Гаухар Есимханова и Айя Шалкар – о свободе и близости в отношениях между мамой и дочкой

ОТНОШЕНИЯ

Гаухар Есимханова и Айя Шалкар – о свободе и близости в отношениях между мамой и дочкой

ОТНОШЕНИЯ
Совместно с «Рахимжан Trade» с брендом Escada
Мы немало знаем про Айю и Гаухар из инстаграма, но, как только появилась возможность, сразу расспросили маму и дочь – как им удаётся сохранять близкие отношения на расстоянии, чему они научились друг у друга и какие семейные традиции и ритуалы их объединяют.
Manshuq
18 октября 2019
В чём вы похожи и в чём отличаетесь друг от друга?
Гаухар:
Самое главное отличие – уровень эмоциональности. А похожи мы разносторонностью, во взглядах на жизнь, в ценностях, энтузиазме и включённости, любви к еде.
Айя:
Согласна с мамой – я более спокойная, иногда даже холодная. А похожи мы, я думаю, в нашем женском начале, во всём, что касается дома, уюта, а также в плане энтузиазма, начинаний и затей.
Гаухар, какая вы мама? Есть ли разница в том, как вы чувствовали себя, когда родилась Айя и когда родились младшие?
Гаухар:
Сложно говорить о себе, поэтому я спросила об этом Айю, она говорит, что я демократичная мама.

Конечно, разница есть, ведь между Айей и двойняшками 18 лет. Можно сказать, что у меня сменилось восприятие материнства: от «мамы-подруги» до «мамы-мамы».

Когда ты становишься мамой в восемнадцать, ты неопытна и многого просто не знаешь, ты растёшь вместе со своим ребёнком, и он помогает тебе понять жизнь и самого себя. Но, с другой стороны, всё воспринимается проще, в тебе больше оптимизма, включённости и жизнерадостности, и это передаётся ребёнку. Поэтому молодые мамы обычно ближе к своим детям, они говорят с ними на одном языке, дают им больше свободы.
Айя говорит, что я демократичная мама
Когда женщине 30 лет, она стремится к самореализации и хочет претворить в жизнь все свои идеи. Очень часто в этом возрасте женщина стремится реализовать себя, свой потенциал и смотрит на ребёнка как на некий проект, реализовывает через него свои амбиции и планирует его жизнь. Мне кажется, это самые тревожные мамы, они придерживаются режима, расписаний, правил, много требуют и ждут от своих детей.

И когда ты становишься мамой ближе к сорока, как в моём случае, ты спокойна и точно знаешь, чего хочешь. Ты знаешь, что для тебя важно, а на что можно спокойно закрыть глаза, и мир от этого не разрушится. Я наслаждаюсь своим материнством, каждым его мгновением и этапом, достижения детей – уже не самоцель, мне важнее просто быть рядом, наблюдать, как дети растут и развиваются, просто любить, и ощущать их любовь в ответ, и чувствовать, что они счастливы.
Чему вы научились друг у друга?
Айя:
У мамы я научилась решительности, хорошей самокритике и, если можно так сказать, последовательности. Вот ты лежишь, грустишь по каким-то причинам, например, ищешь мотивацию. Мама меня всегда в такие моменты «возвращала к реальности» – мол, а посмотри вокруг. Красиво, чисто ли у тебя в комнате? Когда в последний раз занималась спортом? Что там с твоими заброшенными занятиями музыкой? И я согласна с тем, что большой успех начинается с малого, с того, что окружает тебя каждый день, с самодисциплины.
большой успех начинается с малого, с того, что окружает тебя каждый день
Гаухар:
А я так и не научилась у Айи тому, что меня восхищает в ней и чего мне так не хватает – это самодисциплина. Она за два года выучила французский язык до уровня, когда она видит сны на этом языке! А я уже много лет его учу. Но зато получаю удовольствие от самого процесса.
Каждая коллекция ESCADA – это акцент на цвет, ткань и крой одежды. В алматинском монобутике ESCADA есть всё – и обязательные предметы повседневного гардероба, и всё необходимое для красивых торжественных случаев.

