Мила Фахурдинова – о депрессии
ЖИЗНЬ
Наш спецпроект #обратите внимание: мне плохо! – про подростков. Но мы решили, что важно дать этот материал Милы Фахурдиновой потому, что она рассказывает о важном – о том, как она столкнулась с такой болезнью, как депрессия, о том, как её посещали суицидальные мысли, и том, почему это важно в такой момент – обратиться за помощью к врачу.
Мила Фахурдинова
11 октября 2019
В современном мире фразу «У меня депра» мы слышим, кажется, даже чаще, чем «У меня грипп». Исследователи подтверждают: депрессия в двадцать первом веке достигла характера эпидемии. С другой стороны, абсолютно медицинский термин многие используют в качестве имени нарицательного для любой усталости, тоски и уныния, путая клинику с обычными перепадами настроения.
Около восьми лет назад я впервые столкнулась с этой болезнью – лечилась от авиафобии, и невропатолог неправильно подобрал препараты, в результате чего развилась медикаментозная депрессия. Выражалось это в том, что, просыпаясь, я чувствовала невыносимую тоску, весь день рыдала и придумывала способы, как можно себя убить, лишь бы избавиться от этого ужасного опустошающего чувства внутри. Помню, я зафиксировала в дневниках, что во мне будто поселился дементр, а потом погуглила, и оказалось, что всё в точку – призраков, что высасывают душу, Роулинг списала со своих воспоминаний о депрессии.

Стоит заметить, что сама я человек довольно мрачный и серьёзный, поэтому неизвестно, сколько бы понадобилось времени, чтобы понять: дело не в том, что «жизнь – боль и тлен», а нужно срочно бежать к хорошему врачу, если бы не мой собственный медицинский диплом.

Проблему быстро выявили и устранили. После этого много лет я жила спокойно, сталкиваясь с депрессией лишь у своего ближайшего друга, которую он много лет уже безуспешно пытается победить с помощью работы с психологом.

Поэтому то, что стало происходить несколько месяцев назад, никак меня не насторожило – в прошлый же раз всё было по-другому, и у друга моего по-другому, да и предпосылок никаких нет. Просто бесконечные перелёты, работа, стресс – вот и переутомилась. Депрессия? Нет, что вы! Наоборот – я живу так классно, ярко и насыщенно, как никогда!
Призраков, что высасывают душу, Роулинг списала со своих воспоминаний о депрессии
Частые перепады настроения, которых раньше я не наблюдала, – ну, бывает: ПМС, гормоны, джетлаг. Плохой аппетит? Да ладно – это всё лето, жара. Спать перестала? Даже к лучшему – больше всего успею: вон, Цезарю и четырёх часов отдыха достаточно было, может, и во мне задатки гения присутствуют?

Наверное, если бы все эти признаки вдруг возникли внезапно и в один день, как тогда с медикаментозной депрессией, я бы встревожилась, но тут процесс шёл постепенно и не особо бросался в глаза.

Примерно через месяц после первых признаков в мою жизнь пришли панические атаки – каждый раз, выходя на улицу, я чувствовала дискомфорт и страх – руки тряслись, сердце билось, дышать было нечем. Минут через двадцать всё проходило, чтобы опять вернуться через пару часов. Вечерами я просто ложилась и рыдала, но даже это меня не удивляло – я ведь почти не сплю, логично, что ежедневно происходят подобные срывы…
Наверное, я бы так и не обратилась к врачу, если бы не поймала себя на суицидальных мыслях
Наверное, я бы так и не обратилась к врачу, если бы не поймала себя на суицидальных мыслях. Не так давно наш приятель покончил с собой, и такие происшествия не могут не воздействовать на окружающих. Сразу после случившейся трагедии я много думала о том, как он вёл себя до смерти, что мы пропустили, когда были спокойнее по отношению к его состоянию, чем следовало. И вот сейчас я наблюдала аналогичное поведение у себя!

Диагноз мне поставили сразу (тревожно-депрессивное расстройство), лечение – таблетки минимум на полгода, но уже через три недели после начатого курса медикаментов я чувствую себя намного лучше.

