«Женщина с поломанной судьбой» – так себя называет героиня нашего материала. Тяжёлое детство, в котором были алкоголизм отца, бытовое и сексуальное насилие и уже после – крест на собственной сексуальной жизни. Обо всём этом Марьям (имя изменено) откровенно рассказала Manshuq. 

Алтынай Досмадиярова

5 октября 2021

«К интимной близости нужно относиться серьёзно» – мне всегда так говорила мама. Она поздно родила меня во втором браке. Брата я почти не знала, так как, согласно казахским традициям, бабушка взяла старшего внука на воспитание. Маме было тяжело после развода, поэтому она вышла замуж во второй раз.


Мой отец всегда был недоволен старшей сестрой, ругал, поднимал руку. Он называл это воспитанием, особенно когда выпивал. Спустя пять лет брака он начал поднимать руку и на маму. В тот момент я почувствовала, что такое ненависть к близкому человеку.

Он обижал маму с сестрой, но меня не трогал
Однажды я пришла со школы раньше обычного и застала ужасную картину, которая до сих пор преследует меня в самых страшных кошмарах: отец лежал сверху на моей сестре и зажимал рукой её рот, пока она, вся красная от слёз, пыталась кричать. Тогда я не поняла, что это было. Мне было восемь. Позже он вышел из комнаты и объяснил, что сестра плохо вела себя, поэтому он так ругал её. А ещё он попросил не рассказывать маме, чтобы не расстраивать её из-за непослушания сестры. Я молчала, но что хуже всего – молчала сестра. Возможно, он запугивал её. Потом, помню, несколько раз я успокаивала сестру, просила не расстраивать папу, не баловаться, и он не будет наказывать её больше. Сестре было четырнадцать.


У меня никогда не было разговора о сексе с мамой, сестрой или в школе. Как я поняла, что отец насиловал сестру? Когда увидела сцену для взрослых в одном из фильмов. Я долго не могла поверить в это и плакала. Потом рассказала обо всём маме. Дома был скандал. Отец избил сначала маму, потом сестру и меня. После этого я замкнулась в себе, перестала общаться со сверстниками. Когда сестре исполнилось 17 лет, она забеременела и вышла замуж. После отъезда сестры вернулся в семью брат вместе со своей семьёй. У отца и брата начались конфликты. После очередной драки брат выгнал его из дома.

Только тогда мы с мамой выдохнули. Атмосфера в доме стала лучше, спокойнее. Именно в то время у меня появился первый интерес к мальчикам, а в 14 лет случилась первая настоящая влюблённость. Когда мама узнала о моей подростковой любви, то запугала рассказами о различных болезнях, которые передаются половым путём, о том, что ранняя беременность – это ужасно. Мне было страшно.

Я начала бояться той самой близости и, наверное, до сих пор боюсь
Через четыре года сестра вернулась домой с двумя детьми. Её муж запил и загулял. Тогда мама сказала: «Видишь, к чему приводят ранние половые отношения!» Наш восточный менталитет указывает на то, что секс должен быть после свадьбы, и я всегда считала, что это правильно. С замужеством ничего не получалось, потому что отношения с парнями не складывались. Я всегда притягивала абьюзеров, алкоголиков, бездельников. Наверное, просто разочаровалась в мужчинах, потому что в каждом видела своего отца. Теперь я точно могу сказать, что всегда боялась мужчин. В душе я всё понимала, но не могла ничего изменить. Сейчас я боюсь признаваться мужчинам, что до сих пор девственница. Был горький опыт, когда их это пугало, отталкивало и даже смешило.

Может, кто-то скажет, что невозможно за столько лет не встретить никого, не начать интимную жизнь.

Но я всё время была занята выживанием. Мне было некогда думать о сексе и мужчинах
Однажды я проснулась, а мне уже 40. Годы летят быстро. Поэтому, как бы это ни звучало банально, не тратьте время впустую, живите сейчас. Я больше жалею не о том, что в моей жизни не было половых отношений, а о потерянных возможностях. Надо было меньше страдать и усерднее учиться, поступить в университет.


Отца своего за всё, что он делал, я не простила до сих пор. Думаю, что он прощения не заслуживает. Мне обидно даже больше не за себя, а за сестру, которой он жизнь сломал. Ещё больнее то, что мама боялась его и закрывала глаза. Маме сейчас, по возможности, помогаю, а вот с сестрой почти не общаемся. Конечно, я и сейчас надежды не теряю. Хочу сменить профессию, пойти к психологу и начать жизнь заново.

M

Читать также: