ЖИЗНЬ

Меня травили в школе: личные истории читательниц Manshuq

Как понять другого человека и тем более понять его боль? Попросить его рассказать свою историю и попробовать её услышать. В этом материале – ваши истории, которые вы рассказали о буллинге.


Давайте говорить на эту непростую тему.

Яна Каримова

2 сентября 2021

Амина, 19 лет:
«Мне сейчас 19 лет. Я окончила школу два года назад, но «грязные слухи» обо мне меня всё ещё преследуют. Всё началось в десятом классе. Мои некоторые одноклассники после школы отбирали у меня вещи и оставляли их в туалете на четвёртом этаже, а сами прятались там же. Я заходила, чтобы забрать вещи, а они начинали меня лапать, силой держать, трогать без моего согласия. Я пыталась убежать, ударить, но парни были намного сильнее меня. Кроме этого, они делали фотографии. Из-за этого я боялась кому-то рассказывать об этом. Лишь однажды я обратилась к завучу нашей школы, но услышала от неё только то, что мои одноклассники всего лишь дурачатся. Позже вся школа узнала об этом, про меня стали распускать слухи».
Дина, 32 года:
«До четвёртого класса всё было хорошо, пока мы не переехали в другой район. С первого дня в новой школе началась травля, причиной которой была моя смуглая кожа. Если жаловалась учителю – она всегда оправдывала обидчиков. В классе многих девочек травили мальчики, доходило даже до рукоприкладства. Но все молчали и не жаловались родителям.
кавычки
Это были 90-е, родители с утра до вечера пахали и считали, что учитель всегда прав
В седьмом классе одноклассник по имени Айдос в грубой форме начал требовать у меня то ли сочинение, то ли диктант. Я ему не отдала работу, так как это был мой труд. В ответ он мне плюнул в лицо. Я вся в слезах пошла жаловаться классному руководителю, а она опять начала его оправдывать. Это было последней каплей. Летом я перешла в другой класс, где мальчики вели себя намного лучше и уважали границы других.


Самое страшное, что я очень долго не могла отпустить ситуацию. Даже когда стала взрослой. С одноклассниками я не общаюсь. Сейчас сама работаю в школе и стараюсь пресекать травлю, а ещё стараюсь быть не такой, как моя классная. Я стараюсь относиться к детям справедливо. Сразу замечаю агрессию ребёнка и затем беседую с родителями. Скоро у меня будет ребёнок, и я уже беспокоюсь о том, что ей тоже придётся пройти тот путь, что прошла я. Но я буду всегда защищать своего ребёнка. Я её в обиду не дам».

Дарья, 28 лет:
«Я тоже сталкивалась с буллингом. Помню, как в младших классах меня травили за то, что я плохо знала математику. А в одной школьной переписке одноклассники писали про меня страшные вещи. Одна озлобленная девочка с мальчиком хотели убить меня, разрезать по кусочкам и скормить моё тело собакам. Моя сестра, увидев это, пожаловалась директору. Не знаю, как можно было настолько ненавидеть человека».

узор
узор
Алия, 30 лет:
«У меня был такой опыт – меня травили, и всё это происходило с подачи учительницы. Я сдала экзамены и перевелась из общеобразовательной школы в гимназию в третьем классе. Для любого ребёнка смена окружения – большой стресс. А если он сталкивается с неприятием на новом месте – это ещё больше его травмирует. Я была довольно активной ученицей первые три года школы, постоянно участвовала в постановках, концертах и была круглой отличницей. Но с переводом в новую школу как будто бы у меня всё отняли. Учительница сразу невзлюбила нас, новеньких, и при каждом удобном случае указывала, что мы ничего не понимаем, что наша успеваемость хромает, что мы хуже остальных. А остальные ученики относились к нам так же: делились по группам, не хотели с нами разговаривать и перешёптывались за нашими спинами. Я думала, что раз я пришла из простой школы, то я хуже и не заслуживаю быть в их классе, а предвзятое отношение учителя делало всё ещё хуже. Так из жизнерадостного, открытого ребёнка я превратилась в забитого и закомплексованного. А выбраться из своей скорлупы смогла только в старших классах и университете».

Зарина, 19 лет:
«Примерно до 12 лет я ощущала настоящую свободу: не стеснялась своей неуклюжести, не думала о том, что думают про меня другие люди. Но потом я стала замечать насмешки одноклассниц насчёт моего тела (я была с животиком, но совершенно здоровой). Дети жестокие – они придумывали обидные прозвища, тыкали пальцами, нарочито обходили стороной. Хотя я всё равно оставалась дружелюбной.

кавычки

Думаю, из-за школы и буллинга я стала относиться к своему телу критически, стала неуверенной в себе, сравнивала себя с другими

Я не смогла насладиться юностью, трепетной первой любовью, глупым, но важным медляком на школьном балу. Это, правда, было болезненно, я чувствовала, как тону в своей «непривлекательности». Я не была ничьим first choice, потому что я не была из «тех симпатичных девочек». Сейчас мне девятнадцать, я студентка и, несмотря на то, что моё тело не в лучшей форме, я счастлива. Я могу веселиться и быть собой, не беспокоясь ни о чём. Эту свободу и лёгкость, как в детстве, я снова начала чувствовать лишь недавно».

