Сексуальное образование
в Казахстане: о чём говорят
и о чём умалчивают
ЖИЗНЬ
На первый взгляд, сексуального образования в Казахстане нет. Различные международные документы, согласно которым государство обязуется заботиться о просвещении и здоровье молодёжи, есть. А образования нет. По крайней мере, такого, как показывают в зарубежных фильмах – с достоверной информацией о сексе и отношениях, свободными беседами в школах и бесплатными презервативами. Однако не всё так безнадёжно. Редактор Manshuq Ульяна Фатьянова изучила тему в самых подробных деталях.
Ульяна Фатьянова
18 октября 2018
Казахстан присоединился ко многим международным документам: к Конвенции об искоренении всех форм дискриминации против женщин (которая очень чётко говорит о репродуктивных правах), к Конвенции о защите прав детей (там про обеспечение доступа к образованию, медицинским услугам и услугам по сохранению здоровья) и другим. По этим договорённостям прописываются и внутренние законы – Кодекс о здоровье, например. Однако на деле даже с информированием подростков всё не так гладко.
В школах всё, как правило, сводится к одной встрече с подростками, где им начинают рассказывать или о нравственности, или запугивают инфекциями, передающимися половым путём
«В школах всё, как правило, сводится к одной встрече с подростками, где им начинают рассказывать или о нравственности, или запугивают инфекциями, передающимися половым путём, – говорит психолог, автор и ведущая Школы сексуальной грамотности «Откровенный разговор» Асель Шаназарова. – Обычно говорят о строении женского тела, чем очень смущают девчонок, потом вскользь упоминают о том, как сперматозоиды оплодотворяют яйцеклетку. Как устроен мужской организм – ни слова».

Когда-то давно в школах был курс валеологии. Что это за «зверь» такой, разобраться очень сложно. Вроде как это российское наследие – общая теория здоровья, затрагивающая физические, нравственные и духовные аспекты здоровья человека. Некоторые специалисты причисляют валеологию к альтернативным и маргинальным парамедицинским ретроградным учениям. Но даже эти весьма обтекаемые по формулировке и содержанию уроки пропали из школьной программы: валеология была факультативом, и родители вместе с учителями с большой охотой предпочитали лишние часы посвятить математике или химии. Мол, это полезнее для детей, да и педагогам говорить с подростками на откровенные темы очень неловко.

«Школы у нас старого строя, такие командно-директивные. Учителя вести уроки о сексе и отношениях однозначно не смогут, а люди извне должны быть с детьми на одной волне: ближе по возрасту, открытые к подобным темам, – уверена Асель Шаназарова. – Приходят врачи, которые сами боятся этой темы, или психологи, не специализирующиеся на теме сексуальности.

В школах или организациях дополнительного образования занятия должны быть интерактивными. В первую очередь сам тренер должен быть образован в теме секса и иметь абсолютно нейтральное отношение ко всем вопросам сексуальности. И диалог с детьми должен сводиться не только к репродуктивному здоровью и физиологии, а к тому, что секс – это отношения, это коммуникация и способ выражения чувств. И обязательно нужно говорить с детьми о ценностях – любви, дружбе и, конечно, о безопасности».
Нескольких упоминаний аббревиатуры ВИЧ в школьной программе явно недостаточно для системного образования
Реализовать эту идею уже на протяжении пяти лет старается Фонд ООН в области народонаселения (UNFPA). Для этого специалисты фонда переработали курс валеологии, разработали методические пособия для учителей и ездят по регионам, в пилотном режиме обучая педагогов. Параллельно ведутся переговоры с министерством образования, чтобы или организовать отдельный предмет, или включить материалы в уже существующие. Нескольких упоминаний аббревиатуры ВИЧ в школьной программе явно недостаточно для системного образования. После переработки в курс добавлены вопросы семьи и брака, полового здоровья и безопасного секса. Есть блоки о домашнем насилии, путях передачи ВИЧ, видах контрацептивов. Практических занятий (вроде наглядного использования презервативов) в программе нет – все демонстрации и раздаточные материалы должны ждать подростков в специальных центрах, а не на уроке.

«Молодёжные центры здоровья в Казахстане начали открывать в начале 2000-х, – рассказывает исполнительный представитель UNFPA в Казахстане Раимбек Сисемалиев. – Идея в том, чтобы был отдельный вход для подростков, чтобы они не пересекались со взрослыми и им не приходилось объяснять, что они там делают. Их встречают с распростёртыми объятиями, нет никакого осуждения, грубости, специалисты могут ответить на все волнующие вопросы. Но эта схема работает не слишком эффективно. У нас есть только три центра, которые работают хорошо: в Кызылорде, Алматы и Семипалатинске».

Как утверждает Раимбек Сисемалиев, самый лучший центр дружественного отношения к молодёжи находится в Кызылорде. Это отдельно стоящее здание среди общежитий, куда взрослым вход закрыт, и есть хорошие специалисты, вдумчивый контроль и финансирование местного акимата и управления здравоохранения. А вот в Алматы специалисты хорошие, но, поскольку они находятся в общей клинике (в Центре репродукции человека), об анонимности речи не идёт. Полноценный подростковый центр, работа которого будет построена по опыту центра в Эстонии, в Алматы пока только планируется.

Примечательно, что доступ к медицинским услугам у казахстанских подростков есть только с 18 лет. До совершеннолетия дети вынуждены приходить в клинику с опекуном или родителем, которые должны подписать соответствующие документы. Как много тинейджеров, столкнувшись с половой инфекцией или беременностью, решатся рассказать об этом родителям? Поэтому в ожидании изменений в законодательстве остаётся уповать на просвещение.

В курсе, разработанном UNFPA, педагог вовлекает подростков в диалог, учит их думать, анализировать, сравнивать разные точки зрения и самим приходить к правильным выводам. Очень большую ставку разработчики курса делают на театрализованный элемент – дети сами отыгрывают какие-то бытовые сценки, учатся при этом коммуницировать друг с другом по «щекотливым вопросам». К слову, авторы проекта категорически против разделения класса по гендеру, однако занятия исключительно гетеронормативны: об ЛГБТ-людях, чайлдфри и прочих отклонениях от общепринятого понятия семьи не говорят.
«Мы не затрагиваем эту тему. Наше общество ещё не готово к ней. Нам нужно хотя бы убедить министерство образования, чтобы уже разработанный курс включили в программу», – говорит Раимбек Сисемалиев.

А вот Асель Шаназарова считает, что разговор с детьми о сексуальности должен быть честным и без стереотипов. Особенно в семье.

«Прежде всего родители должны быть грамотны в вопросах сексуальности, – уверена психолог. – У нас не принято проявлять чувства друг к другу перед детьми. Стоит проявлять чувства – обнимать друг друга, целовать, помогать, что-то дарить. Чтобы дети знали, какими могут быть взаимоотношения. Во-вторых, нужно с самого раннего детства называть половые органы так, как они называются, и учить правилам безопасности. В-третьих, в семье должна закладываться высокая самооценка ребёнка. Это мера предостережения от ранних половых связей и насилия. И, конечно, должно быть нейтральное отношение к сексуальной ориентации и вообще ко всем ярко окрашенным темам. Например, стоит вовремя начать говорить о сексуальном насилии, его формах. Это тяжёлые темы, но важные».

Вообще, к теме сексуальности в нашей стране – неоднозначное отношение. С одной стороны, все мы ужасаемся новостям о выкинутых на помойку младенцах, 12-летних беременных девочках и групповых изнасилованиях. С другой – мы боимся называть секс сексом и придумываем для «сексуального образования» множество замещающих слов: половое здоровье, валеология, нравственно-половое воспитание. Хотя, конечно, репродуктивное здоровье тесно связано с медициной и физиологией, а сексуальное – это больше про эмоции, коммуникацию с партнёром и уважительное отношение к телу в принципе.

«Возможно, для кого-то различия между нравственно-половым воспитанием и сексуальным образованием не столь существенны, но для меня это очень большая разница, – говорит автор Школы сексуальной грамотности «Откровенный разговор» Асель Шаназарова. – В Казахстане есть занятия по нравственно-половому воспитанию, ведутся они для студентов. Сколько я их отслеживала, есть перекос в сторону нравственного облика девушки: какой она должна быть, что главная цель – это выйти замуж и иметь семью. Такое навязывание стереотипов поведения, образа казахской девушки. А сексуальное образование – абсолютно нейтральное. Это, прежде всего, знание своего тела и грамотное отношение к нему. Знание о том, как работает тело у обоих полов, что с этим делать, как ты взрослеешь и что происходит на каждом этапе жизни. Сексуальное образование не ограничивается возрастом тинейджеров, сексуальность развивается до самой старости. Сексуальное образование вне национальности, каких-то стереотипов и рамок».
Не обязательно всё сводить к одним лишь лекциям. Половое воспитание может быть лёгким и ненавязчивым
Подмена понятий происходит потому, что для многих людей слово «сексуальный» – мощный триггер. Асель Шаназарова уверена, что корни этой проблемы лежат в истории. В казахском обществе никогда не использовалось слово «секс». В произведениях всё вуалировалось метафорами и эпитетами. В Советском Союзе эта сфера тоже была под жёстким контролем: секса не было, но дети рождались.

«Наши бабушки и дедушки жили и воспитывались в условиях ограничений, запретов. Они не умели говорить, для них слово и понятие «секс» было табуировано, – рассказывает психолог. – Сейчас всё стало доступнее, но большинством людей, особенно среди старшего поколения, эта доступность очень болезненно воспринимается. Поэтому и нужно сексуальное образование. Чтобы учить не только детей, но и взрослых тому, что секс – это такая же сфера нашей жизни и коммуникаций, как и любая другая. Мы не можем её вычеркнуть: секс всегда был и будет, и это нормально».

Чтобы вопросы сексуальности перестали быть в разряде «уят», об этом нужно говорить. И в первую очередь – с родителями, уверена Асель Шаназарова. Потому что чувство стыда и вины, запреты – это всё у ребёнка из семьи. И наша первостепенная задача как родителей – преодолеть все сопротивления, своё внутреннее чувство стыда и какие-то запреты, чтобы спокойно и нейтрально передать эту тему детям.

«Я работаю два с половиной года. Родители как боялись этой темы, так и продолжают бояться. Поэтому я переключилась на подростков – с ними легче работать. Но чтобы убрать уят, нужно работать именно со взрослым поколением. У наших детей нет такого стыда, как у нас – они не закрывают глаза при поцелуях в фильме. Тинейджеры у нас очень продвинутые: много чего знают, смотрят порно, но информация донесена неправильно», – рассказывает основательница Школы сексуальной грамотности.

Одних только курсов или занятий в школах недостаточно. Важен также качественный контент в Сети, где подростки проводят очень много времени. И несмотря на уят, такие блоги появляются.

«Мой добрый блог про секс в инстаграме – это пока что небольшая, но уже очень уютная площадка для секс-позитивных людей, – рассказывает автор инстаграм-проекта @lavocado.fm Камилла. – Инстаграм сейчас есть почти у всех, и мы проводим очень много времени, читая короткие тексты и лайкая фотки. Я подумала, что будет здорово разбавить ленту полезной инфой. А про секс я и так всё время говорила и читала. Вот и решила делиться. И чем больше получаю обратной связи и вопросов, тем больше понимаю, что это нужно».

Камилла – народный секс-просветитель, как она сама себя назвала в нашем разговоре. Она считает, что тема секса – очень эмоционально заряженная в любой точке мира. Просто где-то выбирают распространять адекватную информацию про секс начиная со школы, а где-то – её прятать или просто игнорировать необходимость полового воспитания. У нас, к сожалению, второе.
«А когда от тебя что-то прячут, интересно ведь. И в то же время стыдно за свой интерес. Приходится самой выковыривать крупицы знаний, и не всегда эти знания адекватные, – рассказывает девушка. – Очень часто происходит подмена понятий. Сексуальность приравнивается к распутству, а все знания о сексе сводятся к позам «Камасутры». Чтобы тема сексуальности перестала быть уятом, нужно перестать игнорировать то, что необходима здоровая, адекватная, нейтральная и деликатная информация про секс. В конце концов, мы все от него произошли».

Девушка уверена, что половое воспитание должно начинаться в семьях. Это не единоразовый разговор в духе: «От секса бывают дети и болезни. Так что не спи ни с кем до брака и используй презервативы». Половое воспитание – это непрерывный процесс, который начинается ещё в самом раннем детстве. Эмоциональная связь ребёнка и родителей, формирование личных границ и доверия к миру, родительский пример семейных отношений, личная гигиена, ответы на вопросы ребёнка – это всё про формирование сексуальности. Здесь нет ничего про разврат. А в школах, по мнению Камиллы, нужно просто поддерживать те же самые аспекты полового воспитания и иметь в штате психолога, к которому можно прийти со своими личными вопросами. Не лишним были бы и регулярные беседы про гигиену, тело, безопасность, взросление, дружбу, любовь, отношения между полами и права человека. Беседы могут быть в разном формате: круглые столы, дебаты, работа в группах, игры, подготовка презентаций учениками. Не обязательно всё сводить к одним лишь лекциям. Половое воспитание может быть лёгким и ненавязчивым.
Фотографии: Pixabay, Pexels
M
Показать ещё