История довольно заурядная, но мне бы хотелось проговорить и зафиксировать некоторые моменты, которые, даже будучи «в теме» я не понимала, пока не оказалась по эту сторону проблемы.
Самое главное – не бояться врачей. Многие, даже понимая всю глубину и проблематику своего состояния, предпочитают психологов или списывают на «само пройдёт». Это большое заблуждение! Психолог может оказывать поддерживающую терапию, но обойтись без таблеток практически невозможно. В конце концов, если у вас болит сердце или желудок – скорее всего, вы пойдёте в современную больницу, а не к травнику, хотя отвары и могут благоприятно повлиять на ваше самочувствие. Депрессия – это та же болезнь!

Мои родители чутко отнеслись к проблеме и всячески помогают моему скорейшему восстановлению, хотя некоторые их друзья не понимают этого и апеллируют тем, что «в наше время никаких депрессий не было!» Смею заверить – это не так. Депрессии были всегда, даже в древнегреческих текстах есть многочисленные свидетельства этой болезни, а в Писании вообще один царь полностью отошёл от управления государством только потому, что чувствовал невыносимую тоску и печаль в сердце.
Самое главное – не бояться врачей
Я не учёный, и могу ошибаться, но мне кажется, уровень депрессий не вырос в наше время, просто мы стали более осознанными и можем анализировать и говорить об этом открыто. С другой стороны, даже если это и не так, аргумент «в наше время такого не было» ни в коем случае не может считаться рабочим! Сто лет назад не было ВИЧ-инфекции, например... Заболевание что, от этого становится менее серьёзным сейчас?!

В отношениях с парнем всё развивалось хуже, чем с родителями. Он никогда не сталкивался ни с чем подобным, и если какое-то время ещё пытался поддерживать и терпеть мои истерики, то вскоре занял оборонительную позицию.

Если я рыдала, он вдруг тоже садился и начинал рассказывать, почему ему ещё хуже по жизни. Если я кричала – кричал на меня в ответ. Если я просила оставить меня одну – не уходил на другой этаж нашей квартиры, а просто исчезал из дома на пару суток. Стоит ли говорить, что всё это только ухудшало мою и без того расшатавшуюся психическую стабильность? Даже после официально подтверждённого диагноза и начавшегося курса лечения наши до этого прекрасные взаимоотношения катились под откос: я не могла простить невнимательность, а он искренне верил, что всё делал во благо и мои психи не имеют никакого отношения к болезни.

Скорее всего, пережитое бы закончилось расставанием, но, спасибо подруге, проходившей через подобные испытания (депрессия была у её мужа), которая после пары разговоров помогла мне понять довольно очевидную вещь: депрессирующий – это истеричный абьюзер, который, конечно, не виноват, но и легче от этого никому не становится.
Депрессия – это та же болезнь!
Для меня осознание этого факта работает в двух направлениях: быть терпимее к близким, даже когда они ведут себя неадекватно. И, возможно, настаивать на их визите к психологу/неврологу. В своих экстремальных состояниях быть терпимее к близким – их вины в моей депрессии нет, и, в общем-то, жизнь их не готовила к тому, что, вступая в отношения с одним человеком, на какое-то время он превратится в нечто совершенно другое, возможно, даже диаметрально противоположное.

То есть тяжело в этой ситуации обоим, и об этом необходимо помнить.

С моим парнем мы всё обсудили, я услышала его и он услышал меня. Это испытание, вопреки ожиданиям, сделало наши отношения глубже и прочнее, но знай мы такие простые истины раньше – возможно, сам период разгара депрессии прошёл бы легче и для меня, и для него.

Гораздо печальнее обстояли дела с работой. Как фрилансер, я знаю – что каждый день, когда я лежу на диване, – это деньги, которые ушли и никогда не вернутся. Соответственно, имея какую-то подушку про запас, некоторое время я могу не работать, но если этот период затягивается, то нужно либо идти на снижение привычного уровня жизни, либо – привет долги!
Ни то, ни другое меня не устраивает, поэтому даже через слёзы и «не могу-не хочу», я заставляла себя работать. Но из-за моего плачевного (простите за каламбур) состояния, все проекты, за которые я бралась, – выходили неудачно, требовали намного больше трудозатрат, чем обычно, и вызывали во мне только гнев или ощущение собственной никчёмности. Депрессия, подстёгиваемая и этим фактором, только усугублялась. Порочный круг.

Помощь опять пришла со стороны – моему психиатру как-то удалось то, чего не удавалось никому: заставить меня отдыхать:

«
Нет, неделя или две абсолютного безделья не выгонят тебя на паперть. Нет, отдыхать – это гулять и ничего не делать. Читать книги по работе, смотреть обучающие видео, заниматься ремонтом дома – это не отдыхать. Читать развлекательную литературу, смотреть интересное кино, рисовать – это отдыхать. Вот тебе задание – попробуй встретиться за эти две недели со всеми людьми, кого любишь, но не видела больше месяца. Не можешь не писать – напиши письма всем, кто вызывает в тебе профессиональный восторг, даже если вы лично не знакомы, просто расскажи, почему они кажутся тебе крутыми. Любишь готовить – за две недели ни одно блюдо не должно повториться в твоём рационе, не любишь готовить – ни один ресторан не должен повториться тоже. Считай это не отпуском, а рабочим заданием по накоплению разностороннего опыта – писателям же нужен опыт?

»
Переняв эту методику, я накидала себе ещё солидный список из подобных мероприятий и, не откладывая в долгий ящик (потому что потом бы точно забила, не нашла в себе сил и желания), в этот же день написала всем своим друзьям, предложив встретиться в разных местах в разные дни. Таким образом, дороги назад не осталось и мне пришлось каждый день выползать из дома.

Кому-то я рассказывала о своём состоянии, кому-то нет, но близкие люди чаще всего чувствуют твой настрой и проявляют участие: с одними мы весело болтали, с другими молча шатались по улицам, с кем-то смотрели кино или ходили в музей. Это было приятное времяпровождение, и я действительно смогла себя убедить – я не трачу своё время напрасно, просто сейчас такой период, и я делаю всё, что в моих силах. Заряжаюсь на будущее, забочусь о своём здоровье, с любовью и уважением отношусь к своей психике.

Идея с написанием писем тоже оказала положительное воздействие – я просто находила интересующих меня людей (режиссёров, писателей, фотографов) в фейсбуке и писала им то, что мне бы хотелось сказать при личной встрече – как та или иная работа оказала на меня влияние, чем зацепило и чем не понравилось последнее произведение и тому подобное. Не буду приводить список, но ответили все до одного (последнее сообщение от британского продюсера пришло только вчера, с задержкой в три недели, но пришло). С кем-то завязался интересный профессиональный диалог, кто-то просто поблагодарил за интерес к его творчеству. Но даже если бы не ответил никто – эта практика оказалась очень эффективной: и в плане социализации, и в плане преодоления своих комплексов и барьеров, а также, формулируя эти письма, я лучше разобралась в том, что мне нравится и куда идти дальше.

Про походы в рестораны особо рассказать нечего, кроме того, что, видя цены заказанных блюд, мой аппетит и вес наладились, не доедать – жаба душила.

Таким образом, все мои дни были заняты непривычными, но приятными вещами. Подобный список «дел» не универсальный, но каждый может составить свой. Даже если вам нужно регулярно ходить на работу – придумать какие-то новые вечерние приятные ритуалы наверняка получится. Главное – отвлечься, не позволяя себе погружаться в пучину внутреннего отчаяния, и не ругать себя или близкого за безделье и трату времени «ни на что».

В моем случае, полагаю, все эти вещи сработали комплексно, но, повторюсь, медикаментозное правильно подобранное лечение – в первую очередь. Главное – не отчаиваться и не сдаваться, заставлять себя смотреть на происходящее с разных точек зрения, не упиваться своим бедственным положением и ни в коем случае не прощаться с жизнью.

Нам всё время кажется, что мы уникальные личности, но на самом деле по большому счёту человек – это набор химических элементов и их взаимодействие между собой. Иногда происходят сбои – это нормально. Нет ничего, что нельзя исправить, и завтра будет лучше, чем сегодня. Или нет. Тогда точно стоит подождать послезавтра или даже послепослезавтра.

Но хорошо в этой жизни ещё точно будет. Слово даю!
Иллюстрации Романа Захарова
M
Материалы по теме:

























Показать ещё
Иллюстрации Романа Захарова