всегда из себя что-то представляли, совмещая карьеру и семью. Моя бабушка Ойсара Умурзакова была первой женщиной доктором философских наук в Узбекистане, руководила долгие годы НИИ философии и права, при этом замечательная супруга и мать четвертых детей. Мне было на кого ровняться.

Но также немаловажно отметить, что наше поколение выросло на двух очень сильных и ярких женских личностях – это Маргарет Тэтчер и Беназир Бхутто. Тэтчер в Советском Союзе любили больше, чем в самой Великобритании, и советские люди дали ей прозвище «железная леди». Только позже я узнала, что в родной стране её не любят за экономические реформы, дерегуляцию финансовой систему и приватизацию госпредприятий, которые она проводила в 1980-х. А Бхутто была примером прогрессивной восточной женщины. Её также постоянно показывали по телевизору. Образы этих двух женщин нам очень активно навязывали СМИ, и это сыграло большую роль – заложило в нас определённые ориентиры. Глядя на этих, я считаю, очень крутых женщин, мы понимали, что, оказывается, женщина тоже может. В моём случае их образы помогли заложить фундамент. Я поняла, что женщина может многое – и на Востоке, и на Западе. Это потом я узнала, что, например, в случае с Беназир Бхутто, помимо гендера, очень многое определял социальный статус – она была дочерью и внучкой предыдущих премьер-министров Пакистана, у неё были реальные возможности получать доступ к ресурсам, которых не было у обычной пакистанской девушки. Но в целом – это хорошие ролевые модели.
Ваша деятельность связана с работой в разных странах, в том числе Центрально-Азиатского региона. Видите ли вы разницу в том, какое положение занимает женщина в обществе?
Конечно же, разница есть. Этому есть много причин, например, исторические. Оседлые культуры всегда были более консервативно настроены по отношению к женщине. У неё всегда были четыре стены, которыми она была ограничена. Поэтому в Узбекистане и Таджикистане ситуация одна, а в Кыргызстане и в Казахстане – другая. В условиях кочевья женщина так же, как и мужчина, садилась на лошадь, не закрывала лицо, и в случае невзгод наравне с мужчиной брала в руки оружие. Это всё, конечно, отложило свой отпечаток на то, какой у женщины сегодня есть статус в общественной жизни.

С другой стороны, я очень активно отслеживаю через коллег, знакомых и друзей в странах Центральной Азии, например, материалы по хештегу #немолчи. И в этом плане у нас проблемы одинаковые. Вопросы домашнего насилия, вопросы вообще безнаказанности любого харассмента в отношении женщин, они в итоге одинаковые – и в Узбекистане, и Казахстане. Например, недавний случай с изнасилованием в «Тальго» в Казахстане.

Отличия есть в том, что там, где есть более свободное гражданское общество, есть женские организации, которые могут помочь женщине. У нас таких пока нет либо очень мало.
А куда обращаются женщины в Узбекистане со своими вопросами и проблемами?
2019 год был переломным, потому что эта тема стала очень активно подниматься. Благодаря СМИ. Вообще, надо отметить, что в последнее время в Узбекистане многое стало меняться в положительную сторону. Самый яркий индикатор – совершенно другое ощущение публичного дискурса. Наши СМИ стали более открытыми. Появилось огромное количество онлайн-СМИ. И теперь всплывает любая информация. Недавно был скандал в Самарканде с женщиной, которую раздели в областном управлении внутренних дел. Это всплыло, все стали возмущаться, был страшный скандал. СМИ стали рассказывать подобные истории и заставлять общество обращать внимание на важные вопросы и проблемы.
СМИ стали рассказывать истории и заставлять общество обращать внимание на важные вопросы и проблемы
И я очень рада, что буквально сегодня был подписан закон о противодействии насилия в отношении женщин. В нём, к примеру, указано, что необходимо создавать и поддерживать приюты и центры по всей республике, создавать независимые организации, дать им возможность регистрироваться и работать. Это однозначно сдвиг с той точки, в которой мы были пару лет назад.
Женская встреча в Туркменистане, Союз женщин Туркменистана. Ашгабад, 2018
Как обстоит в Узбекистане дело с половым воспитанием подростков?
Эта тема у нас табуирована. И я не думаю, что ситуация будет меняться в ближайшее время. А проблем – множество. В прессе мелькали случаи, когда новорожденных выбрасывают – на улицах, в туалетах. Я опять же благодарна СМИ за то, что эти темы стали подниматься. Последний резонансный случай – в одном из областных центров девушка выбросила на рынке в туалете своего ребёнка. Первая реакция общества – это, конечно, осуждение девушки. А на следующий день СМИ выдаёт новую порцию фактов – она была изнасилована родственником, двоюродным братом. Общество стало задумываться. Конечно, это всё очень жёстко, режется по живому, но люди хотя бы начинают задавать себе правильные вопросы. Просто так никто же не станет выбрасывать ребёнка? Если бы она его оставила, она бы его в любом случае домой принести не смогла. Никто бы её не принял – уят. Ещё вопрос – почему никто не осуждает отца этого ребёнка? Это был инцест. Это было изнасилование.

