Личный опыт: я увеличила грудь и не стала увереннее в себе

ЛАЙФСТАЙЛ
К нам в редакцию пришло ещё одно письмо с историей о том, как девушка решила сделать маммопластику. И в очередной раз мы убедились, что между размером груди и уверенностью в себе нет никакой корреляции.
Manshuq
7 октября 2019
Маммопластика – самая популярная и востребованная среди всех эстетических пластических операций, так говорит статистика по всему миру. Внести свой вклад в общую картину этих данных я решила практически случайно. Нет, я задумывалась об увеличении груди и раньше, просто это было на уровне – сделаю, может быть, когда-нибудь.

Останавливала в первую очередь цена. Я не очень умею копить деньги. Меня, к счастью, обошли стороной комплексы по поводу размера моей груди, так что брать кредит на борьбу с подобными комплексами я тоже не планировала. А вот моей коллеге, к примеру, в этом плане повезло немного меньше. При гораздо более привлекательных вводных данных – у неё стройная гармоничная фигура, коллега чрезвычайно страдала из-за маленькой груди. Мы как-то буднично обсудили это в перерыве между рабочими процессами, и именно эта будничность мне и запала в душу. Маммопластика перестала быть для меня чем-то дорогим, далёким, чем-то, без чего можно спокойно прожить: вроде сапог из последней коллекции Louis Vuitton – кто-то носит, и я могу себе позволить, если напрягусь, но так ли они мне нужны?
Через месяц после того разговора я получила внушительную премию, которую честно хотела потратить на отпуск, пока вся сумма не разошлась по мелочам, но я не нашла компанию. И внезапно я решила потратить все эти деньги на маммопластику.

Клинику нашла за три дня. За этот же срок приняла решение.
Серьёзный этап – процесс выбора
Сначала я выбирала импланты. Во-первых, они делятся на круглые и анатомические. В первом случае форма подразумевает эффект пуш-апа, который гарантирован, даже если надеть майку без бюстгальтера. А анатомические импланты дают более естественный вид груди, на которую действует земная гравитация. Я выбрала круглые, они показались мне более эффектными – хоть я и не хотела, чтобы «ненатуральность» бросалась в глаза.

Затем был долгий выбор фирмы. Это довольно ответственный момент, потому что импланты уже давно ставят на всю жизнь, и второй раз ложиться под нож в мои планы не входило. Сначала я выбрала более мягкие импланты, но хирург рекомендовала руководствоваться не только тактильными ощущениями, но и, к примеру, полагаться на опыт клиники. В итоге я выбрала импланты бренда, давно зарекомендовавшего себя на рынке. А в этом году появилась новость, что оболочка импланта именно этого бренда провоцирует лимфому, о-хо-хо. Забегая вперёд, скажу, что у маммолога я была с тех пор несколько раз и у меня всё вроде бы хорошо. В общем, при выборе производителя рекомендую много раз подумать.
Размер грудной клетки также имеет значение – у меня она довольно узкая, поэтому максимально допустимый объём заканчивался на объёме имплантов 340 мл. Иначе грудь, не вместившись, просто бы торчала с боков. Порнокарьера в мои планы не входила, и объёма 325 мл мне было вполне достаточно. Это такой уверенный третий размер при исходной «единичке».

Ещё один важный выбор, с которым нужно определиться, – это доступ для установки импланта: через подмышечную впадину, через ареолу соска или под грудью. Я выбрала последний вариант – подмышечный разрез самый незаметный, но после такой операции ждёт долгое восстановление, а разрез соска не рекомендуется нерожавшим. Кстати, насчёт кормления – имплант ставится под мышцу, при этом не затрагивается молочная железа, так что кормить я смогу без проблем. Впрочем, под железу его тоже можно установить, но так выше вероятность того, что вас не минует с возрастом обвисание груди. С подмышечной установкой этот процесс будет во много раз медленнее.
Этап подготовки и попытка сбежать
Потом была неделя, пока доставляли мои импланты, а я готовилась – сдавала аллерготест, проходила осмотр у анестезиолога, проверяла грудную клетку и вены. Без всего этого нормальная клиника на операцию вас не пустит. Была также настоятельная рекомендация не простывать и обещание не пустить меня в операционную при малейшем повышении температуры, но в назначенные семь утра я мялась на пороге клиники с температурой 37 градусов. Времени лечиться у меня не было, отпуск был рассчитан строго на реабилитационный период. На операцию меня всё же пустили после блокады антибиотиками, спасло отсутствие насморка, при котором недопустим масочный наркоз.

