Майя Акишева:
Вонг Карвай против Кейт Миддлтон, или Платье «по залёту»

ЛАЙФСТАЙЛ

Майя Акишева:
Вонг Карвай против Кейт Миддлтон, или Платье «по залёту»

ЛАЙФСТАЙЛ
Свадебное платье – пышное и сказочное или нежное и скромное? Наряд для самого счастливого дня в жизни или платье-вызов для инициации девушки? Майя Акишева специально для совместного проекта La Novia и Manshuq рассуждает об идеальной формуле свадебного платья.
Майя Акишева
8 февраля 2019
Платье, о котором мечтали в моём детстве, – китайское. Я сейчас не о гардеробе героинь Вонга Карвая, этих облегающих шёлковых платьях с воротником-стойкой и вышивкой из цветов сакуры. В Алма-Ате 80-х «китайскими» называли наивные платьица с рукавами-фонариками, вышивкой на груди, отрезной клетчатой юбкой и пояском. Если тебе покупали китайское платье, значит, ты прошла инициацию:
1) стала девочкой,
2) стала, как все девочки.

Когда ты вступала в свою девочковость, можно было начинать грезить о свадебном платье. В 90-е и 2000-е свадьбу считали самым счастливым днём в жизни женщины. Про мужчину, в скобках, думалось: «Окольцевали». Не защита диссертации, не повышение, не восхождение на Эверест, не научное открытие и даже не рождение ребёнка. Самым счастливым днём в женской жизни считалась свадьба. Соответственно, платье должно было быть роскошным, как евроремонт, и неудобным, как костёр инквизиции. Таким, СВАДЕБНЫМ, чтобы в «самойсчастливости» не осталось никакого сомнения.
Когда ты вступала в свою девочковость, можно было начинать грезить о свадебном платье
Выйти замуж означало пройти инициацию:
1) стать женщиной («нормальной», Эверест и диссертации не в счёт),
2) стать, как все женщины.

Я родилась задолго до расцвета фемповестки, и на мне программа сработала чётко. Теоретически можно было бы не расписываться, узнав о беременности. Как я поняла позже, не изменилось бы ровным счётом ничего. Мы бы так же любили друг друга. Так же растили ребёнка. Так же столкнулись с непримиримыми противоречиями и собственной незрелостью. Так же разошлись. Но я боялась быть не как все.

С другой стороны, мне нравится, что оба моих ребёнка побывали на обеих свадьбах. Можно подумать, я не хотела, чтобы самые важные люди в моей жизни пропустили такие прикольные вечеринки. Можно также подумать, что я не эксперт в использовании контрацептивов. И эта версия имеет право на существование.
Мне нравится, что оба моих ребёнка побывали на обеих свадьбах
В первый раз я выходила замуж на восьмом месяце беременности. Платье шила у портнихи, потому что готовых свадебных платьев, способных вместить пушечное ядро, не бывает. Именно так выглядел мой живот – словно готов был выстрелить вам в лицо в любой момент. Как бы то ни было, первое свадебное платье было именно что китайским. Атласное красное платье с воротником-стойкой объединяло меня с героинями Вонга Карвая. Разделяла нас с ними обувь. Стояла слякотная алматинская зима. Я приобрела к платью красные сапоги. Продавщица на барахолке, набивая цену товару, рассказала, что до меня такие же покупали стриптизёрши.

Почему я выбрала этот цвет? Тогда казалось: это вызов. Я выберу платье такой яркости, такой ошеломительной красноты, которая отметёт все подозрения в том, что мне хотелось прикинуться невинной невестой. Беременность – антоним невинности, поэтому не белое, а красное. На тебе, общественный вкус. Получи!

Когда мы с любимым мужчиной планировали (мою вторую) свадьбу – ничто не предвещало. Но так как невинность никогда не была моей сильной стороной, к свадьбе я снова подходила округлившейся. Прилетев к нам на торжество, мой друг окинул взглядом намечающееся пушечное ядро и саркастически воскликнул: «Акишева, тростиночка моя, ну не можешь ты не «по залёту»!

В этот раз у меня снова не получилось с пышным, как дом акима, платьем, в котором трудно есть, обниматься с троюродными бабушками и которому в конце вечера отрывают «хвост» ошалевшие от конкурсов друзья жениха. Я шила платье на заказ – на этот раз на него пошло кружево в виде веточек мимозы, крепдешин кремового оттенка и «сливочный» шёлк. Скромное, простое, нежное, оно не транслировало драму, как героиня Карвая, а, скорее, пыталось приобнять Кейт Миддлтон.
А платье – пусть будет, если хочется. Белое, пышное, сказочное
Ещё пара-тройка свадеб, и я выведу идеальную формулу платья. Может быть, даже решусь на фату. Шутка.

В конце концов, надеть на один день безошибочно свадебный наряд – что в этом страшного? Стать, как все девочки, да. Это как встреча Нового года. Можно залезть под одеяло с бутылкой, можно улететь на море, где не пахнет ёлкой, а можно отметить по всем канонам ­– с оливье и «Иронией судьбы». Я думаю, в третьем случае подключаешься к эгрегору – наработанному ритуалу, тысячи раз повторённому разными людьми и оттого обросшему смыслом.

Смысл белого свадебного платья давно не в невинности невесты, конечно. Наверное, смысл в карнавальном восторге переодевания и любви к нарядам. В пригодных для инстаграма фотографиях, в конце концов. Вот только искренно желаю всем невестам, чтобы свадьба не стала для них самым счастливым днём в жизни. Самые счастливые – во множественном числе – дни наступают после свадьбы. И до свадьбы наступают. И даже без. Лишь бы в этих днях были честность и любовь. Ни той, ни тост, ни платье не могут быть важнее этой самой любви. А платье – пусть будет, если хочется. Белое, пышное, сказочное. Как евроремонт.


Читайте также авторскую колонку Анастасии Щуровой и материал с Хади.
Все платья, представленные на модели, можно приобрести в салоне свадебных и вечерних платьев LA NOVIA

Благодарим за помощь в организации съёмок салон дизайна и ивентов Very Strange Avenue

Модель: Камила Нугманова

Фотограф: Наталия Пельц
Материал подготовлен при поддержке
M
Материалы по теме:
Читать ещё:
Загрузить ещё