Анастасия Тарасова: «Приходите, будьте с нами, досмотрите до конца!»
ЛАЙФСТАЙЛ
Вслед за основателем культурного пространства «Трансформа» Галиной Корецкой мы задались вопросом – почему мы не ходим в театр? Сложно в этом признаться, но ответ, как всегда, в нас самих и довольно прост – некогда, дорого и куча других отговорок. Но, как мы выяснили после разговора с профессионалами из театральной среды, они тоже задаются этим вопросом и видят причину в себе, и исследуют его совершенно под другим углом.
Сегодня на Manshuq выходит первый из серии материалов с представителями независимых театров, для которых эта тема очень важна. Первой ответы на вопросы ищет управляющий директор и актриса театра «ARTиШОК» Анастасия Тарасова.
Подобный диалог со зрителем для нас – независимых театров и площадок – крайне важен. Мы не зависим ни от кого, кроме зрителя, который, как говорит наш режиссёр Галина Пьянова, голосует ногами.

Что нам сделать, чтобы вы пришли? Нас волнует этот вопрос, это то, с чем мы работаем в театре каждый день. В «ARTиШОКе» есть такая практика – актёр, незанятый в спектакле, в фойе встречает зрителей, работает в гардеробе, общается. И каждый раз, когда у меня есть возможность находиться в фойе, я ловлю себя на мысли – как круто, что люди пришли! Правда, сегодня это стоит неимоверных усилий – найти время, выделить целый вечер, купить билеты и прийти в театр. И каждый раз мы чувствуем огромную ответственность перед зрителем, который доверил нам свои время, деньги, себя и пришёл в театр в поисках чего-то важного.
Подобный диалог со зрителем для нас – независимых театров и площадок – крайне важен
Подобный диалог со зрителем для нас – независимых театров и площадок – крайне важен
Мне нравится говорить, что в «ARTиШОК» люди приходят поработать душой. Это действительно большая работа. Иногда нужно немного больше внимания, нужно отдаться процессу, довериться нам, досидеть до конца. Случается, люди встают в самом начале «Уята» и выходят, уходят после первого акта нового спектакля «Дон Кихот».

Мне всегда хочется сказать: «Останьтесь! Не делайте поспешных выводов! Будьте с нами, досмотрите до конца!» Потому что спектакль – это цельное художественное произведение и, возможно, в финале заложено то, что хочет сказать режиссёр. Обидно, когда люди уходят и не остаётся возможности им всё это сказать. Поэтому зритель, который пришёл в театр, – это всегда большая награда.

Мы формируем свой репертуар исходя из желания рассказать зрителю что-то интересное и новое. Есть большой глобальный театральный мир – отдельный космос, от которого мы находимся в территориальном и, к сожалению, культуральном отдалении.
Но мы хотим быть проводником между, поэтому мы ездим, смотрим, учимся. Мы пытливые и любознательные, и нам интересно делать театр, не побоюсь этого слова, на мировом уровне.

Часто я вижу непонимание публикой того, что мы делаем. Да, есть понятные вещи – «Прямо по Толе би», «Уят». Это спектакли, которые задевают болезненные точки, своеобразные терапевтические постановки, на которых люди вместе с нами каждый раз проживают озвученную проблему. Мы не боимся говорить на острые темы, даём своё честное высказывание. Но это лишь одно направление – социальное, гражданское. И мы не хотим быть только в этом. Пусть это мейнстримово, пусть это спектакли-бестселлеры. Но мы – как группа художников – стараемся, ищем, исследуем. Что ещё? Куда ещё? Сделали спектакль «Дон Кихот», поставили «Без царя в голове» – спектакль, посвящённый 100-летию революции (в основу взята поэма Александра Блока «Двенадцать»). И это больше театр художника, визуальный театр, театр образов и картин, а не нарратива и сюжета. И зритель возмущён: «Загрузили! Непонятно! Опошлили, исковеркали!»

Я уверена, что зрительская среда должна формироваться не только нами. Культурную зрительскую среду формируют также театральные критики, журналисты. Должны быть профессионалы, которые будут писать сильные рецензии и к мнению которых зритель будет прислушиваться. Это профессия, а у нас её нет, и с этим приходится соглашаться.
Это спектакли, которые задевают болезненные точки, своеобразные терапевтические постановки, на которых люди каждый раз проживают озвученную проблему
Это спектакли, которые задевают болезненные точки, своеобразные терапевтические постановки, на которых люди каждый раз проживают озвученную проблему
За последние пять лет театральное движение в Казахстане стало активным, очень многое изменилось. Сегодня в Алматы даже есть небольшой перевес в сторону театрального менеджмента – есть я, Ольга Султанова, Галина Корецкая, мы закручиваем проекты как менеджеры. Но не хватает таких единиц, как критики, театроведы, режиссёры. Глупо жаловаться, что ничего не происходит, негде учиться, нет профессиональной среды. Всего этого действительно нет. Но зато есть очень много возможностей, можно ездить в Россию, Европу и учиться.

Работа со зрителем – это огромный пласт. К примеру, на спектакль «Прямо по Толе би» пришла группа педагогов. И их очень задело, что звучала ненормативная лексика, были достаточно жёсткие сцены, они вышли из театра оскорблёнными. И мы понимаем, что это наша недоработка. Нужно было разъяснить про спектакль ещё более внятно. Есть специфика театрального пиара, работы с аудиторией. Здесь тоже можно расти и развиваться – скоро я с коллегой поеду в Москву на семинар по развитию аудитории.
Глупо жаловаться, что ничего не происходит, негде учиться, нет профессиональной среды. Всего этого действительно нет. Но зато есть очень много возможностей
Глупо жаловаться, что ничего не происходит, негде учиться, нет профессиональной среды. Всего этого действительно нет. Но зато есть очень много возможностей
Этот год в «ARTиШОКе» мы обозначили для себя как год работы с подростковой аудиторией. Мы понимаем, что есть пробелы. Наблюдая за зрителем, замечаем, что к нам ходит очень мало студентов. Этот зрительский срез нами потерян и мы исследуем внутри – что не так? Я несколько раз читала лекции в университетах и всегда начинала встречу с вопроса «Кто был в «ARTиШОКе?» Одна поднятая рука в аудитории. «А кто слышал про театр?» Пять-семь человек. И я продолжаю спрашивать – почему? Отвечают, что не видят информации. А нам ведь кажется, что мы так много делаем в этом направлении! А в них не попадаем.

Нужна комплексная работа. У меня есть идея, она витает в воздухе – объединить все активные площадки – «ARTиШОК», культурное пространство «Трансформа», арт-убежище «Бункер», арт-пространство Not Ballet – в нетворкинг для обмена аудиториями: детской, подростковой, молодёжной.

Идей много, и что мы за них не берёмся? Некогда – это, конечно, не оправдание.
Фотографии предоставлены Анастасией Тарасовой
M