Почему-то тошнотворного состояния после наркоза я боялась больше всего, и когда меня раздетую, расчерченную оставили в реанимационном блоке, меня охватила паника. Я уже начала вставать, чтобы сообщить хирургу, что я передумала и пошла домой, но тут подействовало всё, чем меня обкололи, и я блаженно задремала. Не помню, сама ли я дошла до стола, но там мы ещё о чём-то поговорили с анестезиологом (он меня как-то отечески опекал, и это успокаивало), потом – маска, белый свет, и вот я уже снова лежу в реанимации и уговариваю дать мне воды. Воды не давали ещё час, поэтому меня не тошнило вообще, но было очень весело. Фото в послеоперационном корсете я отправила всем – бывшим, потенциальным будущим, подругам, семье и даже кажется, некоторым коллегам. Хотя вообще-то я планировала этот момент скрывать. Так что телефон я рекомендую не брать в руки, пока не отпустит наркоз.
Реабилитация и сложности, о которых никто не рассказывал
Три дня я провела в клинике, а потом взвыла от тоски и потребовала меня выпустить. Оказалось, что у послеоперационного периода с пребыванием дома – без специальной послеоперационной кровати, есть некоторые неудобства. Спать можно только в положении лежа на спине (кстати, организм во сне этот момент замечательно контролирует сам, и все три месяца, что мне нельзя было спать на боку, я на него и не поворачивалась). Спина, перетянутая корсетом, болела невыносимо, и каждые два часа мама убирала, а потом снова подкладывала мне подушки, потому что это был единственный способ изменить положение. Руки нельзя было поднимать выше уровня груди, ничего тяжелее кружки поднимать тоже нельзя. Ничего нельзя! И я была абсолютно беспомощна. Плюс я постоянно задыхалась, потому что мне не ставили трубки (той самой коллеге ставили, и у неё теперь заметные шрамы), а без них отёк держался очень долго.

Об этом адовом месяце после операции не писали нигде в интернете. А других операций у меня никогда прежде не было, поэтому я переживала реабилитацию с большим страданием. После того как я вышла на работу и уехала от мамы, голову мыть мне приходила соседка. Одевала меня на первых порах тоже она. Все эти нюансы тоже необходимо продумать, если вы собираетесь на маммопластику.
Сама операция, включая всё (наркоз, нахождение в клинике, компрессионные чулки и корсет), обошлась мне в 800 тысяч тенге. Эти моменты стоит уточнять, потому что где-то могут внезапно выкатить за перечисленное отдельный счёт. Анатомические импланты прибавляют к этой сумме еще 100 тысяч, они дороже. Обследование заняло три дня и обошлось в сумму около 50 тысяч тенге. Мази и антисептики после операции я приобрела ещё на десять тысяч.

В целом, всё прошло успешно. Даже несмотря на то, что внезапно, когда я находилась в другом городе, у меня началось отторжение шовных ниток, которые должны были рассосаться самостоятельно (и на одной груди они рассосались), нитки мне быстро вытащили, а шов так и остался аккуратным и незаметным.

Жалею ли я? В принципе, могла бы обойтись, зная, сколько мучений меня ждёт впереди. Но возможность носить чудесные купальники и платья, а также отказ от бюстгальтера довольно приятны. Мужчины быстро просекают, что с грудью «что-то не то», естественно мягкой она не будет ни при каком импланте, но никого из них это ещё не смущало. Выбор всегда за каждой в отдельности, но на уверенность в себе и качество жизни новая грудь всё же никак не влияет.
Фотографии Unsplash
M
Материалы по теме:
Читать ещё:
Загрузить ещё