Событие нового модного сезона – коллекция Escada x Rita Ora. Эта коллаборация – ода тому, как быть сильной и независимой женщиной и не лишать себя при этом удовольствий.
Что помогает сохранять близкие отношения на расстоянии?
Айя:
Конечно, это коммуникация. Мы всегда делимся друг с другом новостями и эмоциями, переписываемся и стараемся созваниваться.
Гаухар:
Как мне кажется, это полная свобода, как бы парадоксально это ни звучало, и доверие. У меня нет привычки звонить Айе каждые пять минут, чтобы узнать – надела ли она шапку и что она ела на завтрак. Я уважаю её личную жизнь и полностью доверяю её здравому смыслу. При этом она знает, что мама всегда рядом, что мне можно позвонить и написать в любое время дня и ночи, посоветоваться по важному вопросу или просто поболтать ни о чём и посмеяться вместе.
Какое воспоминание согревает, когда особенно сильно скучаете друг по другу?
Айя:
Думаю, нет какого-то одного, согревает, скорее, чувство благодарности, которое состоит из тысяч воспоминаний. Я практикую это, когда нет настроения – просто проговариваю в голове много раз «спасибо» (для которых тут же находятся причины) близким мне людям, и мама в этом списке, конечно, одна из первых. В ссорах, кстати, это тоже очень помогает, особенно когда нужно успокоиться и вспомнить о важном.
Гаухар:
Я часто вспоминаю свой с Айей первый рассвет в роддоме. Ранним январским утром восемнадцатилетняя девочка-женщина лежала на скрипучей панцирной койке в восьмиместной палате обычного роддома и любовалась, как восходящее солнце золотит головку её малышки. И не было на этом свете никого счастливее её. Как у вчерашнего ребёнка просыпается такая огромная, первобытная в своей сущности и всеобъемлющая материнская любовь? Это великое таинство природы и великое счастье.
А какое воспоминание – самое яркое из детства?
Айя:
В начале нулевых мама – ещё совсем молодая – была большой фанаткой Мадонны. Дома у нас стояла большая пузатая стереосистема, и иногда вечерами мы ставили диск Мадонны, и под True Blue мама наряжала меня в свои вещи, туфли на каблуках, и, если повезёт, разрешала намазаться помадой. А потом мы вместе танцевали и дурачились. Мама ещё фотографировала меня на плёночную камеру, у нас дома до сих пор хранятся эти фото.
Айя уже давно взрослая девушка, но мы до сих пор иногда устраиваем «мамин час», когда она приезжает домой
Гаухар:
Мой папа работал в Академии Наук, и моё детство прошло в общежитии при ней. Мы прожили там с родителями и сёстрами больше тринадцати лет. Вспоминаю то время с ностальгией. Общага наша жила дружной и весёлой жизнью, и мы – дети – были как общие. Праздники тоже праздновали всем общежитием, накрывали в коридоре длинный стол, и каждая хозяйка несла что-то своё. Помогали друг другу тоже всем общежитием. Шумной ватагой мы носились по всем микрам, играя в казаки-разбойники, устраивая драки или совместные просмотры диафильмов. Когда, наконец, подошла наша очередь на получение квартиры, мой папа отдал свою очередь соседке, у которой скоропостижно скончался муж, и она осталась одна с тремя детьми на руках. Нам пришлось ещё три года ждать свою квартиру, а могли ведь и вообще остаться без неё. Я горжусь своим папой, он – человек с большой буквы.
Как вы относитесь к известности? Мешает ли она в жизни или, напротив, помогает? Как относитесь к хейтерам?
Айя:
Известность, в моём понимании, сейчас – это сильный инструмент, преимущество и в какой-то мере ответственность. Важно найти ему хорошее, ценное применение. Этим поиском я занимаюсь сейчас.

К хейтерам отношусь, скорее, спокойно. У всех нас, конечно, есть «болевые точки», и хейтер хейтеру рознь. Но после стольких лет, как я веду свой инстаграм, задеть меня получается очень редко. Но если это происходит, я обычно обращаюсь за поддержкой к самым близким – к маме или парню. Если тему стоит обсудить, мы разговариваем, и они слушают меня. Всем нам иногда это нужно.
Гаухар:
Начнём с того, что я не считаю себя известной. Да, в последнее время меня стали чаще узнавать, и по этому поводу я всегда чувствую недоумение. Ну а в целом к своей «известности» отношусь нейтрально, мне от неё ни жарко и ни холодно. По отношению к хейтерам у меня тоже довольно простая позиция – я молча их блокирую, зачем тратить на них своё время.
Кто выбрал имя Аяулым?
Гаухар:
У казахов есть традиция, когда имя первенцу дают родители мужа. Дедушка с бабушкой Айи отдали это право своему старшему сыну, дяде Айи. Он и назвал. За что я ему очень благодарна – имя до сих пор очень редкое и к тому же подходит Айе.
Айя:
Мама говорит, если бы не казахские традиции, она назвала бы меня Томирис. Но мне нравится моё имя и его значение, никогда не хотела его изменить.
Расскажите о ваших любимых семейных традициях и ритуалах?
Гаухар:
Наверное, самый любимый ритуал – это так называемый мамин час. Это такое время – только для нас двоих, когда мы обнимаемся и просто молчим. Это необязательно целый час – может быть лишь несколько секунд, когда всё остальное на свете не имеет значения. Просто обмен любовью и теплом, и пусть весь мир подождёт. Айя уже давно взрослая девушка, но мы до сих пор иногда устраиваем «мамин час», когда она приезжает домой.

Этот ритуал перешёл и к двойняшкам, и теперь уже они говорят мне: «Мама, у нас давно не было «маминого часа», давай устроим «мамин час». И бегут обниматься.
Что вы любите делать, когда вы только вдвоём?
Гаухар:
То же, что и миллионы мам и дочек – разговаривать обо всём и ни о чём, устраивать «девчачье время» с масками и другими бьюти-процедурами, тестировать косметику, примерять обновки, неспешно завтракать или обедать в уютных кафе.
Айя:
Я люблю наши ночные посиделки на кухне с чаем, когда они случаются. Дома тишина, дети спят, мы размеренно болтаем обо всём, что произошло за день, и о планах – что может быть уютнее?
Гаухар, что, на ваш взгляд, нужно, чтобы воспитать успешного ребёнка? Что из этого вы учитывали, воспитывая Айю?
Гаухар:
Почему никто не спрашивает, как воспитать счастливого ребёнка? Всем успешных подавай! Вся загвоздка в том, что успешный ведь не всегда равно счастливый. Да и вообще, об успешности, наверное, лучше спросить маму Цукерберга или Маска. А в целом, я думаю, надо больше давать самостоятельности, больше доверять решениям детей, поощрять и уважать их выбор и то, к чему они стремятся, учить ценить себя, отстаивать своё собственное мнение, не бояться ошибок и оставаться человеком.
Айя Шалкар
Классика или модные тренды?
В последнее время я на одной волне с модой гораздо больше, чем раньше. Замечаю, что мой гардероб меняется с течением времени и трендов. Но чёрную водолазку и удобный деним я не променяю ни на что и никогда.
Чей стиль среди звёзд вам нравится?
Нет какой-то одной, каждый день разная, всё зависит от настроения. На самом деле я также вдохновляюсь людьми, которых встречаю в жизни – подругами, знакомыми и даже прохожими.
Любимый аксессуар – это…
Сумки, перстни.
Ультрамодная вещь в гардеробе этой осенью – это…
Туфли Fendi с квадратным носом.
Гаухар Есимханова
Каким был ваш самый смелый эксперимент со стилем?
Благодаря своей фигуре я могу позволить себе в одежде практически всё, и признаться, я позволяю себе применить любой стиль – с удовольствием ношу ультра-мини, армейские ботинки или рокерскую косуху. Но в повседневной жизни, так как сейчас я фрилансер и работаю в основном из дома, всё-таки предпочитаю casual и спортивный стиль.
Любите стиль family look?
Нет. На мой взгляд, он слишком «мимими» и ограничивает индивидуальность. Бывает, на семейные мероприятия я подбираю для нас одежду с элементами одной цветовой гаммы, но это максимум.
Классика или модные тренды?
Классика с элементами трендов.
Чей стиль среди звёзд вам нравится?
Мне нравится стиль Виктории Бекхэм – у нас похожие фигуры, и можно что-то «подсмотреть», Эммануэль Альт люблю за расслабленный шик, ну и Карин Ройтфельд – хотела бы я быть такой же стильной в 62!
Любимый аксессуар – это…
Сумки.
Ультрамодная вещь в гардеробе этой осенью – это…
Я человек довольно далёкий от моды, в практическом смысле. Я слежу за трендами и знаю их, но ультрамодные вещи покупаю очень редко. В этом сезоне мне нравится, что вернулся стиль гранж, насыщенные чистые цвета, психоделика, галстук-бант, кейпы.
Благодарим за содействие в организации съёмок студию красоты Clever Studio

Фотографии Анвара Ракишева
M
Материалы по теме:





















Показать ещё