Меруерт, 25 лет:
«Я столкнулась с травлей в девятом классе. Всё началось с обычного похода в Алма-Арасан. Я была отличницей и не входила в число популярных одноклассниц. До этого дня мне делали разные намёки, постоянно пытались приобнять, погладить и всё такое. И в этот день, когда назад на заказной маршрутке мы ехали домой, один парень начал ко мне приставать. Я не стала его отталкивать, думая, что мы отдыхаем и в этом нет ничего страшного. Потом на следующий день это снова повторилось. Из-за того что я хотела быть в группе «крутых», снова позволила. А потом про меня пустили ужасные слухи и стали приставать почти все. Я их хотела остановить, но с каждым разом всё становилось жёстче, на меня начали нападать группой, чтобы я не смогла ускользнуть. Я в этот момент почувствовала себя такой беззащитной и беспомощной, потому что все об этом знали, но никто мне не помогал. Я даже учительнице говорила, но она проигнорировала. С каждым днём было всё хуже, и поэтому я ушла в колледж и не осталась до одиннадцатого класса».

Малика, 26 лет:
«Я была спокойным ребёнком, даже немного замкнутым. Отличницей, у которой в друзьях лишь несколько мальчишек. И то не думаю, что мы были друзьями, просто ходили вместе домой. Меня дразнили в старших классах, когда я набрала вес во время переходного возраста. Я слышала «жирная» каждый день, пока не начала заниматься спортом и не похудела. А потом похудела ещё сильнее, что привело меня к 38 кг при росте 173 см, анорексии, а через несколько лет и к булимии. После этого случая я несколько лет боролась с РПП и не думаю, что сейчас поборола всё это до конца. Понимаю, что, видимо, те люди сами были закомплексованными и никаким другим способом не могли обратить на себя внимание.

кавычки

Не понимаю одноклассников, которые хоть и ничего не подхватывали, но молчали и хихикали

Травля оставляет сильный отпечаток, который пахнет не очень приятно. И от этого запаха как будто бы невозможно избавиться даже с течением времени».

Диана, 33 года:
«Я была инициатором буллинга со своей лучшей подругой в пятом классе. Подруга всегда была активнее меня, у неё был громче голос, ярче эмоции, и она быстро выходила из себя. Я была противоположностью – тихой и неслышной. Тем не менее мы начали буллить нового одноклассника. Тыкали ему фломастерами в спину, отбирали пенал и прятали его, рисовали унизительные комиксы с его персонажем, которые нам казались безумно смешными. При этом он к нам относился хорошо, старался тоже посмеяться с нами, пусть даже и над собой. Он ничего нам не делал, а обиды забывал на следующий день. Я тогда не понимала, что он был воспитан так, что не мог дать отпор девочкам, и что мы пользовались этим. Закончилось это всё через два года, когда подруга перешла в другую школу. Однако финальным аккордом в истории стал её очередной визит в нашу школу: мы принялись за старое и довели мальчика до слёз. Он вышел из себя и, кажется, высказал нам всё, что о нас думает. Подруга ушла, а меня сильно отругала учительница, которая всё видела.

кавычки

В тот день я поняла, что именно мы делали всё это время, и расплакалась

Нарисовала ему комикс с извинениями, но он его порвал. Я понимала, что я виновата. Хотела ли я казаться «круче», ведь я задираю мальчика выше меня? Наверное, да. Стоит отметить, что сейчас, через пять лет, мы с ним хорошие друзья, а с подругой потеряли связь достаточно давно».

Кристина, 24 года:
«Я встречалась с буллингом в школьное время. Это были самые худшие годы в моей жизни, о которых мне не хочется вспоминать. Из-за этого я не общаюсь со своими учителями и одноклассниками. Я была в роли жертвы, над которой издевается не только весь класс, но и учителя. К сожалению, в школьное время, когда всё это происходило, не было никого, кто мог бы мне помочь, так как родители никогда не интересовались моей жизнью, постоянно были в разъездах. Обидно то, что буллинг был в первую очередь со стороны учителей, которые могли себе позволить ударить, оскорбить и выставить перед всем классом идиоткой. Я училась плохо и была из бедной семьи. После девятого класса я поступила в колледж и именно там поняла, что все мои школьные годы были адом».

Акмарал, 30 лет:
«О да, буллинг в школе – моя тема. И это причина, почему я не хочу общаться с некоторыми одноклассниками и до сих пор считаю их недалёкими. В восьмом классе я подверглась буллингу со стороны одноклассниц – «крутых» девочек, которые пьют, курят, встречаются с парнями старше себя. А я была обычным подростком, которая писала рэп, любила американскую культуру, смотрела MTV. Брат одной из моих одноклассниц всегда сравнивал меня с ней и ставил меня в пример, что я учусь хорошо и по дому помогаю, не то что она – гуляет весь день. Ну а кто любит журттын баласы?


Так вот, была у нас однажды разборка в туалете. Не то чтобы я прямо получила, но из-за накала страстей расплакалась, что посчитали проигрышем. В школе потом смеялись из-за этого, к нам домой приходила учительница, чтобы разобраться. Я не хотела идти в школу. Эта одноклассница ходила и смеялась, всем видом показывала, что она меня «сделала». Потом она после девятого класса ушла в колледж, а я окончила одиннадцатый класс, поступила в университет, дальше были магистратура и докторантура, а сейчас у меня хорошая работа в IT-сфере. Одноклассница моя работает продавцом в магазине возле дома. Ни в коем случае я не считаю, что это плохая работа! Она очень достойная. Но я так долго несла обиду за тот случай, что в этот момент я как будто самоутвердилась, понимаете? Всё-таки жизнь такая штука: те, кого буллили, становятся сильнее в жизни и упорнее. Мы пережили маленькую трагедию в жизни и знаем, что такое проигрыш, умеем выживать. А те, кто буллил, не могут выжить во взрослом мире, так как на каждого «крутого», найдётся кто-то круче. Я лично вижу всё это именно так».

Иллюстрации: Роман Захаров

Если вы тоже хотите поделиться своей историей о буллинге – пишите нам hello@manshuq.com

В партнёрстве с компанией «Шеврон»
M

Читать также: