ЖИЗНЬ

Личная история: я перестала быть «хорошей девочкой» и не хочу воспитать её в своей дочери

В рамках спецпроекта «Воспитание девочек 2.0» мы уже писали про идеи, которые не хочется передавать дочери, о маминых подарках и взгляде папы на процесс воспитания дочерей. В этом материале – размышления о девочках «хороших» и «правильных». 
Хорошая девочка в детстве – это ребёнок, о котором можно только «мечтать». Она кроткая и прилежная, никогда не спорит и выполняет любые просьбы по первому зову. Чудо! Не правда ли? Потом «хорошая девочка» вырастает и где-то к тридцати годам начинает понимать, что живёт чужой, не своей жизнью. У неё потухший взгляд и тотальное отсутствие вдохновения. Она постоянно уставшая.

«Хорошая девочка» постоянно выбивается из сил, потому что, как и в детстве, старается нравиться абсолютно всем – а это очень энергозатратно
Она всегда спешит на помощь окружающим, забывая о своих чувствах, желаниях и потребностях. Точнее, эти «личные вещи»: собственные чувства, желания и потребности – она лет 25 назад оставила в вагоне поезда в тугом чемодане, который наглухо закрыла и закинула на самую верхнюю полку мама или бабушка, обращаясь к дочери со словами: «Хорошая девочка не должна выпячивать себя, и вообще, молчание – золото!» Так наши родители желали нам счастья. Поезд уехал.


Любой, даже самый маленький конфликт для взрослой «хорошей девочки» превращается в глобальную катастрофу. Например, влезла перед ней «плохая тётя» без очереди и начинается внутренняя война: промолчать или сказать? Если скажет, случится перепалка, за которую «хорошая девочка» будет грызть себя годами. Я на полном серьёзе – годами думать и тревожиться: «Может быть, надо было промолчать или выразиться по-другому…» Бедная девушка будет терзаться и даже не будет догадываться – суть проблемы в том, что для «чужой тёти» она оказалась «нехорошей». Почему для неё это так важно? Потому что её мама, сама того не осознавая, записала ей на подкорку сознания: если ты плохая – тебя не любят. А нелюбовь на подсознательном уровне значит смерть. Зародилось это очень давно, когда наши далёкие предки жили большими общинами, потому что прекрасно понимали – одному мамонта не завалить и в диком лесу не выжить. Отвержение или изгнание из племени было смертельной казнью. Со временем это стало инстинктом, который прочно засел в мозгу. Так, младенец с первых минут жизни понимает, что один не справится, поэтому очень громко зовёт на помощь.

Если в процессе воспитания родители не стараются убедить дочь в том, что один факт её присутствия в этом мире дарит им счастье, если не внушают, что она сама по себе большая молодчина, если не дают ей безусловную заботу, то девочка быстро смекает: любовь, читай – жизнь, нужно заслужить. Так, с младенчества она начинает «пахать», чтобы остаться на белом свете в кругу близких. И лезть из кожи вон, чтобы сначала мама и папа, бабушки и дедушки, а потом и весь мир ни на минутку не усомнились, что она хорошая и достойна топтать эту бренную землю. В общем, ужасно мучается наша тридцатилетняя, что будет отвергнута «чужой тётей» и, как следствие, погибнет. Абсурд? Полнейший! Но я, правда, очень долго терзалась из-за этой дурацкой перепалки в очереди.


Ну, вот я и раскрылась. Здравствуйте, меня зовут Ирина, мне тридцать четыре года и я «хорошая девочка». Не знаю, как это получилось. Но я рада, что нашла корень многих своих проблем – без психологической помощи я бы никогда не подумала, что он лежит так глубоко. Неожиданное открытие, которое случилось со мной в процессе копания в себе: родители действительно желали мне счастья. Я это просто почувствовала, поэтому поняла и простила.