У нас более традиционное общество, чем в Казахстане. И, возможно, нам нужна своя собственная программа. Но то, что нужно половое воспитание в той или иной форме начинать внедрять, это факт. Потому что, в конце концов, это помогло бы решить кучу проблем путем профилактики.
Кстати, «уят» – у нас тоже очень популярное слово. На мой взгляд, уже давно пора пересмотреть свои взгляды – а что на самом деле «уят»? Есть определённые проблемы, с которыми общество уже сталкивается. Можно упорно игнорировать их, либо можно выработать адекватные системные меры как общество.
Личный вопрос: получается ли у вас найти баланс между работой, семьёй и личными потребностями? Удаётся ли достигать баланса?
Я не знаю ни одного робота, который бы успел всё на пять с плюсом по всем фронтам. Это из области фантастики. Говорю это как женщина, которая много работает, путешествует и воспитывает двоих детей. Поэтому стоит смириться, что где-то в любом случае будет провисать.

Но любой взрослый человек должен делать осознанный выбор – где он готов смириться с провисанием, поставить себе тройку, а где ему нужно, чтобы было на пять с плюсом. И определить те сферы, в которых он хочет и должен вложиться по полной программе. Это осознанный выбор, который делает взрослый человек. И вот такой человек всегда будет в балансе и равновесии с самим собой.
Взрослый человек должен делать осознанный выбор
Самое ужасное – это поедать себя мыслями, к примеру, «Я – несовершенная мать». Ты ведь не можешь быть совершенной по всем фронтам. Но ты можешь выбрать ту пропорцию, которая тебя лично устраивает. (например, в общении с детьми главное не количество часов в одном помещении, а качество этого общения.) Проблемы начинаются тогда, когда этот выбор за женщину делает кто-то другой. Например, общество.
Роль моего супруга и моей мамы в моей жизни – она просто неоценима
Я всю жизнь сталкиваюсь с тем, что общество диктует это, общество диктует то. Но мне очень повезло, что у меня очень понимающий и поддерживающий супруг и у меня потрясающая мама, которая очень помогла мне, когда дети были маленькими. Такая помощь важна в самом начале – на ранних стадиях карьеры, когда надо себя показать. Я думаю, очень повезло тем женщинам, у которых есть близкие люди, которые разделяют цели и помогают им. Такая поддержка очень важна. Женщины всегда борются. Женщина, чтобы добиться того же, чего добиваются мужчины, должна приложить в два раза больше усилий, сил, энергии. Нам ничего просто так не даётся. Мы всегда должны кому-то что-то доказывать. И в этой борьбе очень важно – кто твои попутчики и кто тебе во всём этом помогает. Я считаю, что роль моего супруга и моей мамы в моей жизни – она просто неоценима.
Фото предоставлены героиней статьи
M
Материалы по теме:

Спецпроект «Женщины Центральной Азии»

























Читайте также:
Загрузить ещё