У комплекса «хорошей девочки» есть два основных симптома: неумение отказывать людям и отсутствие собственных чувств и желаний
Второй вытекает из первого. Мы не можем сказать «нет», если просят о помощи. Много времени и сил тратим на исполнение чужих желаний, а на себя ресурсов уже не остаётся. Плюс скромность и самоотверженность, природные или привитые в детстве. Поэтому мы абсолютно не знаем, чего хотим сами. И самое плохое, что знакомые и родственники часто начинают пользоваться безотказностью и просто садятся на шею. Скинуть их нам, «хорошим девочкам», просто нереально – страшно, как прыгнуть с обрыва. Мы всё понимаем – наша выживаемость в данный момент абсолютно не зависит от этих людей, для которых мы распыляемся (а вот жизнь они отравляют изрядно). Но сказать «нет» просто не можем: язык немеет, а первобытный страх заставляет кивать головой и соглашаться. Зато мы остаёмся «хорошими».


С другой стороны, для многих из нас эта маска, за которой мы прячемся, своего рода страховка от всего негативного. Ведь с «хорошими ничего плохого случиться не может»! Кстати, именно в это свято верят многие мамы, которые хотят вырастить «правильных девочек». Мы зарабатываем плюсы у одних людей, чтобы защититься от других.

Но на самом деле это самообман: хорошие девочки – лучшие жертвы для абьюзера любого уровня
Но у меня есть и хорошие новости. Я состою не только из комплексов, ещё есть и характер, который, к счастью, неплохо согласуется с моей «хорошей девочкой». Первое, мне действительно нравится помогать людям, я получаю удовольствие именно от процесса. Истинные «хорошие девочки» радуются только похвале. Второе, я по своей природе очень любопытный и активный человек, не могу сидеть на месте. Мне интересно пробовать себя в разных сферах и наблюдать, что из этого получается. Я часто говорю «да» не только потому, что язык не поворачивается произнести «нет», но мне искренне интересно сделать то, о чём меня просят.


К тому же в жизни мне везёт: никто так беспардонно мне на шею не забирался. Но предложения самого разного толка я получала, наверное, ежедневно. Звали всюду: играть в КВН и дебаты, участвовать в олимпиадах по истории и спортивных соревнованиях, курить за школой и пить водку на лавочке, организовывать городские мероприятия и поддерживать оппозиционные митинги, заниматься общественной жизнью в университете и устраивать благотворительные акции и ещё много всего, о чём я сейчас и не вспомню. Всё это было классно и весело, бесценный опыт. От многого я действительно получала удовольствие. Но я не просто плыла по течению, я, как осенний лист, болталась по ветру то в одну, то в другую сторону и никогда не сверялась с внутренним компасом собственных желаний.

На третьем курсе университета мне захотелось стать стюардессой. Я так ярко почувствовала это желание – оно шло изнутри, оно было моё, личное, никем не навязанное. Но на тот момент у меня было так много увлечений, которые мне подкидывала судьба, что, конечно, для своей собственной мечты я не сделала ничего. Уверена, если бы кто-то тогда подошёл ко мне и сказал: «О, я тоже хочу, давай вместе», я бы сделала всё, чтобы осуществить это желание. Теперь уже не только моё, но чужое, что гораздо важнее своего, потому что делать что-то для себя я не умею и не привыкла. Так моя светлая мечта быстро поблёкла и забылась. Жалко.


А ещё есть проблема с деньгами. Напомнить о долге или заплатить поровну в кафе – нереально. В этом вопросе я стремилась быть не просто хорошей, но быть «лучше всех» – займы я, конечно, «забывала», а в кафе всегда платила за себя и «за того парня», точнее, сразу за нескольких – как вы понимаете, у «хороших» людей всегда много «друзей». Только где они сейчас?


Осознание того, что пора брать жизнь в свои собственные руки, пришло в песочнице. Просидев там два года со старшим ребёнком, я поняла, что сюда за мной никто не придёт, и я должна сама вести себя в счастливую и интересную жизнь. Пришлось начинать, учиться, копаться в себе, искать тот «чемодан» с собственными чувствами, желаниями и потребностями. Процесс этот долгий и непростой, но я уже в пути!


Сейчас у меня растёт дочь. Ей два с половиной года, и у неё начался кризис негативизма.

Это лучшее время научиться говорить «нет», что, между прочим, отличная профилактика «хорошести»!
Я как родитель выделила для себя несколько пунктов, которые, на мой взгляд, поспособствуют НЕ воспитать «хорошую девочку»:

Спокойно реагировать на «нет»
Страх отказа связан с реакцией родителей, когда мы маленькие кричали: «Не-е-еть». Мамы и папы, возможно, очень сердились, когда такая шмакодявка осмеливалась им перечить. Бывает, что взрослые обижаются, долго не разговаривают с ребёнком или даже наказывают за несогласие. Признаться, я тоже так делала. Но когда поняла, что из нас двоих взрослая – это всё-таки я, я перестала так делать. Моя задача – показать ребёнку модель поведения в конфликтах и научить дочь не дуть губки и обижаться, а цивилизованно доносить до оппонента свои чувства и желания. Только так можно договориться и найти общее решение, которое устроит всех. Очень важно на негативизм ребёнка реагировать спокойно: когда-то соглашаться, а когда-то нет, объясняя свою позицию.
Забыть сексистские выражения
Вычёркиваем: «Ну ты же девочка», «Хорошие девочки так себя не ведут», «Хорошая девочка должна…» и многие другие.
Любить безусловно
То есть любить, читай – обращать внимание, не за хорошие поступки, а просто так. Проходя мимо, поцеловать, обнять, сказать тёплые слова и как сильно вы её любите. Так минимум пять раз в день. Можно больше. Отличное время для безусловной любви – вечером перед сном. Бонус – ребёнок быстрее успокоится и крепче уснёт. Важный момент – не забывать про безусловную любовь в критических ситуациях, то есть когда возникает конфликт с дочерью. Реагировать на проступки и плохое поведение, конечно, надо, но делать это спокойно, адекватно, без обид и демонстративного отвержения. Можно начать разговор со слов «Я люблю тебя», а потом рассказать о расстройстве, что стены теперь изрисованы фломастерами.
Хвалить действие, не ребёнка
На эту тему много дискуссий. Я изучила разные позиции и сделала выводы для себя. Мне кажется, радостное и осознанное «Вау, какой красивый домик ты нарисовала! Тут ещё кошка на окне?! Супер!» звучит лучше, чем безликое «Молодец!», произнесённое мамой или папой сквозь зубы, когда они не могут оторваться от смартфона. За помощь по дому я детей благодарю и отсыпаю небольшую порцию восхищения проделанной работой: «Как чисто вы убрали в комнате! Смотрите, теперь у нас очень красиво!» И только после этого можно сказать: «Молодцы, вы мои помощники!» Чувствуете разницу между «я смогла сделать что-то хорошее, значит, я со всем справлюсь» и «я хорошая, потому что сделала хорошее дело». Кстати, то же самое – и с проступками. Какой вариант выберете вы?
Позволять дочери быть в контакте со своими чувствами
Самое основное – развиваем эмоциональный интеллект. И свой, и ребёнка. Об этом есть много книг и статей в интернете. Второе – всегда взываем к чувствам дочери. Спрашиваем: что она сейчас чувствует, что она думает по этому поводу и так далее.
Предлагать выбор
До трёх лет это должен быть наглядный выбор. Показываем две погремушки – пусть ребёнок возьмёт сам. После трёх, когда у детей появляется образное мышление, можно спрашивать: «Хочешь кашу или борщ? Красное или синее платье? Пойдём по бордюру или по асфальту?» И так в любой мелочи. Это отличная тренировка способности принимать решения самостоятельно.
Думаю, многое, о чём я написала, справедливо не только для женского пола, но и для мужского. Синдром «хорошего мальчика» тоже описан наукой. Но, мне кажется, что всё-таки требования к «хорошей девочке» гораздо строже и «должно-пунктов» намного больше. Мальчик уже хороший, если после его игры хотя бы дом остался целым. А с девочками всё гораздо сложнее… Но мы работаем над этим.

Иллюстрации Романа Захарова
Данный проект стал возможным благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Manshuq несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает позицию USAID, Правительства США или Internews. Проект реализуется в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP Intrenews при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).


USAID является ведущим международным агентством развития и выступает катализатором достижения устойчивого развития. Деятельность USAID направлена на продвижение национальной безопасности США и экономического процветания, демонстрирует либеральность Америки, способствует достижению самообеспеченности и жизнестойкости стран-бенефициаров.

M

Читать также: